Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Валдас Адамкус, президент Литовской Республики

28 марта 2002, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ВАЛДАС АДАМКУС:

«Не думаю, что тот, кто занимается самообманом, способен чего-то достичь в жизни...»

 

Родился 3 ноября 1926 г. в Каунасе.
В 1944 г. вместе с матерью и отчимом выехал в Германию.
С 1949 г. жил в США.
В 1960 г. окончил Иллинойский университет.
С 1981 г. по 1997 г. – руководитель регионального отдела США по охране окружающей среды.
4 января 1998 г. избран Президентом Литовской Республики. 

 

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

 

Родители Адамкуса занимали видное положение в правительственных учреждениях буржуазной Литвы. Родители развелись, когда Валдас был еще очень мал, и он остался с матерью. Семья была зажиточной и владела несколькими домами в Каунасе.
Валдас учился в лучшей каунасской мужской гимназии «Аушра» в одном классе с братом видного политического и общественного деятеля современной Литвы – Витаутаса Ландсбергиса.

В годы Второй мировой войны вступил в Союз борцов за свободу Литвы (СБСЛ) – в этой организации он отвечал за выход в печать и распространение подпольной газеты «Молодежь, будь бдительна!», направленной против нацистов.
В начале 1944 года, пользуясь неплохим знанием немецкого языка, поступил переводчиком во Второй полк формируемой немцами литовской дивизии, где прослужил два месяца – в форме, но без оружия.

После разгрома Германии некоторое время жил в Южной Баварии, где в американской оккупационной зоне располагалась большая колония беженцев из Литвы.
В 1946 году окончил литовскую гимназию и поступил на факультет природоведения и биологии Мюнхенского университета, учебу в котором все же не завершил. В период обучения в университете познакомился со своей будущей женой – литовской девушкой Альмой. Ее отец до войны торговал в Литве немецкими велосипедами, мотоциклами и радиоприемниками «Телефункен». Свадьбу они сыграли в 1951 году уже в США.

В 1948 году принял участие в так называемых «олимпийских играх порабощенных наций», где завоевал золотую и серебряную медали в соревнованиях по легкой атлетике.
В 1952 г. был призван на военную службу, которую проходил в США. Благодаря знанию нескольких языков, в том числе русского, попал в Центр армейской разведки в Чикаго, где переводил различную документацию. В дальнейшем его политические оппоненты в Литве использовали этот факт как доказательство его сотрудничества с ЦРУ.

С 1952 по 1960 год учился на заочном факультете Иллинойского университета. Получил диплом инженера-строителя.
С 1958 по 1965 год являлся вице-председателем федерации «Сантара-Швеса» («Согласие-Свет»), а в 1967 стал ее председателем. Несколько лет являлся членом Общины американских литовцев, вице-председателем центрального правления.

Валдас Адамкус активно участвовал в акциях протеста против оккупации Советским Союзом Литвы, руководил комитетом, готовившим петиции президенту США Эйзенхауэру, Генеральному секретарю ООН Хаммаршельду. Совет литовцев Америки получил тогда согласие Белого дома, и Валдас Адамкус вручил тогдашнему вице-президенту Никсону текст этой петиции.

В 1971–1997 годах работал в правительственной организации Агентство по охране окружающей среды. Вот предыстория этого этапа в судьбе Адамкуса.

Когда сенатор штата Иллинойс от республиканской партии (Эверрет Дирксен) предложил Адамкусу выдвинуть свою кандидатуру на выборную должность члена Чикагского совета санитарных уполномоченных, он дал свое согласие, заранее зная, что исход борьбы предрешен не в его пользу. Много лет спустя одна влиятельная европейская газета написала по этому поводу: «Это была единственная в жизни Адамкуса американская избирательная кампания, и он с треском ее проиграл». Но опыт предвыборной борьбы пригодился: близились очередные выборы в сенат, и молодого инженера включили в состав команды избирательного штаба одного из влиятельных деятелей правящей республиканской партии. Он и порекомендовал Адамкуса на должность в системе охраны окружающей среды. Сначала его назначили заместителем директора крупного научноисследовательского центра по изучению загрязненности водных ресурсов, через короткий срок – директором. С 1981 года вплоть до июня 1997 года Валдас Адамкус занимал пост регионального администратора по природоохранным вопросам центральных и западных штатов США. Годовой бюджет ведомства, которое он возглавлял, составлял 2,5 млрд. долларов, что значительно превышает бюджет даже сегодняшней Литвы.

Получилось так, что президенты – демократы и республиканцы – менялись, а он сохранял свое кресло. «Те и другие ценили меня как специалиста», – утверждает Адамкус.

За большой вклад в дело защиты окружающей среды он был удостоен личной награды президента Рейгана и высшей награды Агентства по охране окружающей среды – Золотой медали за выдающуюся службу.

В 1972 году, когда началось сотрудничество США и СССР в области экологии, Адамкус был включен в состав первой американской делегации, прибывшей в Москву. «Для того, чтобы общение проходило более гладко, я стал изучать русский язык», – сказал он. После этого он регулярно бывал в Москве и Вильнюсе в качестве члена, а зачастую и как руководитель делегаций своего ведомства и координатор ряда совместных программ по экологии. Помогал литовским экологам не только советом, но и финансированием многих экологических программ. Учредил три ежегодные премии (каждая по 2 тыс. долларов) за лучшие научные труды по экологии, которые выплачивал из своих собственных средств.

После восстановления независимости Литвы по несколько раз в год приезжал на родину, активно принимал участие в общественной жизни своей страны.
В 1989 году ему присвоено почетное звание доктора Вильнюсского университета. По признанию самого Адамкуса, это награда ему особенно дорога.

В 1992 году Адамкусу возвращено литовское гражданство. Он получил паспорт гражданина Литвы, с пропиской в городе Шауляй. Одновременно является и гражданином Соединенных Штатов, получает ежемесячную пенсию по старости, заработанную за 40 лет службы в администрации США в размере 5 тысяч долларов. Но за 3 месяца до выборов подал заявление об отказе от американского гражданства, что позволило ему в дальнейшем участвовать в президентских выборах.

В 1996 году Адамкус выходит на пенсию. В 1997 году баллотируется на пост президента Литвы от политической партии Союз центра.
4 января 1998 года во втором туре голосования избран (пятым в истории Литвы) Президентом Литовской Республики, набрав 968031 голос избирателей, опередив своего соперника всего на 14 254 голоса.
Адамкус пришел к власти не без поддержки правых сил, и он никогда не скрывал своих правоцентристских воззрений.

Интересно, что глава государства отмежевался от высказываний лидера партии Союз центра, внесшей решающий вклад в его победу на выборах, по вопросу законности принадлежности России Калининградской области: «Этот вопрос уже решен, и Литве не следует его поднимать».

26 февраля 1998 года состоялась инаугурация.
В 1998 году оклад президента составлял 6 891 лит или 1 723 доллара.

В декабре 1998 года избран Человеком года по опросам общественного мнения, проведенного независимой компанией «Балтийские исследования».
Наблюдатели отмечали его лояльное отношение к России. В частности, это подтверждается негативным отношением президента Литвы к принятому 13 июня 2000 года Закону «О возмещении ущерба, причиненного оккупацией СССР». Валдас Адамкус посчитал, что принятие этого закона приведет к ухудшению российско-литовских отношений.

31 марта 2001 года состоялся официальный визит Президента Литовской Республики в Москву. «Моя задача содействовать росту доверия между нашими народами», – подчеркнул Адамкус в преддверии визита в Россию.

В марте 2001 года награжден латвийским орденом Трех звезд.
С 11 октября 2000 года – руководитель Социал-демократической коалиции.
Автор автобиографической книги «Имя судьбы – Литва», которая издана в 1997 году.

В совершенстве владеет литовским, английским, русским языками, свободно объясняется по-польски и по-немецки.
Знающие Адамкуса люди характеризуют его как уравновешенного человека, склонного к разумным компромиссам, умеющего слушать людей, ценящего и уважающего мнение других, но твердого в принятии решений.

В 2000 году на саммит тысячелетия в Нью-Йорк Валдас Адамкус прилетел как президент Литвы, страны, в которой родился, где жили поколения его предков. А пятьдесят лет назад он оказался в Америке с пятью долларами в кармане и с чувством, что отныне у него нет родины. Валдас и предположить тогда не мог, что когда-нибудь не только вновь обретет свое отечество, но сможет лично влиять на ее историческую судьбу.

 

У древних литовцев существовал культ солнца. Солнца, посылающего на землю животворящий свет и тепло. Даже после принятия христианства народ продолжал украшать кресты на литовских дорогах сияющими солнечными дисками. Может быть, так повелось оттого, что в северной стране очень мало солнечных дней. И потому так велико стремление нации согреть и сберечь свой край. Оно идет изнутри, от самого сердца. Пробивается сквозь мрак, как солнечные лучи в непогоду, в народных преданиях, поэмах, в музыке и живописи литовских композиторов и художников. И обнажает душу народа с ее страхами и болью.

«Сказка королей». Это картина Микалоюса Чюрлениса, написанная в самом начале ХХ века. Небольшой литовский хутор умещается на ладони. Велико желание королей, так бережно склонившихся над ним, сохранить заветное сияние от подступающего мрака.

Сколько раз за свою многовековую историю Литва, находясь в самом центре Европы, попадала в водоворот исторических событий, сколько раз под угрозой было само существование нации. Был здесь Наполеон. Господствовала могущественная Российская империя. Все было.

 «Если бы можно было хоть немножко приподнять завесу и увидеть, что будет через три, пять, десять лет...»
(Из письма М. Чюрлёниса.)

 

Особый смысл, особое звучание вопрос «Что будет?» приобретает в переломные моменты. В 1941 году эти слова с тревогой произносили в каждом литовском доме, началась Вторая мировая война. Ломались судьбы, в вихре трагических событий оказалась и семья Валдаса Адамкуса.

 

 

Михаил ГУСМАН.: К сожалению, ваша юность пришлась на тяжелые годы. Сначала немецкая оккупация. Потом в Республику вошли советские войска, вы вступили в Союз борьбы за свободу Литвы.

Валдас АДАМКУС: Для меня это было временем взросления. Мы тогда очень хорошо понимали, что если нас арестуют, если нас поймают, – а в дни фашистской оккупации мы издавали подпольную газету – нам придется заплатить самую высокую цену: мы будем расстреляны. Но это нас не пугало, мы сознавали, что мы делаем. Это было время формирования характеров. И я, наверное, очень благодарен судьбе, что это случилось так рано, поскольку впоследствии мой сформированный таким образом характер помогал мне выстоять на протяжении долгих лет.

 

И все же гестапо напало на след подпольщиков. Валдасу пришлось скрываться от преследований. В 1944 году, с приближением Советской армии к границам Литвы, бойцы Союза борьбы за свободу Литвы стали вооружаться уже против других захватчиков – большевиков. А семья приняла решение уехать в Германию. Пришлось Валдасу подчиниться, ведь ему было всего семнадцать. И все же он сбежал оттуда, тайно вернулся на родину и вступил в отряд защиты Отечества.

Юноша, воспитанный в военной семье, и не мог поступить по-другому. Быть мужчиной, быть защитником своей страны – этому с детства учили Валдаса его дед – генерал армии и отец – один из первых руководителей школы военной авиации Литвы. Однако первый же бой показал все бессилие юных защитников в борьбе с советскими танками. Чудом оставшись в живых, Валдас сумел вновь перебраться в Германию. Там он жил в американской оккупационной зоне, где располагалась большая колония беженцев из Литвы. Все эти годы в семье Валдаса теплилась надежда, что союзники освободят Литву от советской оккупации и можно будет вернуться на родину. Но к концу сороковых надежды окончательно развеялись. В 1949 году вся семья Адамкусов перебралась в США.

 

В.А.: Первые шаги были очень трудными. Но, я должен это сказать, я не боюсь этого сказать, тогда меня потрясли жизненные реалии. Фактически я впервые в жизни столкнулся с фабричным производством, с тяжелым физическим трудом.

 

Это была чикагская фабрика по производству автомобилей. Валдас сверлил отверстия для болтов в рамках автомобильных сидений. Платили за эту работу всего 95 центов в час, а ладони к концу смены были сплошь в кровавых мозолях. Так началась американская жизнь, в которой Валдасу пришлось сменить фамилию Адамкявичюс на Адамкус, поскольку для американцев его фамилия оказалась непривычно сложна.

 «А ты иди, иди без отдыха. Заранее предупреждаю тебя: непрестанен будет зной; когда идешь по той дороге, ночи нет, лишь вечный день... Смотри с высоких башен, тогда увидишь дорогу»
(Из дневника М. Чюрлёниса)

 

В.А.: Когда я ехал в США, то так же, как и многие тысячи людей, направлявшихся в эту страну, думал, что Америка это райское место, там улицы золотом вымощены, там медовые и молочные реки текут. Но очень быстро нам всем стало ясно, что в реальной жизни все обстоит по-другому. А потом наступил перелом. Я сказал себе: нет, ты не можешь так жить, ты должен что-то предпринять, ты обязательно должен найти свое место под солнцем. Но это означало, что нужно работать, много работать. И я переломил себя в очередной раз, и в конце концов достиг определенных успехов. Правда, путь к этим успехам был долгим.

 

Выбор профессии диктовали жесткие условия выживания в новом, незнакомом обществе. Прежде всего, нужно было выучить язык. К тому же Валдас должен был одновременно работать и учиться. Вот и пришлось отказаться от юношеских планов посвятить себя журналистике или медицине. Вместо эмоций – точный расчет. Валдас решил приобрести практическую профессию – стать инженером.

 

В.А.: И результатом было то, что в один прекрасный день я с гордостью получил из рук ректора диплом об окончании университета.

М.Г.: Это похоже на воплощение американской мечты. Как вы считаете, подобная целеустремленность – проявление ваших личных качеств? Или признак национального характера? А может быть, все дело в тех возможностях, которые предоставила вам Америка?

В.А.: Америка действительно является страной неограниченных возможностей. Может быть, в этом смысле я могу служить хорошим примером. Я приехал молодым эмигрантом, не имея никаких родственников, никаких дядей, которые могли бы как-то помочь мне. Я не знал языка. И лишь благодаря собственному труду я смог заработать свои первые деньги, смог учиться, потом опять работать и, в конечном итоге, достичь самого высокого уровня в администрации США, который был возможен для человека, не родившегося в этой стране.

 

«....чем шире крылья расправит, тем больший круг облетит, тем будет легче, тем счастливее будет человек...»
(Из дневника М. Чюрлёниса)
 

 Далеко не каждому американцу удается сделать то, что удалось литовскому эмигранту – получить благодарственное письмо президента за заслуги перед страной. Именно такое письмо, подписанное Биллом Клинтоном, летом 1997 года было вручено уходящему в отставку

Валдасу Адамкусу, который на протяжении двадцати лет отвечал за экологию в центральных и западных штатах. После отставки его пенсия составляла 5 тысяч долларов ежемесячно. Спрашивается, что еще нужно человеку, прожившему столь успешную жизнь и, кажется, уже поднявшемуся на многие пьедесталы? Оказывается, нужно. Потому что все это – Америка, жизнь, ставшая судьбой. А есть еще Литва, Родина в которой родился и которая всю жизнь, несмотря ни на что, была рядом. В самом сердце.

 

М.Г.: У меня сложилось впечатление, что проживая в Америке, вы непрестанно думали о своей родине, Литве. Иначе не родился бы лозунг «Лицом к Литве», за который вас резко критиковали.

В.А.: В Чикаго проживают двести тысяч литовцев, и, как вы говорили, мы могли спокойно жить там, не зная английского языка, жить, так сказать, в «малой Литве». Мы не должны забывать, что в городе Чикаго издавалось две ежедневные газеты, три еженедельника на литовском языке, была ежедневная радиопрограмма на литовском языке, я уже не говорю о костеле, не говорю о больнице, в которой работали только литовские врачи. Мы приходили в булочную и могли купить там черный литовский хлеб. Постоянное общение с соплеменниками поддерживало литовский дух и желание отдать все силы литовскому народу, который, как я знал, жил совершенно в других обстоятельствах, в другой общественной системе. Чувства моих соотечественников были мне понятны, так же как и то, что они вынуждены были жить в тех условиях, которые сами никогда бы не выбрали, имей они свободный выбор. Потому и появилась эта идея – «Лицом к Литве», которая, кстати, не была популярна в то время.

 

Идея лозунга «Лицом к Литве» возникла в конце шестидесятых годов у общественной организации литовских иммигрантов «Сантара-Швеса», что означает «Согласие-Свет». В те годы ее возглавлял Адамкус. Молодые американские литовцы предлагали установить диалог с соотечественниками на родине. Но их матери и отцы, старшее поколение эмигрантов, всю прежнюю жизнь которых советская власть в Литве разрушила до основания, восприняли эту идею в штыки и обвинили молодежь в предательстве. Для них Литва осталась лишь в прошлом, в воспоминаниях.

 «Пошел я раз в луга и было там много-много цветов, а над лугами и цветами такое высокое-высокое небо, очень синее и голубое, и ни одного облачка на этом небе, и птички что-то свое там щебетали...»
(Из дневника М. Чюрлёниса)

 

В.А.: Но мы, молодое поколение, думали иначе. Мы считали себя не вправе стоять на месте, нам надо было двигаться вперед. Сознавая, что нация сохранена, мы должны были действовать во имя тех людей, которые жили в Литве, и во имя тех идеалов и ценностей, на которых воспитывались и благами которых пользовались мы сами, живя в демократическом обществе США. Ценностей, позволявших нам тогда свободно размышлять обо всем этом.

 

Молодое поколение стремилось всего лишь к тому, чтобы видеть свою родину свободной и быть современным продолжением ее многовековой истории. Ведь на своих землях литовцы живут уже более четырех тысяч лет. Первые письменные упоминания относятся к 1009 году, а в 1240 году было образовано Литовское Великое княжество. В начале XV века при короле Витаутасе Литовское Великое княжество находилось на вершине могущества: границы Литвы простирались от Балтийского моря до Черного. А веком раньше произошло еще одно знаменательное событие. Отправился однажды из своего замка Тракай князь Гедиминас на охоту. И приснился ему ночью сон, будто стоит неподалеку на высокой горе громадный волк и от его железных боков отскакивают пущенные стрелы. А наутро жрец сказал, что сон вещий: боги повелевают, чтобы на этой горе князь поставил неприступный замок, а вокруг него построил бы город, и враги тогда не смогут одолеть его, потому что будет он крепок, как железный волк.

Так в начале XIV века возник величественный Вильнюс. Разве могли забыть все эти предания литовские эмигранты?

Валдасу повезло. В 1972 году в составе правительственной делегации США Валдас Адамкус приехал в Советский Союз. Ради этой поездки он стал специально изучать русский язык. Советские власти разрешили ему пятидневную поездку в Литву, в которой он не был 27 лет.

 

М.Г.: Какой предстала перед вами Литва, как она вас встретила после столь долгой разлуки?

В.А.: Я увидел ее уставшей. Наверное, самое тяжкое впечатление у меня оставили люди. Я ходил по улицам, всматривался в лица людей, но они отводили глаза, смотрели куда-то вниз, себе под ноги. Я не видел улыбок на их лицах.

Но самым большим ударом было следующее. Да, я оказался в своей возлюбленной Литве. Это было воскресенье. И так как моих родных там не было, родные моей жены обсуждали, чем можно заняться, потому что в выходной ничего не работало. Они предложили поехать в Тракай недалеко от Вильнюса. Я поехал туда вместе с ними и со своими школьными товарищами. Я осмотрел замок, погулял вдоль озера. Мы хотели уже вернуться назад, сели в автомобиль, проехали, наверное, сто или двести метров. И тут подъехала милиция. Их автомобили заблокировали нас. Милиционеры подошли к моему водителю и заявили, что машина украдена. Водитель испугался, он стал заверять, что на этой машине он ездит уже пять лет.

Я тогда ему сказал: знаешь что, Альгис, конечно, машина не краденая, они остановили тебя из-за меня. И тогда милиционеры мне заявили, что я нарушил законы Литовской Советской Социалистической республики, так как отъехал от Вильнюса больше, чем на 25 километров. Тракай находится в 27 километрах от Вильнюса, на два километра я проехал дальше дозволенного.

М.Г.: Как иностранец вы вызывали к себе повышенный интерес.

В.А.: Да, как иностранец. Вот вам мои первые впечатления по возвращении в Литву. И сегодня, когда смотришь на ту давнишнюю историю из современности, все это просто вызывает улыбку. И я думаю: боже, какая же это была ужасная жизнь! И как мы могли говорить в той жизни о правах человека.

 

Но шли годы, и мечты о правах человека стали приобретать реальные очертания. В сентябре 1991 года еще существовавший в то время Советский Союз признал независимость Литвы. В следующем году Валдасу Адамкусу было возвращено литовское гражданство.

 

В.А.: Я никогда не чувствовал себя отделенным от Литвы. Может быть, это покажется слишком неправдоподобным, но, поверьте, не было ни одного дня, когда я жил и работал в США, чтобы я не подумал: а как же там моя Родина, как же Литва?

 

«Помнишь Палангу? — прогулку среди ласкающих, сверкающих волн... приближение бури, ее нарастание и мощь, помнишь ли?.. Снова слышишь шепот сосен, такой серьезный, словно они что-то говорят тебе... »
(Из письма М. Чюрлёниса)

 И вот настал день, когда, неожиданно для многих, семидесятидвухлетний Адамкус выдвинул свою кандидатуру для участия в выборах на пост президента Литвы. Для Валдаса этот поступок был логичным. Он привык плыть против течения, наперекор судьбе. Привык бороться. Привык побеждать.

 

В.А.: То, что произошло, не было случайностью. Но не думайте, что кто-то приехал и предложил мне стать президентом Литвы. Нет, это было совершенно не так. Я считаю, что вся моя жизнь устремлена была к одной цели – к тому единственному дню. Тогда проявилось все то, что накопилось за десятилетия: моя духовная связь с литовским народом, с моей Родиной, моя любовь и вера в то, что настанет время, и моя страна будет свободным государством, я смогу вернуться на Родину, работать вместе с моим народом и использовать накопленный опыт на благо людей. Этот день должен был прийти, и он пришел.

М.Г.: 26 февраля 1998 года вы принимали присягу как президент страны. Что вы чувствовали в тот момент?

В.А.: Вы, наверное, удивитесь, если я вам это скажу. В то время я не думал что достиг каких-то неимоверных вершин. Тогда я ощущал себя простым человеком, который стоит с натянутыми нервами, читает текст присяги и думает: «Боже, только бы не сделать ошибку».

 

А потом началась работа. Отдавая свои голоса Адамкусу, избиратели верили, что, пройдя школу американской демократии, он сможет вывести страну из кризиса на новый виток развития демократического, свободного общества. И не ошиблись.

Судите сами – общий объем внешней торговли в 2001 году превысил 10 с половиной миллиардов долларов и был самым крупным в странах Балтии. То же самое можно сказать и о минимальной зарплате в 107 долларов США, что значительно выше, чем в Латвии и Эстонии. Правда, сохраняется высокий процент безработицы, но Литва все интенсивнее расширяет производство.

 

В.А.: За четыре года моего президентства многие страны мира убедились, что Литва является сильным государством. Что Литва готова принять на себя те обязательства, которые существуют в мировом сообществе, готова всячески содействовать укреплению и развитию европейской и региональной безопасности. Литва продемонстрировала свои возможности. Если бы три года назад кто-нибудь сказал, что кандидатура Литвы будет обсуждаться в Совете Европы и наша республика будет рассматриваться как одно из государств, которые могут быть приняты в Европейский Союз в первую очередь, вероятно, многие тогда были бы удивлены. А сейчас мы даже не сомневаемся в том, что Литва будет включена в первую группу стран-кандидатов на вступление в Евросоюз.

 

И вслед за Финляндией у границ России появится еще одно государство Евросоюза – Литва. За первое десятилетие литовской независимости отношения между нашими государствами вышли на качественно новый уровень. Проблемы русских в Литве, как таковой, не существует – русских не больше 7%, все, кто пожелал, получили литовское гражданство. Россияне, любители Балтийского взморья, по-прежнему могут отдыхать в Паланге или на Куршской косе. И эти добрососедские отношения всячески поддерживаются президентом Адамкусом, который категорически не желает ворошить прошлое в общей истории двух народов.

 «...жить, широко раскрыв глаза на все, что прекрасно... забыть, откуда и куда идешь, как тебя зовут, и смотреть глазами ребенка...»
(Из дневника М. Чюрлёниса)

 

М.Г.: В марте 2001 года вы были в Москве, встречались с президентом Путиным. Все наблюдатели отмечали откровенно доброжелательный характер ваших встреч. Как вы относитесь к России сегодняшней – современной, демократической России?

В.А.: Россия вдохновляет меня. Новая Россия, молодое поколение ее политиков показали миру, что в каждом государстве существует такое позитивное начало, которое позволяет отделить добро от зла. А это добро, как мне кажется, как я его понимаю, и есть свободное демократическое общество. Я с удовольствием и надеждой смотрю на Россию. Считаю, что Россия сможет очень быстро достичь того уровня, который существует в странах старой демократии, и будет создавать новое будущее.

 

Демократическое общество, о котором говорит Адамкус, дает человеку много прав, в том числе, право воспользоваться существующим в Литве законом о реституции и вернуть себе собственность, к примеру, свой родной дом, в котором жил ребенком. Но как воспользоваться этим правом, каждый решает для себя, это уже вопрос не демократии, а личного выбора.

 

В.А.: Я считаю, что те люди, которые живут в моем родительском доме, нуждаются в этом доме гораздо больше, чем я. Этот дом, который принадлежал моим родителям, не сделает меня более счастливым. Пускай те люди, которые там живут, живут с радостью.

 

И в этом решении президента поддерживает его супруга Алма, для которой, как и для ее мужа, возвращение в родную Литву – это само по себе возвращение домой. 

 

М.Г.: Я заметил у вас в кабинете рядом с портретами глав государств портрет вашей супруги. Другой ее портрет – на вашем телефонном аппарате. Когда вы поднимаете трубку, вы смотрите в глаза вашей жене, с которой в этом году сыграли золотую свадьбу.

В.А.: Со своей любовью я познакомился, когда заканчивал гимназию. Она была беженкой. Я тоже был таким же беженцем. И мы оба не смогли в силу обстоятельств окончить гимназию в Литве. Мы оба приехали учиться в прекрасный горный район Баварии, в католический монастырь, где нам предоставили приют. И там литовцы, бывшие директоры, инспекторы литовских школ, организовали литовскую гимназию. В ней я первый раз в жизни увидел такую красивую девушку – с желтыми косами, голубоглазую. Я посмотрел на нее и сказал: вот моя девушка. Но потом нас ждала долгая дорога. Мы окончили гимназию. Наши пути разошлись. Лишь шесть лет спустя мы вновь встретились, в США и там поженились.

 

Возвращение в Литву, конечно, изменило быт супружеской четы Адамкусов. Но Валдас остается верен своим привязанностям – застолью в теплой дружеской компании и спорту.

 

М.Г.: У меня к вам очень сложный и неприятный вопрос, господин президент. Если не захотите мне отвечать, откажитесь. Я знаю, что вы страстный болельщик баскетбола. Какой из двух команд: «Чикаго буллз» или «Жальгирису» – вы отдаете свое сердце?

В.А.: «Жальгирису».

М.Г.: Честно?

В.А.: Честно.

М.Г.: А чикагцы не обидятся?

В.А.: Нет. Когда я жил в Чикаго и наблюдал за играми НБА, не болеть за «Чикаго буллз» было невозможно. Но мое сердце всегда принадлежало «Жальгирису». Кто же забудет, как, находясь более чем за пять тысяч километров, мы болели за литовский «Жальгирис» в его противостоянии с ЦСКА. Мы звонили друзьям в Литву, чтобы узнать результат. Надо быть откровенным: баскетбол в Литве – это вторая религия.

М.Г.: Господин президент, существуют такие понятия – вершина успеха, вершина карьеры, вершина власти. Вам на своем жизненном пути удалось достичь всех трех вершин. Чтобы вы могли пожелать молодым людям в Литве, в России и во всем мире, которые стоят у подножия этих вершин?

В.А.: Я думаю, что основой покорения вершин являются человечность, уважение человека, полная отдача в достижении цели и, наверное, искренность, надо быть искренним и правдивым с самим собой. Не думаю, что тот, кто занимается самообманом, способен чего-то достичь в жизни. Но если вы следуете этим принципам честности, тогда вы, безусловно, добьетесь многого.

 

«... И если цель будет еще очень далека и старость настигнет тебя, то разглядишь скамейку, для гонцов предназначенную, и там никогда не будет недостатка в молодых»
(Из дневника М. Чюрлёниса)

 Географы утверждают, что центр Европы находится именно здесь, в деревенской тиши, среди лугов и озер, в небольшой стране под названием Литва. И сегодня страна, возглавляемая президентом Валдасом Адамкусом, вновь осознает особенность своего географического положения. Она вновь в центре, но уже не катаклизмов, а миропорядка. Самобытный свет небольшого литовского государства не погас. Его непросто распознать при первом знакомстве, но он со всей откровенностью проявляется в переломные моменты.

 Коньяк в графине – цвета янтаря,
что, в общем, для Литвы симптоматично.
Коньяк вас превращает в бунтаря.
Что не практично. Да, но романтично.
Он сильно обрубает якоря
всему, что неподвижно и статично.

(Иосиф Бродский)

 

2002 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама