Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Томас Клестиль, федеральный президент Австрийской Республики

18 июля 2001, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ТОМАС КЛЕСТИЛЬ:

«Моя судьба должна быть примером и стимулом для молодежи…»

 

Родился 4 ноября 1932 года в Вене, в семье рабочего.
Окончил Венский экономический университет.
С 1959 по 1992 г.г. – на дипломатической работе : посол в Вашингтоне, консул в Лос-Анжелесе, постоянный представитель Австрии при ООН, генеральный секретарь МИД.
С 24 мая 1992 года — федеральный президент Австрийской Республики.

 

 

Михаил ГУСМАН: У меня есть фотография, сделанная на саммите тысячелетия в сентябре 2000 г. в Нью&Йорке. Вы стоите в первом ряду...

Томас КЛЕСТИЛЬ: Это из уважения к моему президентскому стажу, я ведь уже 9 лет президент.

М.Г.: Это уникальное явление: молодой человек из простой семьи становится лидером одной из ведущих стран мира.

Т.К.: Мой отец был простым водителем трамвая и не мечтал ни о какой карьере! Моя судьба должна быть примером и стимулом для молодежи.

М.Г.: Господин президент, мы беседуем в зале дворца Хофбург, где находилась когда-то спальня Марии-Терезии. В соседнем зале танцевал Петр I. Здесь каждый камень дышит историей. Как вы ощущаете себя в роли преемника великих личностей? Вспоминаются ли те исторические, великие события, которые проходили во дворце?

Т.К.: Полагаю, что отрекаться от своей истории нельзя, хотя это вовсе не означает, что нужно обязательно соглашаться со всем, что в ней произошло. В качестве примера приведу весьма мудрое решение нашего Федерального Президента, который в 1945-м году объявил, что сделает ту часть замка Хофбург, где когда-то правили Мария-Терезия и Иосиф Второй, резиденцией президента Австрии. Как видите, я пытаюсь путем соответствующей реставрации – подобное было сделано и в Московском Кремле – сохранить старую атмосферу и выразить тем самым свою причастность и ответственность за историческое прошлое, с учетом, конечно же, современных реалий. В этом смысле Вене, с ее историей и геополитическим положением, а также всем ее соседям в Центральной и Восточной Европе отводится, я полагаю, особая роль. И когда в Вену прибывают мои коллеги из ближайшего зарубежья, все они видят знаки, свидетельствующие об общности нашей истории.

 

В течение столетий великая династия Габсбургов укрепляла свое могущество, а вместе с ним и свою резиденцию ) королевский дворец Хофбург в Вене. Президент прекрасно знает историю этого Дворца, куда каждый день приходит на работу. Он сам водит высоких гостей по залам, показывая любимые картины.

В середине XVII века внутренний двор дворца больше напоминал крепость. Но император Леопольд, страстно увлекавшийся оперой, построил здесь новое крыло здания, ставшее местом проведения различных торжеств. Когда же испанская кузина императора Маргарита-Терезия прибыла в Вену в качестве его невесты, город и вся Европа стали свидетелями расцвета праздничной культуры барокко.

К XVII веку относится флорентийская мозаика, живопись из камня, для которой использовали лазурит, сердолик и сотни других полудрагоценных камней. Триста лет тому назад 62 таких мозаики заказал для дворца император Франц-Штефан – муж Марии-Терезии, внук герцога Тосканского.

Удивительные лунные часы 1671 года принадлежали императрице Марии-Терезии. Цифры на циферблате расположены в обратном порядке – должно быть, лежа в постели, императрица пользовалась зеркалом, чтобы узнать который час. Эти часы и по сей день там же, в ее спальне.

Сегодня это место официальных церемоний Второй республики. Здесь Президент принимает гостей, послы иностранных государств вручают верительные грамоты.

Второй Австрийская республика называется оттого, что в новой истории австрийской государственности был период безвременья. В марте 1938 года двухсоттысячная гитлеровская армия вошла в Австрию. На Хельденплатц, у старинных стен Хофбурга, Гитлер объявил об аншлюсе. Суверенное государство прекратило свое существование, превратившись в провинцию «третьего рейха». Тогда единственной державой, протестовавшей против захвата Австрии, был СССР.

 

Т.К.: Все мы в той или иной мере были вовлечены в эти события. Австрийцы обязаны были служить в германском вермахте. Где-то на русской земле я потерял одного из своих братьев – он до сих пор считается пропавшим без вести. Другой мой брат, который умер совсем недавно, тоже был обязан служить в вермахте, но мы ничего общего не имели с национал-социализмом. Это темная глава истории, и мы сейчас предпринимаем усилия по решению последних, как я надеюсь, еще открытых вопросов. Например, Австрия намеревается выплатить компенсацию – если это вообще можно компенсировать — лицам, насильно согнанным на принудительные работы во время войны, и жертвам геноцида евреев. Когда началась война, я был слишком юным, чтобы быть призванным на фронт. Я присутствовал при освобождении Вены советскими войсками. Хорошо помню бомбардировки, страшное время войны, хотя Вена в сравнении со многими русскими городами еще не так пострадала. И как раз потому, что я знаю, что такое война, я сознаю: при всей значимости экономики и введения общей валюты, мы должны рассматривать Европейский союз прежде всего как союз мира. Еще никогда в нашей истории мы не переживали такого долгого мирного периода. И именно сейчас главная задача всех государственных и политических деятелей – внести свой вклад в сохранение этого периода безопасности в Европе. И если я говорю «Европа», то к ней в полной мере относится и Россия.

 

«Советские солдаты принесли нам не только освобождение от рабства, но и сделали возможным возрождение нашего государства, дали право нашему народу называться австрийцами».
(Карл Реннер, первый послевоенный президент Австрии.)

15 мая 1955 года союзники подписали договор о восстановлении независимой Австрии. Этот день стал Днем рождения Второй республики.

 

М.Г.: Господин президент, вы 12-летним мальчишкой встретили 13 апреля 1945 года, день, когда советские войска освобождали Вену. Вспомните, пожалуйста, то время. О чем вы думали тогда, с чем связывали свое будущее?

Т.К.: Я был пятым, самым младшим ребенком в очень бедной семье. Мечтал о дальних странах, которые были так далеки, что я и в самых смелых фантазиях не допускал, что когда$нибудь окажусь там. Потом я был студентом, совмещавшим учебу с работой на производстве, разнорабочим на стройке, служащим на заводе по производству компакт-дисков и даже крупье в казино. Я сам оплачивал учебу и осуществил юношескую мечту посмотреть мир, успешно сдав экзамены в наше Министерство иностранных дел, не имея ни дяди, ни тети где-нибудь в Париже или Лондоне, которые помогли бы мне выучить иностранные языки...

 

Свои знания во французском языке будущий президент оттачивал, читая в оригинале Жоржа Сименона.

 

Т.К.: У меня есть все издания – 23 или 25 книг Жоржа Сименона об инспекторе Мегрэ. Его я читал и перечитывал по двум причинам – получая удовольствие от чтения, с одной стороны, и совершенствуя французский, с другой.

М.Г.: Вы избрали своей профессией экономику, пошли учиться на экономический факультет. Уж не сыграла ли здесь свою роль ваша предыдущая работа крупье в казино? Не она ли подтолкнула вас к такому выбору?

Т.К.: Во-первых, это было случайностью, а во-вторых, это было великолепно, потому что я, будучи крупье в казино, зарабатывал в четыре раза больше чем разнорабочий. Работая крупье четыре месяца в году, я мог, не теряя времени понапрасну, самостоятельно оплачивать свое обучение и закончить Университет, защитив в дальнейшем докторскую диссертацию.

М.Г.: Господин президент! У вас блестящая дипломатическая карьера – вы были послом Австрии в ООН. Были послом в Вашингтоне. Прошли весь путь блестящей дипломатической службы. А когда вы решили изменить экономике, отдав предпочтение дипломатии? Что подтолкнуло вас к этому?

Т.К.: Я уже говорил, что всегда мечтал посмотреть этот огромный мир. Но в бедной послевоенной Австрии возможности проводить отпуска в путешествиях по всему земному шару, заказывать различные туры, какую люди имеют сегодня, в мое время просто не было. Для меня такая возможность открылась, когда я стал работать в нашем МИДе. Мне повезло, я смог сделать хорошую карьеру. Работал в Париже, Лос-Анжелесе, Нью-Йорке и Вашингтоне, и однажды стал генеральным секретарем МИДа – человеком, который в нашей политической иерархии координирует деятельность Министерства иностранных дел. Я достиг высшей точки своей дипломатической карьеры.

И вот абсолютно неожиданно возник вопрос, почему бы мне не выставить свою кандидатуру на президентских выборах? Президент избирается народом, и, очевидно, на этой должности он захотел видеть человека с опытом работы за границей и хорошими связями в этой области. Не многие верили в мой успех – моими соперниками были очень известные и успешные политики. Но в конце концов я всех победил, в 1992 году вступил в должность президента и очень рад, что одна, значительная, часть моих функций закреплена в конституции, а именно: Федеральный президент представляет Республику за рубежом. Это означает, что я по-прежнему не просто фигурирую во внешней политике, но и вправе формировать ее. Что я с большим интересом и делаю.

 

С 26 октября 1955 года Австрия - нейтральное государство. О нейтралитете страны позаботились и география, и история, и политика.
Австрия расположена в центре Европы, через республику проходит кратчайший путь для контактов шести граничащих с ней стран, а значит, и для многих других, сопредельных.

Президент Клестиль принимает активное участие в процессе мирного урегулирования ситуации на Балканах и в других горячих точках.

В Вене проводятся международные встречи на высшем уровне, на которых обсуждаются проблемы глобального значения, здесь находятся многие структуры ООН.

Австрия сегодня – высокоразвитая, богатая страна со стабильной экономикой и отлаженными демократическими механизмами управления. Продолжительность жизни мужчин – 74 с половиной года, женщин – восемьдесят. Валовой внутренний продукт на душу населения – 26 тысяч 300 долларов. Суммарные расходы на социальные нужды в Австрии превышают средний уровень в рамках Евросоюза и составляют 28,4 процента от ВВП.

 

М.Г.: Я полагаю, что президенту не так просто убежать от охраны и провести время так, как он бы хотел. Как проводит свободное время президент Австрии?

Т.К.: Свободного времени в обычном понимании этого слова, то есть возможности без помех делать то, что нравится, у меня в общем-то нет. Например, недавно я, как частное лицо, участвовал в торжествах по случаю 200-летия со дня создания театра, в котором прошли премьеры трех опер Моцарта. И все равно и в театре я оставался президентом, давал интервью для телевидения. Для меня свободное время сводится к прогулкам в большом саду Резиденции. Проходишь несколько кругов, и скажу честно, иногда это напоминает мне прогулку заключенных в тюремном дворе раз в сутки. Но за отсутствие личной свободы у меня есть прекрасная компенсация. Это солидарность с тобой народа и его одобрение. Это радость от встреч со школьниками и пенсионерами, с людьми, которых знаешь еще с юности и которые искренне гордятся тем, что тогдашний маленький Томас сегодня стал президентом.

 

Сегодня «тогдашний маленький Томас» сам дает великолепные приемы и балы в стенах дворца Хофбург. Кого только не видели эти стены! А уж о знаменитых оперных балах и говорить не приходится!

В 1854 году австрийский император Франц-Иосиф повелел выстроить «новый оперный театр, предназначенный не только для постановок, но и для оперных балов». Открытие театра состоялось в 1869, а первый бал – 11 декабря 1877 года, тогда играл оркестр под управлением Эдуарда Штрауса, младшего брата знаменитого венского композитора. Затем на какое)то время традиция была предана забвению, и лишь в 1935 году был дан тот самый оперный бал, сценарий проведения которого сохраняется и поныне. Венский оперный бал – общеевропейское событие. Его почетные гости – представители знатных аристократических фамилий, известные политики, спортсмены, актеры.

Венский вальс – танец очень сложный. По международным стандартам его темп составляет 60 тактов или 180 шагов в минуту. Каждые две секунды танцующая пара делает полный оборот! Вот почему венские танцевальные школы всегда работают с полной нагрузкой.

 

М.Г: Когда думаешь об Австрии, то сразу вспоминаешь Альпийские горы, горные лыжи, прекрасную музыку Штрауса. Что бы вы добавили еще к портрету сегодняшней Австрии?

Т.К.: Я являюсь приверженцем традиции и горжусь этим. Штраус в Вене и Моцарт в Зальцбурге – это великолепное культурное наследие, которое мы должны хранить. Год назад я принимал председателя КНР Цзян Цзэмина и смог способствовать осуществлению мечты его молодости: он давно хотел исполнить одну китайскую народную песню на пианино Моцарта в Зальцбурге. Одним словом, в мировом сознании Австрия ассоциируется с культурой вообще и музыкой в частности, и это прекрасно.

 

Вы заметили, рассказывая об Австрии, приходится постоянно обращаться к истории. Такая это страна – с глубинными традициями.
Взять хотя бы российско-австрийские отношения. Мало кто знает, что первые официальные контакты между нашими странами были установлены в начале XVI века, во времена правления Ивана Ш и императора Максимилиана I. Тогда впервые австрийский посланник Сигизмунд фон Герберштейн отправился в Москву с миссией договориться о совместных действиях против Турции, а также примирить Россию с Польшей. Спустя годы, в 1549 году, вышел в свет его знаменитый страноведческий трактат «Записки о Московских делах». Эта книга и по сей день представляет значительный интерес.

Ну а сегодня Россия традиционный торгово-экономический партнер Австрии. В феврале 2001 года Владимир Путин посетил Австрию с рабочим визитом, в том же году был в Москве и Томас Клестиль.

 

Т.К.: Эти встречи с президентом Путиным, в которых принимали участие и наши жены, были необычайно дружественными. С самого первого момента ощущались симпатии и, конечно же, в личном общении сыграло большую роль то, что президент и его супруга свободно владеют немецким языком. Это, наверное, случайность, но моя жена (она дипломат, 5 лет проработала в нашем посольстве в Москве), как в Вене, так и в Москве изучала русский. говорит на нем и уважает вашу богатую культуру. Одним словом, у нас было очень насыщенное общение. Как двухдневная встреча в Вене, так и потом в Тироле. И мне приятно, что скоро после этого визита – что не является чем-то само собой разумеющимся – последовало ответное приглашение, чему я очень рад по целому ряду причин как политических, так и экономических, связанных с перспективами общеевропейского развития и двусторонних отношений. Я рассматриваю это как высокую оценку, данную президентом России той роли, которую пытается играть Австрия в Европе.

М.Г.: Простые люди плохо себе представляют, каков рабочий день президента. Сколько часов длится ваш рабочий день, чем он занят? И насколько профсоюзы защищают трудовые права президента Австрии?

Т.К.: Мой рабочий день, имеется в виду моя работа в офисе, длится 10-12 часов. Подготовка к предстоящему дню опять-таки требует еще нескольких часов – начиная с дороги домой и кончая подготовкой речей и интервью, вроде сегодняшнего нашего. Вы, наверное, это чувствуете, хотя я сейчас и отвечаю абсолютно спонтанно. Неприятно то, что президент – хотя и по необходимости, постоянно окружен людьми, в частности, сотрудниками службы безопасности. Он обязан сообщать, куда идет и что будет делать, какие и с кем ведет телефонные беседы. Все это делает нашу жизнь – мою, да и наверное, вашего президента Путина, очень сложной..

 

Возможно, Томас Клестиль немного лукавит. Известно, что он увлекается игрой в теннис и горными лыжами. Женат вторым браком на Маргот Лефлер, которая была руководителем его собственной канцелярии. От первой жены Эдит, с которой Клестиль прожил 37 лет, имеет двух сыновей и дочь.

На вопрос корреспондента популярного журнала «Ньюс» в чем причина их развода, Клестиль ответил без всякой дипломатии: «Политики тоже люди, переживающие и радости, и огорчения. У них также могут возникнуть семейные проблемы».

Клестиль откровенен с австрийцами, а они, в свою очередь, доверяют своему президенту, не случайно, в результате выборов 19 апреля 1998 года он вновь занял президентский пост на второй шестилетний срок.

 

Т.К.: Второй раз было проще – я собрал две трети голосов. Первый раз было сложно. И как я тогда сказал выборщикам: «Важнейшим капиталом для президента является доверие населения. Об этом доверии я и прошу вас, и буду делать все, чтобы не разочаровать вас».

М.Г.: Существуют такие понятия: вершина успеха, вершина карьеры, вершина власти. Вам удалось достичь всех этих трех вершин. Что бы вы хотели пожелать молодым людям в Австрии, в России, да и во всем мире, которые стоят у подножия этих вершин и которым только предстоит их покорить?

Т.К.: Полагаю, абсолютно невозможно, чтобы какой-нибудь молодой человек точно определил для себя, что станет высшей точкой его профессиональной карьеры. Необходимо от этапа к этапу стараться действовать с полной отдачей, в полную меру своих способностей и умело использовать объективно складывающиеся возможности для того, чтобы сделать следующий шаг. Даже чувствуя, что у меня нет шансов, я все равно принимал все вызовы, которые бросала мне жизнь. И боролся. В оставшиеся 3,5 года моего президентского срока я постараюсь добиться дальнейшей интеграции и усиления Европы.

М.Г.: Очень важно показать людям, что в этом дворце, из которого правили цезари, кайзеры, и императоры, сегодня находится простой мальчишка, достигший вершины власти без чьей-либо помощи, благодаря лишь собственным стараниям.

Т.К.: Я расцениваю эти слова, как большой комплимент в адрес Австрии, страны, где такой человек как я может стать президентом.

 

2001 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама