Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Три президента Боснии и Герцеговины

10 декабря 2002, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ЖИВКО РАДИШИЧ:

«Верховный представитель является частью системы, и мы не рассматриваем его в качестве ментора…»

БЕРИЗ БЕЛКИЧ:

«Думаю, нынешний Верховный представитель будет последним….»

ЙОЗО КРИЖАНОВИЧ:

«Будет ли нынешний Верховный представитель последним, зависит в первую очередь от нас…»

 

В эту европейскую страну не выдают туристических виз. Сюда не приезжают знакомиться с культурой прошлых веков. На склонах пустуют некогда знаменитые горнолыжные курорты. Уже более десяти лет это место ассоциируется только с одним словом – «война».

«Формула власти» продолжает «балканский цикл». На этот раз мы в одном из самых трагических мест Европы ХХ века, на земле, залитой кровью и слезами, – в Боснии и Герцеговине.

Здесь остановить войну удалось только благодаря вмешательству мирового сообщества. 21 ноября 1995 года на военной базе близ города Дейтон (США) после трехнедельных переговоров лидеры воюющих сторон поставили свои подписи под Общим рамочным соглашением о мире в Боснии и Герцеговине. Дейтонские соглашения – это результат совместных усилий США, России, Великобритании, Франции, ФРГ, взявших на себя ответственность за разрешение югославского кризиса.

 

Босния и Герцеговина состоит из двух Общин: Боснийской мусульмано-хорватской федерации и Сербской республики. Президиум Боснии и Герцеговины состоит из трех человек: одного боснийца, одного хорвата и одного серба.
(Дейтонское Общее рамочное соглашение. Приложение номер 4. Конституция)

Каждые восемь месяцев один из трех представителей этнических групп по принципу ротации становится главой государства.

 

Мы встретились с героями этой программы накануне всеобщих выборов. Сегодня в Боснии и Герцеговине другие члены Президиума. Но по сути ничто не изменилось. Впервые в нашей программе главное не личности, а собственно «формула власти», уникальная формула – результат совместной работы всего мирового сообщества. А позиция наших героев – это, во многом, отражение настроений, царящих сегодня в каждой из трех национальных общин этого маленького государства.

Мы заранее договорились с тремя Президентами Боснии и Герцеговины, что вначале побеседуем с каждым в отдельности, а потом встретимся все вместе. Мы специально задавали им одинаковые вопросы.

 

Живко Радишич
По национальности серб.
Родился 15 августа 1937 г.
Профессия – политолог.
В 1977-1982 гг. – градоначальник Баня'Луки, затем – министр обороны в правительстве бывшей социалистической Боснии и Герцеговины.
В 1986-1990 гг. — генеральный директор одного из крупнейших предприятий «Чаевац».
В 1991 гг. – генеральный секретарь Хозяйственной палаты СФРЮ.
С 1992 г. – специальный советник генерального директора «Чаеваца».
Председатель Социалистической партии Сербской Республики в составе Боснии и Герцеговины.
На выборах в сентябре 1998 г. избран членом Президиума Боснии и Герцеговины от Сербской Республики. По ротации первым занял на 8 месяцев место председательствующего.

 

 

Михаил ГУСМАН: Мой первый вопрос – господину Живко Радишичу, представляющему боснийских сербов в Президиуме Боснии и Герцеговины. Почему, на ваш взгляд, именно Балканам а, точнее, почему именно Боснии и Герцеговине выпала такая трагическая судьба?

Живко РАДИШИЧ: Наша история в течение веков формировалась под влиянием великих европейских и мировых держав. В конце ХХ века в Боснии и Герцеговине разразилась трагическая кровопролитная война, которая, по моему мнению, носила элементы национальной, религиозной и гражданской войн. Не только обычные люди, целые народы были обмануты. Им говорили, что есть опасность лишиться всех прав, если они превратятся в национальное меньшинство, что их объявят изгоями. В результате у нас начались трагические события.

 

Хроника последней войны: пострадали свыше 1 млн. человек. Убито более 200 тыс. человек, из них – 200 миротворцев.

Стороны должны прекратить огонь из всех видов вооружений, не создавать дополнительные минные поля, заграждения и оборонительные укрепления...|
(Общее рамочное соглашение. Приложение 1-А)

Каждая этническая общность боялась стать национальным меньшинством. А у сербов борьба за независимость нации – в крови. На протяжении всего XIX века сербы пытались создать свое государство, отвоевав свои исконные территории у Османской империи. Для них мусульмане, турки – это, прежде всего, завоеватели, поработители.

Апогеем освободительной борьбы стало Герцеговинско-боснийское восстание 1875-1878 годов, вызвавшее сербско-турецкую войну и спровоцировавшее русско-турецкую войну, которая и положила конец турецкому господству в Боснии и Герцеговине. Но бывшие турецкие территории были отданы под протекторат Австро-Венгрии. Это сделало невозможным объединение двух частей сербского пространства – боснийских и белградских сербов.

 

Ж.Р.: ХХ век оставил о себе в истории печальную память в связи с важными событиями, которые происходили здесь, на Балканах, в Боснии и Герцеговине, в начале и конце столетия и которые оказали большое влияние на политику в Европе.

 

Германскому рейхсканцлеру Бисмарку принадлежат печально известные слова: «Балканы – пороховой погреб Европы». В новейшей истории Боснии и Герцеговины можно усмотреть некоторую закономерность – все крупные военные конфликты действительно вспыхивали от горящей спички, начинались с локального сюжета, который потом развязывал трагедию за трагедией. И первый знаковый сюжет на этом многострадальном театре военных действий – «Убийство в Сараево».

28 июня 1914 года сербский студент Гаврило Принцип, входивший в организацию «Млада Босна», застрелил престолонаследника эрцгерцога Франца Фердинанда и его супругу. В результате началась Первая мировая война, в которой участвовали 33 страны и 70 миллионов солдат.

 

М.Г.: Недалеко от дворца, где находится Президиум, есть мост, который одно время носил имя Гаврило Принципа. Потом его переименовали. Позже вернули первое название. Как вы думаете, какую память этот человек оставил о себе? Как к нему относятся боснийцы?

Ж.Р.: Думаю, что в личности Гаврило Принципа нашли отражение все те события, которые происходили в то время в Боснии и Герцеговине, на Балканах в целом. Здесь в течение веков сталкивались самые разнообразные интересы. Кажется, что и сегодня происходит то же самое. Балканы представляют собой в стратегическом плане очень привлекательный полуостров.

М.Г.: Для России балканский кризис стал одной из первых, если не первой, попыткой конструктивно сотрудничать с НАТО. Как вы оцениваете роль российских миротворцев, находившихся здесь? Какова, по!вашему, роль России в разрешении балканского кризиса?

Ж.Р.: Мы высоко ценим дипломатические и политические усилия российского правительства, Президента, российской дипломатии на международной арене, направленные на то, чтобы государство Босния и Герцеговина стало стабильным. Я могу отметить, что между вашими военнослужащими_миротворцами и местным населением сложились по-настоящему прекрасные отношения. Ваши военные постоянно готовы помогать людям, они человечны. В них нет ничего искусственного, политизированного. Не хочу показаться нескромным, но скажу следующее. Когда Президиум планировал свои межгосударственные контакты на этот год, мы выразили пожелание, чтобы уважаемый Президент Российской Федерации прибыл к нам с визитом в Боснию и Герцеговину. Нам будет очень приятно, если это осуществится.

 

Наш следующий собеседник – господин Бериз Белкич, представляющий в Президиуме Боснии и Герцеговины бошняков, боснийских мусульман.

 

Бериз Белкич
По национальности босняк.
Родился в Сараево в 1946 г.
Окончил экономический факультет Сараевского университета.
В 1991-1994 гг. – секретарь обороны общины Илиджа кантона Сараево.
В 1994 г. – заместитель председателя Исполнительного комитета общины Илиджа.
В 1996 г. избран депутатом кантона Сараево, занимал должность министра.
В 2000 г. избран депутатом Палаты представителей парламента Боснии и Герцеговины.
Член Партии «За Боснию и Герцеговину» с момента ее основания.
В марте 2001 г. избран членом Президиума Боснии и Герцеговины.

 

 

Михаил ГУСМАН: Как вы, господин Белкич, считаете, почему у вашей благословенной земли такая трагическая судьба?

Бериз БЕЛКИЧ: Балканы в силу своего геополитического положения были территорией, где сменяли друг друга разные цивилизации. И народы, которые здесь жили, длительное время находились под управлением великих держав, испытывая их политическое и культурное влияние. Ключевая проблема Боснии и Герцеговины, Балкан в целом, состоит в том, чтобы изменить такой подход к себе, доказать всему миру, что они не являются, по выражению Бисмарка, «пороховым погребом Европы», как представляют Балканы некоторые люди. Тогда речь шла об определенном соотношении сил, о переплетении разных обстоятельств. Но по своим качествам люди, проживающие здесь, ничем не отличаются от представителей других народов, они ничем не лучше и не хуже их.

 

Славянские племена хорватов и сербов пришли на запад Балкан в VI – VII веке и захватили земли, принадлежавшие Восточной Римской империи. В Х веке южные славяне в верховье реки Босна создали собственное государство, были обращены в христианство. К XIV веку королевство достигло расцвета. Но в середине XV столетия большая часть Боснии попала под власть турок. Боснийские дворяне: и сербы, и хорваты, чтобы сохранить имущество и привилегии, были вынуждены принять ислам. Массовое, насильственное обращение в другую веру породило новую этническую общность – боснийские мусульмане славянского происхождения. Так в Боснии кроме сербов и хорватов появились мусульмане.

 

Б.Б.: Однозначно могу сказать: в условиях совместного проживания народов с различным вероисповеданием на небольшой территории Боснии и Герцеговины на протяжении многовековой истории здесь в достаточной степени проявлялась религиозная и национальная терпимость. Думаю, эта модель имеет перспективу и в будущем, я в этом уверен.

 

Проблема нетерпимости остро обозначилась в начале девяностых годов ХХ столетия в связи с кризисом югославской идеи, объединявшей в едином государстве разные народы. В феврале 1992 года в Боснии и Герцеговине состоялся референдум. Подавляющее большинство населения высказалось за независимость Боснии и ее выход из Югославии. Сербское же население Боснии, напротив, не хотело отделяться от Белграда, и референдум бойкотировало. И тут в накаленном до предела обществе вновь чиркнула спичка – произошло событие, развязавшее новую трагедию. Этот знаковый сюжет в новейшей истории Боснии называется «Свадебная бойня».

На следующий день после референдума в Сараево четверо молодых мусульман напали на сербскую свадебную процессию. Отец жениха, несший сербское национальное знамя, был убит. Православный священник ранен почти на ступеньках храма. В ответ сербская община возводит в Сараево баррикады. Появляются первые жертвы. Войну уже не остановить. В конце марта в Боснии начинаются широкомасштабные военные действия.

 

М.Г.: Сегодня в Боснии и Герцеговине много незалеченных ран войны. Они видны на улицах. Как вы думаете, что можно сделать для того, чтобы быстрее преодолеть это прошлое, чтобы Босния быстрее интегрировалась в мировое сообщество?

Б.Б.: Государство Босния и Герцеговина являет собой европейскую модель многонационального общества, в котором соединены разные культуры. Мы в состоянии развивать свою культуру в соответствии с европейскими ценностями, созидать единое целое, основанное на различиях. Я считаю, что как раз в связи с этим Босния и Герцеговина имеет хорошую перспективу и будущее, потому что различия можно превратить в преимущества.

 

Хроника последней войны: изгнано из страны около 600 тыс. сербов, 800 тыс. мусульман, 300 тысяч хорватов. 50% населения стали беженцами или перемещенными лицами.
Все беженцы и перемещенные лица имеют право на свободное возвращение к местам своего прежнего проживания.
(Общее рамочное соглашение. Приложение 7).

 

М.Г.: После войны прошло уже десять лет, но тысячи боснийцев по-прежнему живут в изгнании. Как решается проблема их возвращения на родную землю? С другой стороны, очень много молодежи сегодня добровольно уезжает в Европу на заработки.

Б.Б: Я вижу, вы действительно хорошо разбираетесь в ситуации, эти два вопроса – ключевые для Боснии и Герцеговины, ее будущего. Согласно некоторым оценкам, наша страна реализовала концепцию возвращения беженцев на 50 процентов. Но я должен с сожалением констатировать, что в Боснии еще длительное время будут ощущаться последствия этнических чисток.

Решение молодежной проблемы, по моему мнению, сегодня не менее важно для будущего Боснии и Герцеговины. Молодые люди не хотят спать, как говорят в народе, с пистолетом под подушкой, они хотят иметь стабильное общество, в котором можно было бы реализовывать свои способности и амбиции.

 

Наш третий собеседник – Йозо Крижанович, представляющий в Президиуме Боснии и Герцеговины боснийских хорватов.

 

Йозо Крижанович
По национальности хорват.
Родился в 1944 г. в Витезе.
Имеет высшее электротехническое образование.
В 1983-1989 гг. – директор металлургического комбината «Братство».
В 1989-1993 г. – директор коммерческого предприятия «КПК программа» в Новом Травнике.
Член Социал-демократической партии Боснии и Герцеговины.
В марте 2001 г. избран членом Президиума Боснии и Герцеговины.

 

 

Михаил ГУСМАН: Беседуя с вашими коллегами, я начинал разговор с пмятного выражения Бисмарка. Не отступлю от этой традиции и в разговоре с вами. Как вы думаете, почему у вашей прекрасной земли такая горькая историческая судьба?

Йозо КРИЖАНОВИЧ: К сожалению, из-за прежней конституции страны, где веками проживали бок о бок три народа, самый тяжелый на Балканах конфликт произошел именно здесь, в Боснии и Герцеговине. Одной из причин, по моему мнению, является историческое недопонимание между народами Боснии и Герцеговины. В настоящее время здесь протекает процесс политического созревания народов, формирования национальных государств, и он еще не завершен.

 

Значительная часть хорватских поселений была присоединена к Боснии королями и банами, наместниками короля, в VIII – XIV веках, вовремена расцвета королевства южных славян. Так было и с Хумской землей – Герцеговиной, благодаря которой Босния получила выход к Адриатическому морю.

В июле 1992 года, после того как боснийские сербы провозгласили независимую Сербскую республику, хорватское население Боснии тоже объявило о создании Хорватского содружества Герцег-Босна. Босния превратилась в лоскутное одеяло, которое президент Югославии

Милошевич и президент Хорватии Туджман стремились разорвать на части, присоединив национальные общины к своим странам.

 

Й.К.: К сожалению, опять на Балканах разгорелись кровавые конфликты. Но все это необходимо рассматривать в контексте более широких исторических событий. Как раз в это время происходил распад Советского Союза. Рухнула берлинская стена. В Югославии набирали силу национальные движения, направленные на формирование независимых государств из бывших югославских республик.

 

В Сараево напоминания о недавней войне – на каждом шагу, повсюду разрушенные дома. В Олимпийской деревне, там, где зимой 1984 года жили спортсмены-олимпийцы и был стадион, теперь раскинулось кладбище.
Здесь голодали, замерзали, подвергались ежедневным обстрелам люди разных национальностей. Перелом в войне начался, как и многое в судьбе Боснии, с конкретного знакового сюжета, название которого – «Взрыв на рынке».
20 августа 1995 года на рынке в Сараево прогремел взрыв. Убиты 37 человек. Ответственность возложили на сербов. В тот день самолеты НАТО стали наносить массированные удары по боевым позициям. Объединенные хорватско-мусульманские силы перешли в наступление.
Хроника последней войны: разрушено 80% промышленных предприятий. Общий материальный ущерб 80 млрд. долларов. Босния и Герцеговина продолжит свое законное существование в качестве самостоятельного государства в рамках своих международных границ. Она остается членом ООН...
(Общее рамочное соглашение. Приложение 4. Конституция)

Еще много, много лет Сараево будет залечивать раны.
Красно-кровавые отметины на тротуарах – память о зверствах войны, в которой на трех убитых солдат приходилось семеро мирных жителей... Православные храмы пусты – нет прихожан. И тем не менее, город живет. Не зря говорят, самое темное время ночи бывает перед рассветом, а самая красивая радуга – после страшной грозы.


М.Г.: Вчера вечером, прогуливаясь по Сараево, мы обратили внимание, что улицы полны людей, хотя был будний день. Многолюдно в кофейнях и очаровательных сараевских ресторанчиках. Мне показалось, что жители оптимистично настроены. Насколько верны наши ощущения?

Й.К.: Я думаю, что без оптимизма нет будущего. Я бы хотел, чтобы у граждан Боснии и Герцеговины было еще больше присущего им оптимизма. Не того, пустого оптимизма, а реального оптимизма относительного будущего, особенно у молодежи.

Молодежи принадлежит и нынешний день и будущее нашей страны.

 

Из бесед с тремя лидерами Боснии и Герцеговины нам стало очевидно, что сегодня общего в их взглядах гораздо больше, чем разного.

Они одинаково чувствуют болевые точки страны и говорят об одних целях и задачах. И все же, они выражают интересы трех народов, которые совсем недавно стреляли друг в друга. Как же эти люди ладят между собой?

 

М.Г.: Господа президенты! Вы представляете собой, на мой взгляд, самую уникальную властную конструкцию в Европе. Можно ли сказать, что вы делите власть на троих?

 Б.Б.: Мы не делим власть на троих, мы просто функционируем как единый орган и считаем, что это большое преимущество, поскольку мы все можем одновременно находиться в разных местах. Это не является помехой, все дело в концепции.

Ж.Р.: Это еще раз подтверждает, что Босния и Герцеговина является специфическим государством. Такова наша реальность. Поэтому мы верим в проект международного сообщества, в котором участвует и Российская Федерация, я имею в виду Дейтонские соглашения и Конституцию Боснии и Герцеговины.

Й.К.: Иногда, конечно, у нас бывают разные мнения, но на самом деле, как правило, мы все же находим компромиссное решение.

 

С подписанием Дейтонских соглашений в декабре 1995 года Босния и Герцеговина фактически превратилась в международный протекторат.

Военное присутствие здесь осуществляют миротворцы. В 2002 году их контингент составил 20 тысяч военнослужащих. Среди них 600 человек – из России.

Политическое присутствие возложено на Высокого представителя международного сообщества, делегируемого Евросоюзом. Сейчас этот пост занимает лорд Педди Эшдаун. Каждую пятницу в его резиденции собираются послы ведущих мировых держав и обсуждают работу боснийского Президиума. Иными словами, Высокий представитель контролирует деятельность каждого из трех президентов.

 

Б.Б.: Думаю, нынешний Верховный представитель будет последним.

Ж.Р.: Верховный представитель является частью системы, и мы не рассматриваем его в качестве ментора. У него очень большие полномочия, но нет ответственности.

Й.К.: Будет ли нынешний Верховный представитель последним, зависит в первую очередь от нас. Мы усиливаем институты власти, таким образом Босния и Герцеговина постепенно начинает функционировать как нормальное европейское государство.

М.Г.: Давая нам интервью, вы находитесь на фоне государственного флага Боснии и Герцеговины. Это новый флаг. Ему, я знаю, около четырех лет. А кто его создал? И что символизируют сине!желтый фон и белые звезды на нем?

Б.Б.: К сожалению, решающую роль в этом процессе сыграл Верховный представитель, хотя был объявлен и конкурс.

Ж.Р.: Государство имеет свой флаг, единый флаг, который мы уважаем. С этим флагом Босния и Герцеговина уже сейчас является частью Европы. Наш флаг служит отражением тех событий, которые произошли здесь, в Боснии и Герцеговине. Два цвета, три части символизируют специфичность государства, которое состоит из двух образований, и на территории которого проживают три титульных народа.

Й.К.: У нас есть совместный флаг, герб, гимн. К сожалению, они были навязаны нам Верховным представителем. Но местный парламент, в конце концов, утвердил эти символы.

М.Г.: А музыку гимна писал местный композитор?

Й.К: Да, из Баня-Луке.

 

Выборы в Президиум Боснии и Герцеговины завершились. Наши собеседники, наконец, могут заняться тем, о чем мечтали все последние годы – садоводством, пчеловодством, разведением голубей. Им на смену пришел новый Президиум, которому предстоит выстроить отношения с Высоким представителем, мировым сообществом, но, прежде всего, друг с другом.

Мы уезжали из Боснии и Герцеговины со смешанным чувством – ни в одной другой европейской стране так остро не соприкасаются тревога и надежда. Сегодня здесь мир поддерживается оружием в руках миротворцев. Что будет с этой страной через пятьдесят лет, если в ней и дальше останутся иностранные военные и Высокий представитель?

Что будет с этой страной через пятьдесят дней, если миротворческий контингент ее покинет?

В центре старого Сараево есть площадь, куда дети приходят кормить голубей. Дети мусульман, сербов, хорватов. Они еще не знают, в какой противоречивой стране им довелось родиться. Они радуются сегодняшнему дню и верят, что так будет всегда.

 

2002 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама