Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Уроки литературы или уроки жизни?

12 февраля 2013, 16:11 UTC+3 Александр Цыганов (ИТАР-ТАСС, Москва)

В дискуссию вынужден был включиться даже президент

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Кого включить в школьный курс литературы – писателя Антона Чехова или писателя Асара Эппеля? Сама постановка вопроса кажется нелепой. Между тем, она существует.

Общественная палата обратилась к министру Дмитрию Ливанову и Российской академии образования с просьбой скорректировать список рекомендуемой литературы для старших классов. В Госдуме по тому же поводу ломали копья лидер справороссов Сергей Миронов и его тезка Неверов из "Единой России". Они удивлены школьной методичкой, где, по их наблюдениям, нет Куприна, Алексея Толстого и Лескова, зато есть Улицкая и Пелевин. Кто-то обратил внимание на урезанный "Тихий Дон", кто-то - на отсутствие обязательного "Медного всадника", кому-то не хватило "Дамы с собачкой" и "Человека в футляре", гоголевских "Петербургских повестей", а кому-то - Довлатова, Конецкого, Астафьева, Высоцкого...

Зато особенно жестоко всех ранил рекомендованный методичкой Эппель, о существовании которого многие не подозревали и который так всех поразил описанием кроликов.

Словом, полемика вокруг методички разгорелась нешуточная. Литература - предмет субъективный, сколько людей, столько и толкований, спорить можно до бесконечности.

В дискуссию вынужден был включиться даже президент.

"Высказываются справедливые замечания, что из /новой программы по литературе/ исчезли произведения, составляющие историческое наследие нашей страны. Сразу возникает вопрос: почему, что взамен?" - сказал Путин. Он согласен с теми, кто задается вопросом, нужно ли рекомендовать для обязательного изучения в школе произведения, пусть даже серьезные, если в них "иногда проскакивает какая-то неформальная лексика, и какие-то сцены, к которым можно относиться по-разному".

"Полагаю, что составителям новой программы по литературе стоит прислушаться к критике. Рассчитываю, что соответствующие выводы будут сделаны", - строго заметил президент.

Но при этом Путин, в отличие от многих участников дискуссии, отнюдь не стал настаивать на неизменности школьной литературной программы: "Это хорошо, что появляются новые авторы. Да, по-разному можно относиться к их политической позиции, к тому, что и как они пишут. Но современная российская литература – это часть мировой литературы, и я считаю, что мы должны к этому относиться с уважением".

Оговорка очень важная, так как, по сути, признает литературу территорией собственных размышлений и переживаний читателя, оставляет его один на один не с методичкой, а плотными библиотечными полками.

Да, в Минобрнауки сказали, что методичку разрабатывали не у них. Директор Института содержания и методов обучения Михаил Рыжаков объявил эту брошюру ошибкой, Чехов на сей раз вроде бы спасён.

Но проблема-то осталась: литература на месте не стоит, новые имена в ней появляются, число классиков пополняется. Пусть не Эппель /кстати, почему бы и не он? Лицом, как учил поэт, к лицу - лица не увидать/, но рано или поздно всё равно - надо надеяться! - появятся авторы, претендующие на место в школьной программе. И кому-то придется потесниться, ибо программа не резиновая, и мозги школьников, к сожалению, тоже. Выбор кому-то всегда будет казаться кощунственным - но он неизбежен.

Ведь преподавали же как-то прежде словесность без Чехова и Шолохова - просто потому что их не было. И выбрала их жизнь, а не методичка.

Истинный вопрос преподавания литературы, надо полагать глубже. Вопрос не в том, ЧТО обязывают и рекомендуют читать. Вопрос в том, ЧЕМУ мы хотим научить детей на уроках литературы. Мы хотим, чтобы они читали - ДЛЯ ЧЕГО? Чтобы просто уметь в деталях пересказать содержание "Анны Карениной" или чтобы извлечь из трудной судьбы аристократки позапрошлого века для себя какие-то важные переживания? И какие именно?

И тут очень важны темы, которые поднимаются на уроках литературы. Если в 5-м классе ученику еще предлагают задуматься на темы "Герои, живущие по законам чести", "Самоотверженность и мужество", "Человек в единоборстве с судьбой", "Ответственность человека за свои поступки", то далее, говоря методическим языком, начинается по большей части "протест против несправедливых порядков".

Ну, скажем, "Евгений Онегин" - это, думаете, о любви и чести? Нет – это, оказывается, о своеобразном протесте против политической системы! Гоголь – это "против неравенства и несправедливости". Лермонтов – разумеется, "непокорность и бунтарство". Из Тургенева - Базаров, который хорош, потому что нигилист. Вот и пестрит программа темами: "Обличительный пафос поэзии", "Униженные и оскорблённые в русской классике", "Кто виноват в гибели Катерины"…

Вот и выглядит унаследованный из советской школы курс классической литературы порой как торный идеологический большак, где главный герой противостоит тупой, косной, угнетающей государственной машине. И в зависимости от успеха в этом противостоянии становится либо примером для подражания, либо "лишним человеком".

Весь советский период уроки литературы по сути внушали школьникам негативное отношение к досоветской России, разбивали на неравные части историю родины.

Курс новейшей литературы не должен этот раскол усугублять.

Литература - едина, а подлинный выбор - он не между классиками и новыми авторами, он между творцами всегда современной литературы! Той, которая учит вечному: самоотверженности и мужеству, чести и совести, готовности к единоборству с судьбой и ответственности за свои поступки.

И любви к своему всегда современному Отечеству, конечно.

 

Александр ЦыгановАлександр Анатольевич Цыганов - обозреватель ИТАР-ТАСС, писатель, историк.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама