Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Вайра Вике-Фрейберга, президент Латвийской Республики

9 августа 2001, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ВАЙРА ВИКЕ-ФРЕЙБЕРГА:

«Я в равной степени была готова и стать президентом, и не стать им...»

 

Родилась 1 декабря 1937 г. в Риге.
В 1944 г. эмигрировала с семьей в Канаду. Работала с 16 лет: нянькой, кассиром, учителем французского языка.
Окончила Торонтский университет. Магистр экспериментальной психологии.
Руководила Федерацией общественных наук в Канаде.
В 1998 г. вернулась в Латвию.
17 июня 1999 г. избрана Президентом Латвии.

 

 

Михаил ГУСМАН: Вы были участницей Саммита 2000 в Нью-Йорке. Одной из пяти женщин – глав государств. Позвольте поинтересоваться, какие чувства вы испытывали, представляя свою страну, небольшую, но славную Латвию, на этом форуме?

ВИКЕ-ФРЕЙБЕРГА: В одном месте собрались представители правительств всех стран мира. Встретились в открытой дружественной обстановке, в которой легко было общаться. И я в тот момент хотела, чтобы такая возможность вести диалог и сотрудничать друг с другом распространилась в отношениях между всеми государствами планеты.

Чтобы люди нашли способ слышать и понимать собеседника, мирно ликвидируя разногласия и конфликты и создавая тем самым новую эру.

 

17 июня 1999 года латвийские парламентарии не спали всю ночь – шло горячее и непростое обсуждение кандидатур на пост президента.
Дело в том, что по Конституции Латвии президента выбирает не народ, а его избранники – депутаты Сейма. Их всего 100 человек.
Лишь под утро была найдена компромиссная фигура – президентом страны стала мало кому известная канадская латышка, вернувшаяся на Родину лишь год назад и возглавлявшая ничем не приметный Институт Латвии. Правда, все же было известно, что она имеет ученую степень, хорошие манеры и любит дайны.
Госпожа Вике-Фрейберга оказалась первой женщиной-президентом в Восточной Европе.

 

М.Г.: Был ли в вашей жизни такой день, когда вы сами себе сказали: «Я стану президентом своей страны»?

В.-Ф.: Нет, я этого не могла сказать до самой последней минуты. Процесс выборов шел очень напряженно, с неожиданностями, паузами, и до последнего момента нельзя было узнать результатов. Я в равной степени была готова и стать президентом, и не стать им, продолжая жить, как раньше.

Люди меня спрашивали: по силам ли мне принять эту должность? Я серьезно задумывалась об этом и убеждена, что по силам. Другое дело, я не была готова к избирательной кампании. И исход ее зависел от того, как сложатся обстоятельства. Как судьба решит, так оно и будет. И все произошло так, как произошло. Видимо, звезды удачно расположились.

 

Вике-Фрейберга была нейтральным человеком, не вовлеченным ни в какие политические игры. Это обстоятельство в значительной мере способствовало ее избранию на президентский пост.
Вайра сразу же отказалась от канадского гражданства, чтобы не нарушать латвийских законов. Обычно такая процедура длится не меньше полугода, ей понадобился один день.
Несмотря на то, что долгие годы Вайра жила на чужбине, ее латышский язык безупречен. Чего не скажешь о многих ее соотечественниках, которые, оставаясь в Латвии, родной язык забыли.

 

В.-Ф.: Вернувшись в Латвию, я столкнулась с драматической ситуацией. Все говорили по-русски. Задав в трамвае вопрос на латышском языке, я вынуждена была по пятнадцать минут дожидаться человека, который смог бы на него ответить. Это я знаю по себе. И подобных случаев я могла бы привести немало. Сейчас мы стараемся вернуть латышскому языку право на существование в Латвии.

 

В Канаде Вайра, работая психологом, всегда выкраивала время для занятий латышским фольклором. Она вообще была очень активным и деятельным членом латышской диаспоры.

 

В.-Ф.: В свободное время я начала заниматься с молодежью, рассказывать молодым людям о фольклоре как о части нашего культурного наследия. Я старалась воспитывать у них патриотизм, чувство принадлежности к латышскому народу. Чтобы читать лекции, я была вынуждена и сама учиться. И наступил такой момент, когда я увидела в этой теме фольклора интересный материал, совсем неизученный, но дающий широкие возможности для научного анализа. Объединив свои знания о фольклоре со своими знаниями в области психологии и этнографии, я фактически создала новую научную дисциплину.

 

Несколько научных трудов Вике-Фрейберги посвящены дайнам – народным латышским песням, они чем-то похожи на наши частушки, только не такие веселые...
Любовь и уважение к родному языку Вайре прививали родители, причем делали это довольно строгими методами.

 

В.-Ф.: Как-то на Рождество я приехала из Касабланки, где жила в интернате, домой в деревню. Села к столу и начала говорить с французским акцентом, помогая себе руками. И папа меня отругал. Он сказал: ты говоришь не как латышка! По-французски говорят так, а по-латышски иначе, и нужно отличать одно от другого. Это замечание мне не очень понравилось, но я была воспитана в том духе, что надо родителей уважать и слушать, что они говорят.

Я старалась говорить по-латышски так, как заведено в Латвии, а по-французски – как положено во Франции. И по-английски, как говорят в Канаде. Стараюсь подстраиваться к каждой среде и уважать каждый язык, учитывая его особенностями. Человек должен быть внимательным, чтобы не смешивать языки. Стиль мышления, язык жестов тоже. Во Франции приняты одни жесты, в Латвии другие.

 

В первый год ее президентства был принят непопулярный, скажем прямо, – драконовский, закон о государственном языке.

 

В.-Ф.: Мы хотим говорить по-латышски и получать услуги на латышском языке. Это означает, что люди других народностей должны учить латышский так, как когда-то латыши учили русский язык.

 

Вообще, расчет на то, что Вайра Вике-Фрейберга будет сговорчивым и мягким оппонентом, не оправдался, за два года она сумела доказать, что не является политической марионеткой. Она смело заворачивает законопроекты обратно в Сейм и при малейшем давлении цитирует свои права по Конституции.

 

М.Г.: Не знаю, комплиментом для вас прозвучит следующее замечание или, наоборот, критикой. Одна английская газета вас сравнила с «железной леди» Маргарет Тэтчер. По мнению газеты, вы своими делами, поступками и речами чем-то ее напоминаете, даже своей жесткостью. Насколько это сравнение справедливо?

В.-Ф.: Такое замечание я воспринимаю как комплимент. Двусмысленные заявления я стараюсь воспринимать исключительно как комплимент, и не иначе. Я думаю, что у меня есть своя жесткость и свой хребет. Я не из пугливых, меня трудно запугать. Я человек принципов, и в этом смысле, возможно, есть какое-то сходство между мной и Тэтчер.

 

Ну что ж, звезды звездами, а все-таки в реальной жизни индивидуальность, характер человека определяют многое, если не все. Школу выживания Вайра прошла очень жестокую, причем в самом нежном, юном возрасте.

 

М.Г.: Я хотел бы вернуться в ваше детство. В 1944 году вы семилетней девочкой покидали родную Ригу. И оставили ее не по своей воле. Каким у вас осталось в памяти ваше детство?

В.-Ф.: Я помню очень многое. Есть люди, которые ничего не помнят о своем детстве, потому что были травмированы и все забыли. Но в моей памяти, наоборот, все сохранилось в деталях до мельчайших подробностей. Я помню точно, как мы покидали дом. Моя мать в последние перед отъездом дни выстирала и повесила на окна шторы, думая о том, что если мы вернемся домой, дом будет чистым и в порядке. Ну а если придут чужие люди, – у нее были такие подозрения, – они поймут, что здесь жили порядочные люди.

М.Г.: Ваш путь на чужбину был достаточно сложным: Германия, Марокко, наконец, Канада. Легко предположить, это были тяжелые для вас годы. Как вы сейчас воспринимаете этот период своей жизни?

В.-Ф.: Было очень тяжело, особенно в тот год, когда мы оставили дом. Моя сестричка умерла тогда, мы все болели, голодали, испытывали страх, ужас перед смертью.

Когда мы попали в Германию, мы жили в городе, полностью разрушенном бомбардировками. Это неприятный год в моей жизни. Но уже в то время я искала в себе, насколько возможно, умение расслабляться, освобождаться от стресса. Я сначала даже не могла ходить гулять, у меня не было обуви, а потом мне сшили тапочки, и мы стали выходить на улицу. И там я увидела под развалинами подснежничек. Появилось чувство, что есть смысл жить. Жить! Маленький ребенок тоже может страдать от безнадежности. А этот цветок подарил мне надежду. Научившись в детстве искать в своей жизни зерна радости, я всегда стараюсь в любой ситуации найти что-то красивое, интересное. Такое, что заставляет чувствовать: жизнь может быть прекрасной.

М.Г.: А теперь обратимся к канадскому периоду вашей жизни. Вы днем работали, вечером учились. Тоже по-своему непростое время, не так ли?

В.-Ф.: Первый год, проведенный в Канаде, был вторым труднейшим годом в моей жизни. Мне было шестнадцать лет, как личность я сформировалась в Касабланке. Там остались друзья, общественная жизнь. Мне очень нравилась эта среда, солнце, небо, море, французская культура.

И вот мы приехали в Торонто. Там все было иным: другого стиля дома – из красного кирпича, темное небо, чужой – английский – язык. Оставшись без образования в шестнадцать лет, я стыдилась этого, чувствовала себя униженной, мне хотелось учиться. Но у нас был долг, чтобы заплатить за переезд, и мне нужно было идти работать. Таким образом, через несколько дней после приезда в Торонто я одновременно начала искать место работы и место учебы.

И я училась на курсах корреспондентов в вечерней школе. Делала все, чтобы моя жизнь не остановилась. Мне не нравилось работать кассиром в банке, но я старалась делать как можно лучше эту работу. Было очень трудно общаться с людьми – для этого я слишком плохо знала английский язык, а люди говорили с разными акцентами – китайским, шотландским, что делало их речь непонятной. У меня не было друзей, не с кем было познакомиться, и я испытывала сильный стресс. Это было тяжело, и второй раз я бы не хотела этого пережить. Но в конце концов я получила большой жизненный опыт.

 

Но Вайра Вике-Фрейберга духом не падала. Помните сформулированный ею в семь лет принцип – стараться в любой ситуации отыскать что-то прекрасное, чтобы почувствовать: есть смысл жить! Госпожа президент считает, что в жизни очень важно излучать положительные эмоции и настраиваться на положительный результат.

 

М.Г.: Я слышал, что вы были очень популярны в диаспоре, любили выступать на ее митингах и делали это блистательно: вам не чужд дар Цицерона.

В.-Ф.: Спасибо. Признательна вам за комплимент. Действительно, мне повезло в том смысле, что мои слушатели, члены диаспоры, слушали меня с интересом. Я считаю, что, выступая перед любой аудиторией, мне нужно завоевать ее доверие, внимание. Но не любой ценой.

М.Г.: Аудиторию в моем лице вы уже завоевали.

В.-Ф.: Да, я серьезно воспринимаю свою аудиторию и стараюсь обращаться, глядя в глаза. Если в начале встречи слушатели сидят с равнодушными глазами, я стараюсь дать им заряд энергии, чтобы глаза начали блестеть, появился интерес. Добиться этого непросто, приходится много работать, и потому есть результаты.

 

Одним из первых таких результатов стало замужество Вайры. В 1958 году латышская диаспора в Канаде устроила праздник молодежи, на конкурсе ораторов победила, конечно же, Вайра. Она оказалась в центре всеобщего внимания!

 

М.Г.: В Канаде вы встретились с человеком, ставшим вашим супругом. И вот уже чуть больше сорока лет вы с Имантом идете по жизни рука об руку. Как вы познакомились с вашим мужем?

В.-Ф.: Очень просто. Как часто делают молодые люди, мы отправились на студенческий бал. Этот бал проводился в университете Торонто, в клубе, где собиралось не слишком много народа. И нам было очень весело. Я пошла на бал с одним молодым человеком, и он познакомил меня со своим другом, коллегой по корпорации, голубоглазым, с круглыми щеками, похожим на мальчика юношей. Он жил во Франции, а я говорила по-французски, и у нас нашлось что-то общее. Мне сказали, что этот парень – студент первого курса, а я в то время училась на втором. И я думаю – меня студенты первого курса не интересуют, они моложе меня. Так уж я была воспитана: меня привлекали молодые люди постарше. И поэтому я достаточно долго на него не обращала внимания. А он решил, что девушка его тоже не очень-то интересует, не пойдет же он из-за меня драться.

М.Г.: Как выяснилось, вы оба ошибались.

В.-Ф.: Мы оба ошибались! Но, к счастью, потом посмотрели друг на друга второй раз. В дальнейшем совместная жизнь в Латвии, Германии, Канаде нас только сблизила.

 

Как известно, истинность человеческих отношений проявляется в сложные, поворотные моменты. В жизни Иманта и Вайры было их немало.
После победы жены на президентских выборах, Имант – профессор Квебекского университета, разорвал сверхвыгодный контракт с компьютерной фирмой в Канаде и переехал в Латвию, чтобы быть рядом с любимой Вайрой.

 

В.-Ф.: Перед выборами я поговорила с мужем и детьми, считая, что должность президента наложит ответственность и на них, их жизнь не останется такой, какая была раньше. И мои родные поддержали меня, хотя им не нравится, особенно сыну, публичное внимание публики. Все они заявили, что я должна согласиться на пост президента, и я им очень благодарна за это.

М.Г.: Как-то ваш супруг сказал, что домашние обязанности вы выполняете по очереди: неделю он, неделю вы. Такой порядок сохраняется и по сей день? Или сейчас ситуация изменилась?

В.-Ф.: Наша домашняя жизнь сейчас совершенно другая. Ныне ни у него нет времени варить и жарить, ни у меня. Но у нас есть повар, и у нас есть помощник по хозяйству.

М.Г.: Повар поваром, а как же знаменитое рагу из зайца и мясные, овощные супы, которыми хвалился ваш муж?

В.-Ф.: Он не разучился готовить, ему удаются и не такие рецепты. Я могу вам рассказать.

М.Г.: По его словам, это вы готовили рагу из зайца.

В.-Ф.: Когда у меня есть время. Это занятие требует времени. Я могла бы приготовить креветки или морские ракушки,

М.Г.: У меня слюнки текут.

В.-Ф.: И груши в винном соусе. Очень хорошие блюда умею приготовить, если бы было время, но времени нет.

М.Г.: Говорят, вы привезли из Канады двух кошек породы бурма. Как им живется в резиденции президента?

В.-Ф.: Кошки как кошки – всегда падают на ноги, и наши тоже. Как только муж привез их в ящиках из Канады и освободил, они обошли все балконы, все этажи, все комнаты резиденции и только тогда убедились, что они в своем доме. С тех пор чувствуют себя очень хорошо. Они не молоды, им около четырнадцати лет, но отличаются живостью, бегают вокруг, играют друг с другом.

М.Г.: По-моему, порода бурма очень редкая. Я впервые слышу о ней.

В.-Ф.: Да, она нечасто встречается даже в Канаде – был только одни питомник, но и там перестали выращивать кошек такой породы. Мне же они понравились еще тогда, когда мы жили год в Оксфорде и снимали там дом. А у хозяйки кот породы бурма, звали его Расмус. И это был такой милый, такой красивый кот, что мы его очень полюбили. А когда пришло время ехать в Канаду, умерла наша собачка, и мы подумали, что было бы хорошо взять с собой кота. Я много труда затратила, чтобы найти животных такой породы. А чтобы кот не скучал, оставаясь днем, пока мы на работе, один, мы взяли еще и кошку. Кот – Орешек – классического цвета, а кошка очень миниатюрная и очень красивая, почти такого же голубого цвета, как «русская голубая», но с серебряным отливом. У нее очень красивая шерсть. Самая особенная, я бы сказала утонченная, шерсть, которую я когда-либо видела у кошек.

М.Г.: После этого интересного рассказа мне совсем не хочется переходить к политическим вопросам, но законы жанра этого требуют. У меня есть вопрос, который, очень интересует россиян и достаточно широко обсуждается в России. Латвия готовится войти в Европейский союз, стоит вопрос о вступлении вашего государства в НАТО. Что даст участие в НАТО Латвии?

В.-Ф.: Я думаю, это даст стимул нам самим думать о собственной безопасности.

Каждому независимому государству надо думать о своей независимости в пределах своих возможностей, создавать свои вооруженные силы и развивать их стремительными темпами. Альянс готов нам в этом помочь, так же, как помогает другим государствам, которые недавно получили свободу и укрепляют свою демократию. Мы уже участвуем в общих мероприятиях, прежде всего в миротворческих миссиях. Как и Россия, Латвия посылала своих солдат и в Боснию – Герцеговину, и в Косово, тем самым внося свой вклад в поддержание мира.

М.Г.: Вы упомянули слово «безопасность». А с какой стороны вы видите угрозу?

В.-Ф.: Безопасность Латвии, как и любого другого государства, можно рассматривать как защиту от беспорядков. В любой стране бывают гражданские беспорядки, и вооруженные силы нужны, чтобы укреплять работу полиции и внутреннюю безопасность. И в любом случае – от внешних угроз. Такова позиция у всех стран НАТО. Они должны быть готовы к непредвиденным ситуациям, к таким моментам, которые не оставляют времени на подготовку.

М.Г.: Достаточно часто вы в своих интервью говорите об имперских амбициях России. Могли бы вы детальнее аргументировать это заявление? Что вы имеете в виду под «имперскими амбициями»?

В.-Ф.: Эти амбиции проявляются в навязывании своей точки зрения другим государствам. С этих позиций можно диктовать другим, как они должны жить. Я думаю, что каждое из суверенных государств должно иметь право самостоятельно решать свою судьбу. И мы хотели бы подписать соглашение, по которому каждое государство могло бы выбрать свой путь, создавая собственную модель развития жизни.

М.Г.: Какими вы видите ближайшие перспективы развития российско-латышских отношений, в частности, в области экономики?

В.-Ф.: Потенциал у Латвии огромный. И я думаю, что она самым лучшим образом может служить мостом между Европейским союзом, с одной стороны, и Россией и другими странами на Востоке, с другой. В население республики входит большое количество русскоязычных жителей, и у нас есть исторически сложившееся понимание этих людей.

По отношению друг к другу мы занимаем прагматическ ую, объективную, нормальную и без комплексов позицию. Мы готовы работать, думать о будущем, о том, что выгодно обеим сторонам, без эмоций и обид, не используя экономическое давление или свое национальное самосознание. Ннациональное самосознание должно идти изнутри, у каждого народа есть свое самосознание. Не надо ничего другим навязывать в этом плане.

М.Г.: В России достаточно пристрастно следят за развитием ситуации, сложившейся вокруг русскоязычного населения Латвии, а это 700 тысяч человек. И у нас не осталось незамеченным, что за последнее время, в период вашего президентства, были сделаны определенные шаги, направленные на облегчение натурализации, решение проблемы языковых экзаменов. Каким вам видится дальнейшее движение в этом направлении?

В.-Ф.: В настоящее время у нас есть сто девяносто двуязычных школ и двести русских. Им дана возможность выбрать любые четыре программы и ввести двуязычное преподавание. По некоторым предметам обучение будет проходить на латышском языке.

Мысль такая: помочь всем интегрироваться в общество. Каждый день встречая на улице прекрасных детей, которые не могут сказать ни слова по-латышски, я сделала вывод: нам необходимо что-то делать для того, чтобы каждый ребенок, который растет в Латвии, знал язык своей страны.

М.Г.: Какую роль в европейском доме Латвия, на ваш взгляд, будет играть через десять, через двадцать лет?

В.-Ф.: Я вижу ее интегрированной в Европу. Уже сегодня люди, приехавшие в Ригу после десятилетнего перерыва, а среди них – высокие должностные лица, американские сенаторы, например, говорят: невозможно сравнить эти два города.

М.Г.: Я с ними согласен.

В.-Ф.: В 1991 году это был серый, запущенный советский город. А теперь –европейский город, столица. И мы хотели бы, чтобы через десять лет Рига не только по внешнему виду соответствовала статусу европейской столицы. Главное, чтобы уровень жизни всех рижан был таким же высоким, как у жителей других городов Европы, чтобы они жили комфортно, как в других странах. Ремонт квартиры по европейским стандартам, красивая современная мебель, бытовая техника «Мулинекс» на кухне: все это должно быть у каждого. Сделать так – наша мечта. Мне кажется, через десять лет мы будем близки к этому. А через двадцать именно так и случится, в этом никаких сомнений нет.

М.Г.: А какие экономические рычаги вы используете для достижения этой цели?

В.-Ф.: Нам поможет наше географическое положение, как-никак у Латвии круглогодично функционируют три незамерзающих порта. И сотрудничество с Россией, другими странами на Востоке в будущем очень перспективно.

У нас есть природные ресурсы и прежде всего наши леса. Полагаю, что нам нужно не экспортировать древесину, а обрабатывать древесину самим. И Латвия сможет прославиться, как Дания в свое время, красивой мебелью. Мы могли бы быть известны в мире своим дизайном, художественным оформлением. Этим мы можем занять свое уникальное место в европейском контексте. Добавим к этому продукты. Если мы что-то из продуктов питания производим в Латвии, это вкусно. И мы можем пользоваться своей возможностью предлагать людям вкусную еду, можем стать конкурентоспособными в этой области.

Но главные наши надежды – на наших людей, которые смогут приспособиться к жизни, получить образование, занять новые рабочие места, особенно в области современных технологий.

М.Г.: Вы бесспорный лидер во всех политических рейтингах, причем возглавляете их и с большим преимуществом. Является ли это гарантией долгого срока вашего президентства?

В.-Ф.: Я стараюсь работать в интересах Латвии. Я прилагаю все усилия, и думаю, народ это понимает и оценивает. Для меня поддержка людей очень важна. Это помогает в работе, дает силы выполнять обязанности президента. Но никакой высокий рейтинг не гарантируют популярности на всю оставшуюся жизнь. Мне каждый день приходится вновь завоевывать авторитет. Приходится много работать, чтобы оправдывать любовь народа.

М.Г.: Существуют такие понятия – «вершина власти», «вершина карьеры», «вершина успеха». Вы достигли всех трех вершин. Что могли бы вы пожелать молодым людям в Латвии, в России, в других странах, которые стоят у подножия этих вершин?

В.-Ф.: Человек – творение Божие – бесценен. Каждый должен это понять и научиться себя уважать, понимать уникальность своей личности. Идти через все трудности, преодолевая отрицательное к себе отношение. И тот, кто хочет чего-то достичь в жизни, должен поставить перед собой цель.

А еще нужна сила воли, чтобы шаг за шагом двигаться в выбранном направлении.

Это очень простой рецепт. Если следовать ему, каждый молодой человек имеет шансы достичь вершин. Спросите себя: чего хочет ваш ум, и призывает сердце. И прислушивайтесь к своему сердцу. Учитесь его слышать.

 

За все время работы на посту президента госпожа Вике-Фрейберга ни разу не вступила в конфликт ни с одной из имеющихся в Латвии политических сил, партий или каких-либо организаций. Два года ее имя неизменно держится в первой пятерке рейтингов популярности латышских политиков.
Латыши ей верят. А на сегодняшний день – это большая редкость!

 

2001 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама