Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Вацлав Гавел, президент Чешской Республики

16 ноября 2000, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ВАЦЛАВ ГАВЕЛ:

«В жизни очень важно сохранить состояние постоянного удивления...»

 

 Родился 5 октября 1936 г. в Праге.
Изучал искусство драматургии в Пражской академии искусства.
В 1963 г. театр «На Забрадли» поставил первую пьесу Гавела «Вечеринка в саду».
В 1969 г. получил Государственную премию Австрии по литературе.
Занимал ключевые позиции в движении Гражданский Форум.
29 декабря 1989 г. был избран президентом Чехословакии.
5 июля 1990 г. переизбран на двухлетний срок.
В январе 1993 г. избран президентом Чешской Республики.

 

Вацлав Гавел – последний президент Чехословакии и первый президент Чешской Республики. Один из нас, жителей Земли, он так же, как и мы, попал в водоворот событий второй половины ХХ века. Его жизнь и судьбу во многом определило наше бурное, переменчивое время и жестокая схватка идеологий. Но он, в отличие от многих из нас, лично повлиял на политические процессы, происходившие в Европе. И мирный характер развития этих процессов в Чехословакии и позднее в Чехии – тоже во многом достижение Гавела.

Время выбирает нас или мы не соглашаемся стать щепкой на волнах этого бурного течения времени?

 

 

Михаил ГУСМАН: Политический успех – это большое бремя, бремя ответственности. Человек, добившийся высот власти, вынужден во многом отказаться от собственного я, подавить свои желания, поставив во главу угла интересы своего народа и государства! Древняя мудрость гласит: «Владею, потому что отказался...». От чего же пришлось отказаться вам, господин президент?

Вацлав ГАВЕЛ: Я с утра до ночи нахожусь среди людей, и это мне кое-чем напоминает тюремное заключение, ведь там мы тоже жили в коллективе 24 часа в сутки.

Это мне мешает. Я мечтаю об уединении. А оставшись наедине с самим собой, я чаще всего обдумываю рабочие дела, проблемы, связанные с моей должностью. Иногда случается думать и об общих вопросах мироздания, и часто я мечтаю о времени, когда уже не буду занимать президентскую должность и решать эти каждодневные проблемы, а смогу погрузиться в творчество, чтение и размышление. Мне бы хотелось пополнять свой интеллектуальный запас, а не только раздавать его постоянно во все стороны. По прошествии долгих лет я чувствую, что начинаю от этого уставать.

М.Г.: Ваша жизнь политика насыщена самыми разными событиями. Были в ней и тюрьмы, и должность президента суверенного государства. Что на этом пути вам кажется случайным, а что закономерным?

В.Г.: Что касается моей жизни в целом, могу сказать, что если ее рассказывать вкратце, то она может кому-то показаться приключенческим романом. Где еще встретишь такой сюжет: спустя два месяца после освобождения из заключения я становлюсь президентом своей страны.

Но хотелось бы отметить, что по сути своей я человек не авантюрный. Я люблю покой, благополучие, гармонию вокруг себя. Этот парадокс, несоответствие моей спокойной натуры и беспокойной жизни, которую мне пришлось прожить, очевидно, связан с характером той эпохи, в которую я живу.

 

5 октября 1936 года Вацлав Гавел выиграл счастливый билет, родившись в знатной и богатой семье крупного предпринимателя. Его дед построил известный пражский концертный зал «Люцерна», в котором выступали Шаляпин и Анна Павлова, и основал крупнейшую в Чехословакии кинокомпанию «Люцернафильм». Вацлав сразу становился наследником очень большого состояния.
Девяти лет от роду, в семейном альбоме Гавел так описал события 9 мая 1945 года: «Немцы удирали в основном мимо города Нова Вес к Шафранкам и дальше к Драгонину. Они бросали за собой много боеприпасов, машин, пушек, коней. Русские гранаты долетали до самого Гавлова. Нам, детям, было страшно (да и взрослым тоже, я думаю), я хотел бы оказаться в этот момент в Австралии. Но все кончилось хорошо, и на следующий день, 10 мая, русские уже были в Ждарце. Таким был конец войны и для нас тоже».
Спустя три года, в феврале 1948, к власти в Чехословакии пришли коммунисты, и счастливый билет Вацлава на долгие годы стал его черной меткой.

 

В.Г.: Само предместье – Баррандов – строил мой отец. Это квартал, состоящий из особняков, среди которых выделяется здание ресторана. А вот киностудию «Баррандов» строил мой дядя, брат отца, предприниматель в области кинематографии.

Из вышесказанного ясно, что я происхожу из семьи предпринимателей, то есть из буржуазной семьи, которая весьма пострадала от классовой борьбы – нас постоянно переселяли, отец даже некоторое время провел в заключении, я не мог учиться и не получил систематического образования. Таково было время 1950-х годов, в котором я рос. Однако у меня на все сложилось собственное мнение, независимый взгляд; я думал собственным умом. Семейный круг, среда, в которой я вырастал, мне дали немало, особенно повлияли книги из домашней библиотеки и определенная культурная атмосфера.

 

А еще любовь и нежность, окружавшие дома маленького Веноушка – так называла его мама, описывая в дневнике все достижения своего малыша. Может быть, именно эта «интеллектуальная атмосфера высокого гуманизма», атмосфера любви и гармонии в самом начале сформировала главное в характере Гавела.
В 1989 году, во время «бархатной революции», когда Гавел стал лидером «Гражданского Форума», он так формулировал свое кредо: «Правда и любовь победят ложь и ненависть». Слова великого чеха Яна Гуса «Правда победит» вышиты теперь на президентском штандарте. А о победе Любви всегда напоминает автограф Гавела – непременное сердечко, чем-то напоминающее латинскую букву V: «виктории», победа. Победа! Он подписывался так, когда был молодым драматургом, подписывается так и сегодня 29 декабря 1989 года парламент избирает Вацлава Гавела президентом Чехословакии.

 

М.Г.: В своей книге «Заочный вопрос» вы описали то влияние, которое оказала на вас культура 1960-х годов. Чем именно поразил вас андеграунд, литература, музыка, живопись того времени?

В.Г.: Я чувствую себя составной частью 1960$х годов. Особое это было время для всего мира, продуктивное в духовном и культурном направлениях. Тогда еще я мог выезжать за границу, поэтому в конце 1960-х годов я был в США, ездил по Европе...

Музыка «Битлз», «Роллинг Стоунз», «Вельвет андеграунд», мода – все это принадлежит тому времени, времени тихого противостояния молодого поколения и истеблишмента периода холодной войны.

В те годы возникло много интересных произведений искусства. У нас, в Чехии, это было движение «новой волны» в кино. Это были фильмы очень интересные и известные во всём мире.

Мы начинали в так называемых «маленьких театрах», в которых и я ставил свои первые пьесы.

М.Г.: Я слышал, что вы первую пьесу написали тогда, когда служили сапером в Чешска Будуевице – «Жизнь впереди»? 

В.Г.: Это было именно так. Но данную пьесу я не причисляю только к своим произведениям. Пьесу мы написали вместе с моим приятелем, солдатом Карелом Брындой, когда мы вместе служили в армии. Написали для ребят – наших сослуживцев. В те времена к армейской самодеятельности относились с одобрением и всячески ее поддерживали, поэтому мы хотели создать свою труппу и таким образом, собственно говоря, увиливать от военной службы. По своему характеру пьеса была шутливой, но все же довольно критичной...

М.Г.: Армейским идеологам она не понравилась?

В.Г.: Позже они нас разгадали, поняв, что мы над ними немного подшучиваем, поэтому представление запретили.

Моей первой самостоятельной работой была пьеса «Вечеринка в саду».

 

«Вечеринка в саду» сразу получила признание. Гавел становится очень модным драматургом. Наступает полоса удач: постановки в театрах, приз национального телевидения, интервью Би-Би-Си. Ему даже удается, несмотря на происхождение, закончить заочно театральный факультет Пражской академии изящных искусств. «В этом театре была замечательная, неповторимая атмосфера. Это была своего рода манифестация свободы...» – позже напишет Гавел.

 

В.Г.: В 1960-х годах мои пьесы еще ставились, хотя проблемы с цензорами возникали постоянно. Тексты пьес, с точки зрения цензуры, были всегда на границе допустимого. И лишь после советской оккупации в 1968-м году их резко запрещают, а в моей жизни начинаются проблемы, преследования, заключения и так далее.... Поэтому необходимо эти два периода различать.

 

Не получилось «социализма с человеческим лицом», не получилось хотя бы приоткрыть железный занавес. На долгие 20 лет войска стран Варшавского договора остаются на территории Чехословакии. Наступают времена так называемой «нормализации». Пьесы Гавела можно прочитать только в самиздате или увидеть в постановке западных театров. Но долго сидеть молча Гавел не привык, он пишет открытое письмо Густаву Гусаку – генеральному секретарю ЦК КПЧ, выступает как составитель самиздатовских сборников, участвует в создании платформы независимого мышления «Хартия 77», которую подпишет 241 человек. Он открыто заявляет о своем несогласии с режимом. Режим отвечает знакомыми методами – арестом, тюрьмой. С 1970 по 1989 год Вацлав Гавел находился в заключении в общей сложности пять лет.

 

В.Г.: Я, конечно, был очень рад, что меня отпустили на свободу раньше положенного срока, однако я уверен, что и для этого срока не было никаких оснований, и что я вообще не должен был находиться в заключении. Меня спрашивали: что вы чувствуете, находясь на свободе? Я отвечал так: чувствовать себя свободным человеком прекрасно, но я бы никому не рекомендовал попасть в тюрьму для того, чтобы это ощутить.

 

«Я очень рада, что Вашека отпустили. Я этого ждала!»
Это слова Ольги – первой жены Гавела. Они прожили вместе больше 30 лет, поженившись совсем молодыми. Невзгоды, борьба, тюрьмы, победы, президентство – всегда Ольга была рядом. Главная работа Ольги Гавеловой в последние годы ее жизни – благотворительность и прежде всего – забота о тяжело больных гражданах Чехословакии.
Так распорядилась судьба – Ольга ушла из жизни раньше 27 января 1993 года, исторического дня, когда Вацлав Гавел был избран Президентом Чешской Республики.
Гавел тяжело переживал утрату. Выкуривал по 60 сигарет в день, боролся с бесконечными болезнями и стрессами. И в конце 1996 года попал в больницу: оказалось, что плохо с легкими и нужна срочная операция. В эти дни все время рядом с ним подруга, актриса Дагмар Вешкрнова. Они поженились 4 января 1997 года, устроив скромное, небольшое торжество только для близких.
Дагмар трудно быть женой президента. Очень чехи любили Ольгу и очень ревностно следят за каждым шагом Дагмар. А она обожает пошутить, не всегда соответствует обывательским представлениям о том, какой должна быть первая леди страны. Может засвистеть в палате депутатов, если кто)то начнет ругать Гавела, хочет вернуться на сцену, любит своих бульдогов. Но главное в ее жизни – Вацлав. Гавел говорит, что «от смерти его спасла любовь жены».

 

В.Г.: Я всегда считал, что Дагмар должна продолжать играть в театре. Почему бы, собственно говоря, и нет? Можно было бы сделать график работы более свободным, выступать не каждый вечер, а, например, два раза в месяц. Но, оказалось, что это не очень совмещается с ее положением, поэтому Дагмар играть перестала. Прошло время, она стала скучать по театру. Сейчас появилась возможность возобновить спектакли с ее участием. Дагмар снова будет играть. Хотя возвращение на сцену будет для нее не простым делом, учитывая повышенный интерес средств массовой информации к ее персоне. Но я все-таки рад, что она возвращается в театр, возвращается к своей первоначальной профессии и к самой себе.

М.Г.: Меня не поймут в России, если я не коснусь двух тем, которые всегда поднимаются в разговоре с чехами. Вечные темы – пиво и хоккей, хоккей и пиво!

В.Г.: Хоккей – это спорт, в котором мы в течение долгих десятилетий добиваемся успехов значительно больших, чем это позволяет сделать географическая площадь нашей страны. Мы не раз побеждали огромную Россию или огромную Канаду, не говоря уже об Америке. Это правда. Это наш традиционный вид спорта.

С некоторыми хоккеистами я лично знаком, хоккей смотреть люблю, всегда восхищаюсь мастерством, скоростью, быстротой реакции спортсменов, хотя сам с трудом держусь на коньках.

Что касается пива, то могу сказать, что обычно по утрам я выпиваю маленький стакан пльзеньского. Пью его как лекарство, потом в течение дня могу выпить еще один стакан, не больше. Я не принадлежу к большим любителям пива, скорее предпочитаю вино, тем не менее, чешское пиво – это хорошее пиво, оно имеет свою традицию. Мне лично оно нравится больше, чем импортное, но, может быть, лишь потому, что я к нему привык. Я по опыту работы на пивоваренном заводе знаю, что качество пива переменчиво.

Каждая варка по вкусу чем-то отличается, это зависит от разных обстоятельств, например, от качества воды и чего-то другого. Поэтому утверждать, что один сорт пива лучше другого, опрометчиво. Иногда случается, что 2-3 бочки менее известного сорта могут по своим вкусовым качествам оказаться лучше пива общепризнанного.

М.Г.: Я слышал, что готовить и принимать гостей – редкое, но очень большое удовольствие и настоящий отдых для президента. Какими блюдами вы их потчуете?

В.Г.: Я не люблю готовить по рецептам. Не буду же я копировать то, что уже было кем-то придумано. А если и пользуюсь чужими идеями или рецептами из кулинарной книги, то только как источником вдохновения, мне бы было не интересно механически копировать блюдо, кем-то ранее придуманное.

 

Нелюбовь к копированию... Она проявляется не только в области кулинарии. В книге «Летние размышления» Гавел так определяет свои политические пристрастия: «Прежде всего и главное: я никогда в жизни не отождествлял себя с какой)либо идеологией, вероучением или доктриной, правой, левой или иной, так же, как с какой-либо готовой или замкнутой системой учения о мире. Наоборот, я всегда стремился судить обо всем собственным разумом, непредвзято и жестко сопротивлялся любой попытке включить меня в ту или иную обойму».
Несколько лет Гавел для многих оставался обаятельным и неловким, гуманным и терпимым символом революции. В 1992 году этот образ стал меняться. Гавел, ни минуты не колеблясь, выступил против развала Чехословакии, хотя все в один голос были «за». Он говорил: «Агрессивный национализм – тяжелая болезнь. Она поражает мозг. Все разумные доводы в пользу единого государства чехов и словаков разбиваются о гордо выпяченную грудь». 20 июля 1992 года в знак протеста против развала Чехословакии Гавел ушел в отставку.
А через полгода – в январе 1993 года – его избрали первым президентом Чешской Республики. И свой первый официальный визит в новом качестве он нанес в независимую Словакию.
Спустя пять лет, на выборах 1998 года, противники Гавела решили, что за человеческой порядочностью обязательно должна скрываться слабость. Но они недооценили Вацлава Гавела, политический опыт сделал его сильным и решительным. Чехи подтвердили свою приверженность действующему президенту, Гавел остался президентом Чехии на второй срок.

 

В.Г.: Нельзя утверждать, что все гонения на меня повлияли отрицательно. Я не стал воинственно настроенным антикоммунистом, но практически всегда был приверженцем свободы, демократии и разумности в отношениях между людьми и между народами.

 

За 11 лет своего пребывания у власти Вацлав Гавел многое делал посвоему и оценивал по-своему. Он выступал против обнародования списков людей, сотрудничавших с бывшей службой госбезопасности.
Не поддержал идею демонтажа в пражском районе Смихов памятника советским танкистам, погибшим за освобождение Чехословакии.
Высказался против запрещения компартии, утверждая, что «цивилизованное общество не может запретить компартию. Нужна индивидуальная ответственность преступников, которые от ее имени действовали». Гавел назвал изгнание судетских немцев с территории Чехословакии после Второй мировой войны противоправным актом, что вызвало бурю возмущения в стране. Наконец, Вацлав Гавел был первым международным лидером, который открыто поддержал Бориса Ельцина в августе 1991 года.

 

В.Г.: С президентом Ельциным я подружился еще до того, как он был избран на этот пост. Ельцин посетил с визитом Прагу, я же с ним встречался в Москве еще во времена правления Горбачева. Вспоминаю, что на эту встречу Борис Николаевич специально приехал откуда-то издалека.

Во время «янаевского» путча я, конечно, тут же позвонил Ельцину в «Белый дом» и поговорил с ним. После этой беседы с помощью радио «Свобода» я обратился к россиянам, высказал им свою симпатию и свое отвращение к этим насильникам, к этим путчистам. Я думаю, что вел себя тогда так же, как повели бы себя многие из моих сограждан.

Они русских любят, но, поддерживая свободу и демократию, очень чутко реагируют на всякое проявление насилия и авторитаризма.

М.Г.: Господин президент, а что такое жизнь в вашем поноимании?

В.Г.: Само собой разумеется, вы не ждете от меня какого-то точного определения. На мой взгляд, в жизни очень важно сохранить состояние постоянного удивления.

Жизнь – это чудо, внутри которого находится другое великое чудо – человек, рефлексирующий, размышляющий о своем существовании, осознающий самого себя. Это великая тайна, а я большой друг всякого познания, исследования, любознательности, но одновременно считаю, что ни одно, пусть самое идеальное и тщательное, исследование не должно служить причиной появления гордыни, чувства, что мы все знаем и все поняли. Это тайна, которую в принципе нам не дано понять – мир, бытие, человеческая жизнь и душа.

 

2000 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама