Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Джордж Уокер Буш, президент США

22 мая 2002, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ДЖОРДЖ УОКЕР БУШ:

«Если бы личного взаимопонимания не было, если бы мы с Президентом Путиным плохо понимали друг друга, то не было бы пяти встреч – была бы только одна...»

 

Родился 6 июля 1946 г. в Нью-Хейвене, штат Коннектикут.
Детство провел в Мидленде и Хьюстоне, штат Техас.
В 1968 г. окончил Йельский университет.
В 1975 г. получил степень магистра в Гарвардской школе бизнеса.
В 1994 г. избран губернатором штата Техас,
а в 1998 г. переизбран на этот пост.
С января 2001 г. – 43-й президент Соединенных Штатов Америки.

 

 

Михаил ГУСМАН: Господин президент, наша встреча проходит в преддверии вашего визита в Россию. С каким настроением вы собираетесь в эту поездку? Чего предполагаете достичь в ходе встреч с президентом Путиным?

Джордж БУШ: Во-первых, мы никогда еще не бывали в России. Россия – великая страна, и мы с радостью ожидаем встречи с ней. Мы предвкушаем удовольствие от посещения Москвы и Санкт-Петербурга. Это будет чудесная возможность расширить кругозор, наши представления о мире.
Во-вторых, предстоящий визит важен еще и потому, что он должен убедить мир: Соединенные Штаты и Россия больше не враги, мы – друзья. Я надеюсь подписать важные документы, которые это докажут.
В-третьих, мне хочется показать миру, что между мной и президентом Путиным существует настоящая дружба. Он мне нравится, я ему доверяю. У нас хорошо проходят беседы. И скоро будет возможность вновь пообщаться и обсудить наши отношения.

Миру важно это видеть, поскольку Россия – великая страна и США – великая страна. А когда две великие страны ладят и дружат, это способствует нормализации обстановки в неспокойных районах планеты.

М.Г.: Госпожа Буш, а что бы вам хотелось повидать в Москве и Санкт-Петербурге?

Лора БУШ: Разумеется, мне интересно будет увидеть вашу прекрасную страну, все великолепие ее культуры – картины Эрмитажа, балет – словом, все то, чем я увлекаюсь. Но мне интересно будет и побывать в гостях у госпожи Путиной. Мне очень хочется с ней увидеться, это правда. Она гостила у нас на ранчо. Мы подружились. Мне кажется, нам важно сохранять эту дружбу.

М.Г.: Господин президент, ваша предстоящая встреча с президентом Путиным будет пятой по счету. Как у вас складываются личные отношения?

Дж.Б.: Хорошо, по-настоящему хорошо. Как вы правильно сказали, это будет пятая встреча. И если бы личного взаимопонимания не было, если бы мы с президентом Путиным плохо понимали друг друга, то не было бы пяти встреч – была бы только одна. Но мы будем встречаться в пятый раз, что само по себе свидетельствует, во-первых, о значении этих отношений, а во-вторых, о том, как хорошо мы ладим друг с другом.

У нас с президентом Путиным много общих интересов. Прежде всего, мы оба любим своих жен и дочерей. Оба любим родину. Оба с удовольствием занимаемся спортом и предпочитаем прогулки на свежем воздухе. Так что мне по-настоящему приятно думать о том, что нам с Владимиром предстоит какое-то время провести вместе.
К тому же нам выпала честь получить приглашение пожить у него дома. Когда приглашаешь кого-то к себе домой, это знаменательно.

М.Г.: Позвольте коснуться двух политических тем. Как вы относитесь к сокращению ядерных вооружений? Какими вам видятся взаимоотношения России и НАТО? Вкратце, чего вы ожидаете по этим темам от предстоящего саммита?

Дж.Б.: После визита в Россию мы направляемся в Италию на форум НАТО, в котором будет участвовать и Владимир Путин. Как я надеюсь, там будут кодифицированы и оформлены отношения стран в формате «двадцатки», в результате чего Россия получит уникальный и важный статус в ее отношениях с НАТО. Это будет чрезвычайно важно.

Я поддерживаю формат «двадцатки» для России. Мы с Тони Блэром давно над этим работаем, и Владимиру Путину известно мое отношение к этому вопросу.
Во-вторых, я хочу, чтобы мы кодифицировали существенные сокращения наступательных ядерных вооружений. Пусть мир видит, что мы больше не враги, что мы не цепляемся за запасы этого ужасного оружия, что начинают складываться новые взаимоотношения.

Эти новые отношения очень важны для России и не менее важны для Америки. Но главное, чтобы их видели и другие государства.

М.Г.: Господин президент, позвольте вернуться к трагедии 11 сентября. Какими были ваши первые мысли, слова, решения после нападения террористов?

Дж.Б.: Достать их! Конечно, для меня это был удар в самое сердце. Вы поймите, сэр, я в это время находился в школьном классе во Флориде и слушал рассказ о том, как дети учатся читать. До начала встречи мне сообщили о том, что самолет врезался в здание. А потом ко мне подошел руководитель моего аппарата и сказал: «На Америку совершено нападение».

Для президента это страшные слова. Я их обдумывал прямо там, в школе. Я понял одно: мне нужна дополнительная информация, мне необходимо точно выяснить, что произошло. Но когда стало ясно, что на нас напали, я для себя решил, что мы непременно выследим тех, кто это сделал, и воздадим им по справедливости.

Сразу после этого я звонил многим людям, одной из первых была Лора. Я хотел убедиться, что с ней все в порядке, просил сообщить девочкам, что со мной ничего не случилось.

И с Владимиром Путиным я тоже разговаривал в самом начале трагических событий. Для меня это много значило. Ведь в старые времена как происходило? Если бы США поднялись по тревоге, поднялась бы по тревоге и Россия. Это могло бы создать проблему. Но Владимир знал, что наша боеготовность не создавала угрозы для России. И его телефонный звонок был очень отрадным, успокаивающим и очень важным событием.

М.Г.: Откуда вы черпали силы в тот страшный день? Есть ли у вас ощущение, что они даются свыше?

Дж.Б.: Да, есть. Я верую во Всевышнего. И я молился. Просил дать мне сил, мудрости и, конечно же, утешения. Кстати, многие в те дни молились обо мне, о моей семье. Американцы склонны к вере. Люди своими молитвами поддерживали меня и Лору. И я им за это глубоко признателен.

 

«Задолго до сорокалетия я получил образование, отслужил в Национальной гвардии, получил ученую степень, женился, завел детей. Я платил людям зарплату, зарабатывал деньги и рисковал ими в нефтяном бизнесе, боролся за высокий выборный пост. Я активно участвовал в общественной жизни, вел занятия в детской бейсбольной секции, преподавал в воскресной школе. Но в жизни человека бывают поворотные моменты...»

«В Мидленде, где я жил тогда, образовался и стал расти кружок по изучению Библии. К тому времени, когда я присоединился к нему осенью 1985 года, на его заседания собиралось чуть ли не 120 человек. Чтение Библии все более захватывало меня, текст становился все более ясным и значимым...»

«Вера меняет жизнь людей. Мне это известно доподлинно, поскольку мою жизнь она изменила.»

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 

М.Г.: Позвольте, господин президент, напомнить вам нашу встречу, которая произошла 1 июля 1997 года. Тогда мы с Генеральным директором ИТАР-ТАСС Виталием Игнатенко приезжали к вам в Остин. Незадолго до этого вы добились переизбрания на посту губернатора Техаса. И мы предсказали, что вы, господин Буш, станете следующим президентом США.

Дж.Б. (смеется): Точно, было такое предсказание.

М.Г.: А вы тогда еще шутили, говорили, мол, надо посоветоваться с Барбарой...

Дж.Б.: Совершенно верно...

М.Г.: Ну а когда на самом деле вы решили баллотироваться в президенты?

Дж.Б.: Когда решил? Бог мой, да времени ушло немало. Я принял такое решение в начале 1999 года.

М.Г.: То есть через два года после нашего прогноза.

Дж.Б.: Да, верно. Для нашей семьи это было чрезвычайно важное решение. Ведь в конце концов я, по сути, просил жену принести большую жертву, последовать за мной в качестве первой леди. Да и для наших дочерей...

Л.Б.: Ну, не такая уж и жертва...

Дж.Б.: Что ж, спасибо. Наверное, действительно получилось именно так, но я-то тогда думал иначе.

Образ жизни здесь совершенно непривычен для нас. Знаете, мы ведь замечательно жили в Техасе. Меня тревожило, что семья будет испытывать неудобство, окажется в пресловутом «аквариуме».
К счастью, Лора превосходно справляется с обязанностями первой леди.
В общем, я принял решение. Мыслями о победе или поражении я не терзался – мне вообще кажется, что нельзя бороться за выборный пост, тревожась о результате. Заботиться надо о том, чтобы продумать и предложить людям план, ведущий в лучшее будущее, и именно это я и сделал.

 

«Пример деда и отца научил меня тому, что если человеку не нравится направление деятельности властей, с этим не обязательно мириться – вполне можно что-то предпринять.»

«Когда я вспоминаю деда, первое, что приходит на ум, – соблюдение приличий, респектабельность. От гостей в своем доме, включая и внуков, он ожидал, чтобы те приходили вовремя, вели себя пристойно и были прилично одеты. К ужину, например, полагалось являться в пиджаке и галстуке. Мне было 6 лет, когда он начинал работать в Сенате, и 16, когда ему по состоянию здоровья пришлось уйти в отставку.»

«Впервые я реально столкнулся с политической жизнью, когда мой отец выставил свою кандидатуру в Сенат через два года после отставки деда, в 1964 году. Лето после выпуска из Андовера (там 18-летний Джордж заканчивал учебу в Академии Филлипса, престижной частной школе, которую 20 лет назад окончил его отец – М.Г.) и перед началом учебы в Йельском университете я провел, работая в предвыборной кампании отца. Я отыскивал нужные телефонные номера, доставлял транспаранты и вообще хватался за все, что необходимо было сделать и на что не хватало рук.»

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

Джордж Буш участвовал во всех избирательных кампаниях отца: и в победной президентской 1988 года, и в 1992 году, когда Джордж Буш-старший проиграл президентские выборы Биллу Клинтону.

 «Поражение в политике трудно не воспринимать как личную неудачу – в конце концов, на избирательных бюллетенях значится твое имя. И все же, если верить в мудрость избирателей, – а я в нее верю, – то переживаешь разочарование, смиряешься с вынесенным вердиктом и идешь вперед. Мои отец и мать, преподавшие нам в жизни множество важнейших уроков, наглядно показали нам и это – в 1992 году.
Тот год был трудным для нашей семьи... Но уже на следующее утро
(после выборов) мама со своей обычной невозмутимостью заявила: «Ну что ж, теперь все это в прошлом. Надо жить дальше». Так мы и сделали.»

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 Через 8 лет президентом США стал Джордж Буш-младший.

 

М.Г.: Госпожа Буш, какими были ваши первые слова мужу после того, как он стал президентом Соединенных Штатов?

Л.Б.: Когда стал президентом?

М.Г.: Да, ваши первые слова.

Дж.Б. (смеется): Надо чистить зубы.

Л.Б.: Во время инаугурации, когда Джордж принимал присягу, мне кажется, мы прежде всего поцеловались. После окончания церемонии.

Дж.Б.: Первым делом она сказала: «Я тебя люблю».

М.Г.: Ну хорошо, все сложилось удачно, вы пришли в Белый дом. Но представим себе другой сценарий. Какими бы были ваши первые слова, если бы Джордж проиграл?

Л.Б. (смеется): Теми же самыми.

М.Г.: Точно теми же?

Л.Б.: Ну конечно.

Дж.Б.: Вот это важно. За это спасибо.

М.Г.: Господин Буш, вы уже второй президент в вашей семье. Какое влияние оказал на вас отец – как человек и как своего рода символ?

Дж.Б.: Знаете, это превосходный вопрос. Я с собой в ладах, как мне кажется, прежде всего потому, что принимаю себя таким, каков я есть. Не стараюсь подлаживаться, притворяться, делать вид, что на самом деле я какой-то другой. Мне кажется, это проистекает из того, что мама и отец безоговорочно меня любили. Ничто не может быть лучше отцовской и материнской любви. А мои родители любили меня, хотя в молодости меня порой нелегко было любить. Самое главное, что дали мне отец и мать, – это любовь. И они иногда мне дают советы. От мамы я получаю множество советов – независимо от того, спрашиваю я их или нет. Она женщина очень прямая. Ну, а с отцом мы порой беседуем. И я ценю его советы. Он человек очень мудрый, я многому у него научился.

 

«Мне была хорошо известна история отцовской службы пилотом ВМС во время Второй мировой... Помню его рассказы о том, как ему нравилось летать, помню и рассказы о спасении отца после того, как его сбили над Тихим океаном. Я как-то открыл один из маминых альбомов и наткнулся на страницу, к которой был приклеен кусочек прорезиненной ткани. Это была память о плоте, спасшем жизнь моему отцу.
С его помощью он держался на плаву, пока не пришла подмога.»

«Уверен, что летная служба отца повлияла и на мой выбор. Мне предстояло служить, и хотелось освоить что-то новое. До этого я ни разу не летал на самолете, но тут решил, что хочу быть пилотом.»

«Мир вокруг нас радикально менялся, я к тому времени был уже на старшем курсе в Йеле. Шел весенний семестр. Длинные волосы, захваты университетских помещений, бурные протесты... – все это только начиналось. Позже мы шутили, что с выпускниками 1968 года надолго ушла мода на короткие прически.
... Еще одной реальностью той весны был Вьетнам. Война все больше
воплощалась для нас в конкретных судьбах, поскольку наши друзья, выпускники предыдущего года, надевали военную форму. Приехав на Рождество домой, в Хьюстон, я услышал от сверстников, что идет набор в ВВС Техасской национальной гвардии. Туда я и обратился с запросом.»

«На действительной службе, обучаясь летному делу, я провел 55 недель, и в декабре 1969 года окончил курс. Мой отец вручил мне нашивки младшего лейтенанта. Для обоих это был момент, которым можно было гордиться.»

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 

М.Г.: Помню, когда мы с вами встречались в Остине, вы шесть раз упоминали имя матери. И мне не забыть ее слез, когда она на инаугурации стояла между двумя президентами – мужем и сыном. У нее было шесть детей. Каково было старшему сыну и брату расти в такой большой семье?

Дж.Б.: Мне кажется, у старшего сына бывают во многом уникальные отношения с матерью. Я близок к маме, близок к отцу. Знаете, в Техасе обо мне говорили: у него отцовские глаза и материнский язык. Конечно же, я очень многое унаследовал от матери, и благодарен судьбе за это.

 

«Мне было семь лет, моей сестре Робин – почти четыре, когда она умерла от лейкемии. Те минуты остаются самым ярким впечатлением детства. Острая боль посреди общей расплывчатой радости бытия.
Другие говорят, будто я пытался подбадривать родителей, но я почти
ничего такого не помню. Помню свою тоску». Эти строки взяты из книги Джорджа Буша.

А вот как вспоминает о том трагическом времени мать президента, Барбара Буш:

«... Мне казалось, я чувствую, как ее душа расстается с крохотным милым телом. В последний раз я ее причесала и мы (с мужем) подержали на руках свою бесценную девочку. Никогда я не ощущала так явственно, что Господь с нами, как в ту минуту...»

«Джордж помогал выводить меня из оцепенения... Как-то выдался чудесный ветреный денек, и я из спальни услышала, как соседский мальчик зовет Джорджа к себе поиграть. Джордж сказал, что не пойдет, хотя ему и хочется, потому что ему нельзя оставлять маму одну. Он ей нужен. С этого момента началось мое выздоровление. Я осознала, что мое горе слишком тяжкой ношей легло на плечи семилетнего мальчика».

 

Дж.Б.: У нас любящая семья. Семья для нас очень важна. И для Лоры, и для меня, и для моей ближайшей родни. Мои братья относятся к Лоре как к сестре. У Лоры не было своих братьев и сестер, в моей семье она получила большую родню в придачу.

Л.Б.: И это так приятно.

Дж.Б.: В самом деле приятно. У нас в семье близкие отношения.

Вот я утром говорил с младшим братом. Лора уезжает в Европу раньше меня, а мой брат Марвин заедет сюда составить мне компанию. Конечно, я буду скучать без Лоры, но по крайней мере рядом со мной будет Марвин. Вообще, нам приятно быть вместе.

М.Г.: Госпожа Буш, вы помните свою первую встречу с Джорджем? Каким он тогда был?

Л.Б.: Я выходила замуж за очень симпатичного парня. Джордж и сейчас хорош собой, но когда мы впервые встретились, он был невероятно мил. Мы познакомились в Мидленде (штат Техас) в 1977 году, у друзей. Приятели пригласили нас на вечеринку в чисто американском стиле: жарили гамбургеры на гриле на заднем дворе. А спустя три месяца мы поженились.

М.Г.: Ну, а у вас, господин президент, какими были первые впечатления от знакомства с Лорой?

Дж.Б.: Я был покорен. Это была любовь с первого взгляда. Влюбился по уши. И нам, как Лора только что сказала, не понадобилось много времени, чтобы понять: мы созданы друг для друга. Мы поженились через три месяца – для ухаживаний срок очень короткий.

 

«Мы поехали домой к моим родителям. Лора с мамой пошли прогуляться; позже мы объявили, что планируем пожениться, и попросили помочь выбрать дату, когда бы они могли быть с нами. Они очень обрадовались: счастливы были за меня и сразу полюбили Лору – как и я сам. Отец посмотрел в свое рабочее расписание, и мы выбрали первые же выходные, когда он был свободен, – 5 ноября 1977 года. (Джордж Буш— старший тогда был директором ЦРУ – М.Г.)»

«Свадьба у нас была скромная, всего 75 человек, только друзья и близкие родственники.»

«На медовый месяц мы с Лорой уехали в Мексику, а потом поселились в доме, который я купил в том же году. Сорняки там были, как сказала Лора, с нее ростом. За мебель я заплатил арендными правами на нефтепромыслы. После медового месяца мы вместе взялись за работу в рамках кампании по выборам в конгресс. Как выяснилось, это замечательное занятие для первого года брака. Мы занимались общим делом и много времени проводили вместе.»

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 

М.Г.: С тех пор прошло 25 лет. И если верить американской прессе, вы, господин президент, каждое утро в 5.30 завариваете для Лоры чашечку кофе...

Дж.Б.: Точно.

М.Г.: Правда, каждое утро? В 5.30?

Дж.Б.: Да.

М.Г.: А какие другие семейные традиции вам особенно дороги?

Дж.Б.: Мы, знаете ли, вообще привыкли рано вставать...

М.Г.: Ранние пташки?

Дж.Б.: Ранние пташки. С утра первым делом, как оденусь, мы вместе завтракаем. Завтракаем мы, кстати, легко. И я веду собак гулять на южную лужайку Белого дома... Это одна из моих обязанностей.

М.Г.: Вы имеете в виду тех собак, которые сюда заходили?

Дж.Б.: Тех самых, Барни и Спота. И мне это страшно нравится. Может, это покажется странным, но одно из самых приятных для меня занятий – играть с собаками. Они не пререкаются, как большинство людей, занятых политикой.

 

«В мае 1989-го Джордж «Дабл-Ю» пригласил меня в Даллас повидать внучек и вбросить в игру первый мяч на бейсбольном матче с участием техасских «Рейнджеров». В составе группы инвесторов он приобрел этот клуб, и его избрали одним из двух управляющих.
В ту поездку у меня была еще одна важная задача: отвезти Джорджу
(младшему) первого щенка моей любимицы – Милли, родившегося в Белом доме, и теперь покидавшего родной дом. Девочки назвали собаку Спот, в честь своего любимого бейсболиста».

(Из воспоминаний Барбары Буш)

 

М.Г.: Госпожа Буш, для всего мира ваш муж – президент Соединенных Штатов. Работка крутая. А как отец он тоже крут?

Л.Б.: Отец он замечательный. Но он... Нет, я бы сказала, что он не так уж строг с дочками. Это, скорее, мне приходится быть строгой с девочками.

 

«Никогда не забуду, как врач сказал: «А вот и ваш ребеночек. Постойте-ка, да там двойня, две малышки.» Помню, я обнял Лору, и мы разрыдались от счастья.
На следующий день я послал ей две дюжины роз – «от отца двойняшек».
Мы с Лорой совершенно не имели опыта в обращении с младенцами, а тут их у нас оказалось сразу двое. В первые дни они только и делали, что кричали.
Я расхаживал по дому, держа их на руках, качал их, гримасничал и
распевал единственную известную мне песню, которая казалась мне подходящей для девочек: боевой марш йельских фанатов – «Бульдог, бульдог. Пау-вау-вау».

«Поскольку мой отец был вице-президентом, рождение его внучек вызвало большой интерес. Можно сказать, что наши дочери провели свою первую пресс-конференцию через два часа после появления на свет.»

«Мы всегда старались оберегать своих девочек. Они не дают интервью и не ходят ни на какие мероприятия кроме тех, которые им самим интересны».

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 

Л.Б: Мы по ним скучаем. Они теперь в колледже, мы слишком редко их видим. По телефону говорим почти каждый день – одна из дочек как раз позвонила только что, я из-за этого чуть не опоздала на интервью. Дела у них идут хорошо. Молодцы девочки.

М.Г.: Господин президент, когда вы вспоминаете Мидленд, Техас, что всплывает в памяти прежде всего?

Дж.Б.: Первое, что связано с Мидлендом? Там леса нет, деревьев. Это же пустыня...

 

«Когда оказываешься в Мидленде, в Техасе, горизонты вокруг внезапно раздвигаются. Небо невообразимо просторное. Земля плоская, без единого намека на возвышенность, способную ограничить поле зрения. Воздух чист и ярок».

«Мои родители переехали в Западный Техас, когда мне было 2 года».

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 

«Я до сих пор краснею, вспоминая, как однажды вскоре после приезда проснулась от сильного запаха газа. Я тут же разбудила мужа, Джорджа-младшего и соседей-Касселманов, мне казалолсь, что надо быстрее уносить ноги из дома, пока он не взорвался. Касселманы добродушно и терпеливо объяснили мне, что просто сменился ветер и до нас донеслись запахи с соседних нефтепромыслов».

(Из воспоминаний Барбары Буш)

 «У большинства из нас отцы часто находились в отъезде. Они занимались нефтяным бизнесом и уезжали на буровые. Элемент постоянства в наши жизни вносили матери».

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 «Когда сейчас вдруг попадается под руки старая записная книжка, в ней сплошь записи о том, когда и на какой площадке очередной бейсбольный матч. Мальчишки хорошо играли, и я буквально разрывалась надвое, стараясь поспеть с одной игры на другую».

(Из воспоминаний Барбары Буш)

 «Мидленд был маленьким городком, и система ценностей там была соответствующая. Мы учились уважать и слушаться старших, быть хорошими соседями. Ходили в церковь.
...Дверей никто не запирал, поскольку друзьям и соседям можно было доверять. Счастливое было детство. Меня окружали любовь, друзья, спорт».

(Из книги Джорджа Буша «Дело, за которое отвечаешь»)

 

Дж.Б.: Знаете, нам дороги друзья, которых мы приобрели в тех краях. С виду в Мидленде, может, и смотреть особо не на что, но люди там живут превосходные. Одно из преимуществ должности президента заключается в том, что мы с Лорой можем приглашать сюда своих друзей из Мидленда, показывать им Белый дом, делиться своими заботами. С ними можно откровенно говорить о том, каково быть президентом. Это ужасно здорово. Приезжают достойные, твердо стоящие на земле люди, которым мы по-настоящему рады.

М.Г.: Известно, что вы, господин президент, главный поклонник бейсбола в стране...

Дж.Б.: Это точно...

М.Г.: Вы отличный бегун, любите рыбачить. Как вам удается выкраивать для этого время при своей занятости?

Дж.Б.: Прежде всего я сознательно забочусь о том, чтобы найти время для занятий спортом. И всем говорю – и Лора меня поддерживает, что для людей, чья работа связана со стрессом, очень важны регулярные физические нагрузки. На это надо обязательно отводить время. При этом и мозги проветриваются, и самочувствие улучшается.

Так что я занимаюсь спортом каждый день. Сегодня у нас намечен вечерний прием, но до него я пробегу свои три мили.

Вот, правда, рыбачить теперь удается не так часто, как хотелось бы. Это уж недостаток моей работы.

М.Г.: А как вы относитесь к музыке? Для россиян американская музыка – это, прежде всего, Фрэнк Синатра, Элвис Пресли, американский джаз, бродвейские мюзиклы. А лично вы что предпочитаете?

Дж.Б.: Кантри и вестерн. Ковбойскую музыку.

М.Г.: Ковбойскую?

Дж.Б.: Ну да, мне нравится ковбойская музыка. И готов поспорить, что и многим россиянам понравились бы ковбойские песни, если бы они – только действительно хорошие, – добралась до России. У них энергичный ритм, и содержание тоже отличное.

Л.Б.: У нас играла ковбойская музыка, когда президент Путин гостил на нашем ранчо. Приглашали ансамбль, он исполнял все старые классические вещи: западный свинг, ковбойскую музыку.

М.Г.: Господин президент, вы – один из самых могущественных людей в мире. Каков, по-вашему, вкус власти?

Дж.Б.: Ту власть, которая у меня есть, я, прежде всего, стараюсь обращать во благо. Я человек миролюбивый и я действительно верю, что мы можем прийти к миру. А что касается «собственного дома», Соединенных Штатов Америки, здесь у нас есть шанс позаботиться о том, чтобы дать надежду людям, которые ее лишены. Я так смотрю на это.

Главное, не давать мыслям о власти вскружить вам голову. Если человек, упоенный властью, перестает видеть себя в должной перспективе, если он теряет ощущение того, что по-настоящему важно в жизни, – это не мужчина.

Мои приоритеты – вера, семья, друзья. Будет у меня власть или нет – от этого ничего не изменится.

 

«Дорогой мой Джордж,
Эти запонки – самое ценное, что у меня есть. Мама и отец подарили
их мне 9 июня 1943 года – в тот день, когда я после выпуска из Корпус-Кристи стал пилотом морской авиации.
Хочу, чтобы теперь они были у тебя. Хотя ты и летал на своих истребителях, теперь ты в определенном смысле снова «становишься на крыло», принося губернаторскую присягу. Уверен, все у тебя будет в
порядке.
... Ты приносил ради нас жертвы. Ты всегда был преданным и верным.
Теперь наша очередь.
Мы любим тебя».

(Из письма Джорджа Буша-старшего Джорджу Бушу-младшему)

 

Дж.Б.: Быть президентом – большая честь. Я уважаю свою страну, люблю американцев. Но при этом я отдаю себе отчет, что и мое время пройдет. И пока я здесь, я буду делать все, что могу, чтобы улучшить жизнь людей.

 

Присягу на президентской инаугурации в 2001 году Джордж Уокер Буш приносил, держа руку на той же Библии, на которой 12 лет назад лежала рука его отца.

 

М.Г.: Господин президент, я очень благодарен вам за эту встречу в Белом доме. Это место загадочное. Мир постоянно слышит: «Белый дом решил», «Белый дом объявил», «Белый дом предпринял шаги»... Но ведь для вас Белый дом – место жительства. Здесь ваш семейный очаг.

Дж.Б.: Это правильно.

М.Г.: Может быть, вы сочтете возможным приоткрыть перед моими соотечественниками некоторые двери?

Дж.Б.: Да, конечно. С удовольствием. Мы с Лорой хотели бы показать вам некоторые наши любимые места. Но вы интересно и верно подметили, что в сводках новостей Белый дом подается, как некая личность...

М.Г.: При этом весьма загадочная личность.

Дж.Б.: Верно. Нет, это всего лишь дом, и чудесный. Это дом, принадлежащий нашему народу. Не нам – мы просто временные жильцы. Но все равно, мы бы хотели вам его показать. Мне бы хотелось провести вас в Овальный кабинет, если позволите.

М.Г.: С удовольствием. Кстати, известно, что в нем находится стол Джона Кеннеди, который вы выбрали для работы?

Дж.Б.: Совершенно верно.

М.Г.: В этом решении был какой-то символический подтекст?

Дж.Б.: Да нет, на самом деле не было. Мне нравится этот стол, он очень красивый. Им пользовались и другие президенты – Рональд Рейган, Теодор Рузвельт, Франклин Рузвельт. Так что этот стол повидал немало исторических личностей на своем веку. Но символизма особого нет. Вы сами увидите, почему я его выбрал.

Пойдемте, посмотрим Белый дом...

 

Белый дом был построен в самом конце XVIII века по проекту ирландского архитектора Джеймса Хобана. Место для его строительства выбирал лично первый президент США Джордж Вашингтон, а первыми хозяевами стали его преемник Джон Адамс с супругой Абигейл.

Официальное название – Белый дом – было утверждено в 1901 году президентом Теодором Рузвельтом.
Белый дом пережил два пожара, но снаружи он и сегодня остается
точно таким же, как два столетия назад.

 

Дж.Б.: Здесь у нас замечательный розарий.

Л.Б.: Это была идея Жаклин и Джона Кеннеди разбить в этом месте розовый сад. И именно Джон Кеннеди стал первым произносить речи на этих ступенях.

Дж.Б: Я тоже обычно выступаю здесь с речами.

М. Г.: С самыми важными....

Дж.Б.: Совершенно верно. Последняя моя речь была посвящена Ближнему Востоку, я в ней излагал свое видение пути к миру.

Здесь у нас вход в жилые помещения. Лестница ведет на второй этаж. Слева гостиная, а там дальше, за портьерой, вход в личные покои. Идеальные условия, верно?

А это – Овальный кабинет. Прежде всего – вот тот стол, о котором я вам рассказывал. Чудесный, правда? Он служит нашим правительствам.

М.Г.: Из какого дерева он сделан?

Дж.Б.: Оно взято с корабля.

Л.Б.: Это было британское судно, которое спасли американцы, и позже Королева Виктория за

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама