Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Лоран Гбагбо, президент Республики Кот-д`Ивуар

24 апреля 2002, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

ЛОРАН ГБАГБО:

«Власть это десятиэтажный дом без лифта...»

 

Родился 31 мая 1945 г. в городе Ганьоа.
Учился в Лионском университете.
С 1988 г. по 1997 г. – генеральный секретарь организации Ивуарийский народный фронт.
С 1997 г. по 2000 г. – председатель партии ИНФ.
22 октября 2000 г. избран президентом Республики Кот-д’Ивуар.

 

Ритм. Движение. Танец. Это Африка. Континент, где от цивилизации до первобытного строя – рукой подать. Где ребенок повинуется ритму, еще не научившись ходить. Где далеко не каждого учат читать, но приучают с детства слово в слово передавать факты и генеалогию племени, к которому принадлежишь. Это мир, в котором история не пишется на бумаге. Она живет в рисунке движений и устных сказаниях. Так было всегда, и все же, в Африке многое меняется...

 

 

Лоран ГБАГБО: Я заканчиваю сейчас работу над одной книгой. Она лежит в соседнем кабинете. Корректирую рукопись, чтобы отправить ее к издателю. Я пишу. Писать – это моя вторая натура. Когда я не пишу, я не вполне счастлив.

Михаил ГУСМАН: Могу предположить, эта книга окажется поучительной для читателей из многих стран мира, не только ваших соотечественников?

 

О чем же мог бы рассказать в своей книге президент республики Кот-д’Ивуар – ученый, преподававший историю и географию в Классическом лицее, а позднее возглавлявший Институт истории? Наверное, об Африке, своей Африке. О том, что еще в XI веке на севере страны возникло одно из самых ранних государственных образований – Конг.

Впервые название «Берег Слоновой Кости» появилось на картах португальских моряков в 1475 году. А в середине XVII века на побережье высадились французские колонисты и основали свою миссию. Ступив однажды на ивуарийскую землю, французы задержались здесь на несколько веков – к середине XIX века французский протекторат был установлен уже над всеми приморскими районами. В 1902 году Берег Слоновой Кости вошел в состав Федерации Французской Западной Африки. Лишь в судьбоносном для Африки 1960 году, когда за один год на карте мира появилось 17 новых государств, Кот-д’Ивуар получил суверенитет. Но вместе с обретенной независимостью перед страной встал естественный вопрос – что теперь с нею делать?

 

Л.Г.: У нашего независимого государства были свои отцы-основатели. Имена главных действующих лиц тех лет на африканском континенте у всех на слуху: Уфуэ-Буаньи, Кваме Нкрума...

 

Феликс Уфуэ-Буаньи! Легендарный Феликс! Человек, имя которого гремело на всю Африку! Он руководил Кот-д’Ивуаром целых 35 лет, и именно он принимал решение, по какому пути после 1960 года идти его стране. Это было время пробуждения Африки. Некоторые франкоязычные колонии – Гвинея, Мали – решили разорвать с метрополией и построить в Африке социализм. Французы, обидевшись, покидали свои бывшие владения, выкручивая электрические лампочки. Чтоб социализм сам учился освещать себе путь. А вот президент Берега Слоновой Кости Уфуэ-Буаньи решил сохранить в своей стране не только французские лампочки, но и французские капиталы и сам капиталистический путь развития. В связи с чем его имя мало кому было знакомо в Советском Союзе, в отличие от имени его главного оппонента – Кваме Нкрумы, президента Золотого берега – нынешней Ганы. Любимца Хрущева и Брежнева, лауреата Международной Ленинской премии, человека, влюбленного в Советский Союз и идеалы коммунизма. Он даже заключил пари с Уфуэ-Буаньи, какая из стран через десять лет станет жить лучше? Извечная коллизия – капитализм против социализма. Чистый эксперимент. Результат был однозначен – через десять лет независимости Гана лежала в руинах, Кваме Нкрума был свергнут с престола, а Кот-д’Ивуар добился самого высокого в Африке уровня доходов на душу населения. В соседних странах один за другим вершились военные перевороты, встречались и вожди0людоеды, съедавшие своих политических противников, самым известным из которых был Жан-Бедель Бокасса из Центральноафриканской Республики. Разумеется, на этом фоне Кот-д’Ивуар казался европейцам раем на черном континенте. И все же, к концу ХХ века многих ивуарийцев постигло разочарование.

 

Л.Г.: Я думаю, что многие были разочарованы тем наследством, которое получили. Потому что не было веры в отцов-основателей независимой страны, они не принесли свободы каждому индивидууму, за исключением одного-двух. Страна не прогрессировала.

 

В раю, который пытался создать Уфуэ-Буаньи, было много чисто африканской экзотики. К примеру, он взял и перенес столицу из Абиджана в свою родную деревню Ямусукро. Построил там президентский дворец, международный аэропорт, а для жителей0католиков, составляющих 18% населения страны, за каких-то три года возвел самую большую на планете Базилику Матери Мира. Здесь, в тропиках, среди безлюдных африканских лесов возвышается это чудо света. Да еще и напоминает собор Святого Петра в Риме, только по масштабам значительно грандиознее. Но построить мало, такую махину еще и содержать надо. Уфуэ-Буаньи и здесь нашел радикально решение – в одночасье подарил собор Ватикану. А еще одно замечательное сооружение – единственный в Центральной Африке ледовый каток – уже не увидишь, его больше нет. В общем, 35 лет своего правления Уфуэ-Буаньи, идя от успеха к успеху, позволял себе абсолютно все. Даже жить по полгода во Франции, зная, что дома полный порядок. Его авторитет был непререкаем. Он был реальным и безусловным отцом нации. Нации, объединяющей свыше 60 разных народов и этнических групп. Нации, разделенной по религиозной принадлежности на три группы – анимистов, верящих в духов, в силы зла и в то, что человек произошел от рептилий, мусульман и христиан. Нынешний президент Лоран Гбагбо дистанцируется от авторитарных методов правления великого предшественника. Но сможет ли он, политик нового времени, удержать в своих руках такую специфичную страну? Ведь быть одновременно демократом и отцом нации – вещи несовместимые. Напишет ли он об этом в своей книге? Мы не стали спрашивать.

 

М.Г.: Сегодня на Африканском континенте к власти приходит новое поколение политиков. Известно, что и у вас сложилась своя команда – группа молодых активных соратников. Какие импульсы к развитию экономической, социальной, политической жизни страны вы ждете от этого поколения?

Л.Г.: Спасибо. Это основательный вопрос, один из самых важных вопросов для Африки. Африка теперь переживает период демократии. К руководству пришло новое поколение политиков. И люди ждут от нас многого. Мы должны дать им возможность есть досыта, получать медицинское обслуживание, когда болен, детям ходить в школу, ездить по хорошим дорогам, наконец, жить в мире. Вот то, что ожидает от нас народ. И если мы этого добьемся, то Африка будет спасена.

 

На Африканском континенте сегодня больше, чем где бы то ни было, ощутимы контрасты, ярко выражена полярность. По африканским меркам Кот-д’Ивуар – благополучное государство, его называют витриной африканского континента. Здесь по-прежнему продолжают жить европейцы. Только французов насчитываются десятки тысяч человек. Еще больше ливанская колония, а торговцы0арабы, как известно, живут там, где им хорошо, где есть выгодная торговля, развито предпринимательство. Да и армия Кот-д’Ивуара, одна из самых обученных на континенте, давно не покидала казарм. Играет свою роль и постоянное присутствие французского иностранного легиона, в котором, к слову, до сих пор служат десятки контрактников – выходцев из России, разными путями сюда попавших. И все же, увы, республика, сотрудничающая с Европой, и, прежде всего, со своей бывшей метрополией Францией, по европейским стандартам – нищая страна.

 

Л.Г.: Я хотел бы сказать о том, чего не хватает Африке прежде всего – оборудования. Вспомните Французскую революцию, промышленную революцию. Вначале было строительство железных дороги вначале была добыча угля. А промышленная революция в Америке? Железные дороги протянулись через всю страну. Пока в Африке не будет серьезного технического оснащения, в частности железных дорог, телефона, интернета, мы не сможем двигаться вперед.

М.Г.: Но есть ли финансовые возможности для технического переоснащения, новых технологий, открытия дорог? Где найти ресурсы для этого?

Л.Г.: А как Сталин сумел? (смеется)

М.Г.: Хороший ответ, спасибо, господин президент! (смеется)

 

Своим политическим пристрастиям, и в шутку, и всерьез, Лоран Гбагбо наверняка посвятит не одну страницу книги, которую пишет. Он, конечно же, вспомнит, как в 1982 году, во Франции, был одним из основателей нелегальной оппозиционной организации Ивуарийский народный фронт, которая боролась с тиранией тогдашнего «отца народов» Уфуэ-Буаньи. Вспомнит и о том, что на победоносных президентских выборах ему помогали французские социалисты, которые называют его «товарищ Гбагбо». Казалось бы, навсегда разрешенный историей спор между Кваме Нкрума и Уфуэ-Буаньи, фактически, продолжается и сегодня...

 

Л.Г.. Из политической литературы я прочитал всех классиков марксизма. Все произведения Карла Маркса, Ленина, но я также читал и либеральных авторов.

М.Г.: Как вы считаете, книги Маркса и Ленина сейчас актуальны? Для человечества и для вас лично?

Л.Г.: Хотя их и раскритиковали, я все равно считаю, что эти труды нужно было читать. Когда-то я был марксистом. Я прочитал все произведения Маркса – по экономике, философии. И Ленина тоже всего. Мне очень нравился Ленин, потому что я люблю тех, кто сражается. Я полюбил также Джоржа Вашингтона и Авраама Линкольна– они были настоящими борцами.

 

Лоран Гбагбо тоже борец. Но борец особенный. Он противник насильственных методов и мести. Хотя для Африки куда более типична другая картина – захватить власть и уничтожить предшественников.

 

М.Г.: Известно, что долгие годы ваша жизнь протекала в оппозиции, вам пришлось пройти через тюрьмы. И при этом, находясь в оппозиции к власти, вы ни разу не прибегли к ножу или ружью...

Л.Г.: Сегодня я наблюдаю много политиков в Африке, которые очень легко берут в руки нож, мачете и ружье для того, чтобы разрешить свои проблемы. Я очень удивлен. Потому что я тридцать лет пробыл в оппозиции, начиная с 18-летнего возраста. И теперь я пришел к власти. Это доказательство того, что можно добиться успеха, не прибегая к ножу, мачете или ружью. Да, я четыре раза был в тюрьме, расплачиваясь за свою жизненную позицию. Но в конце концов – я выиграл. Я стал президентом.

М.Г.: Вы как-то произнесли замечательную, на мой взгляд, фразу: «Кот-д’Ивуар не враг никому и друг всем». Полагаю, что среди друзей вашей страны есть и моя страна, Россия, которая все больший интерес проявляет к Африке и в частности к вашей стране.

Л.Г.: Мы сейчас должны работать над развитием отношений между Россией и Кот-д’Ивуаром, потому что наши экономические связи очень слабые. А что касается России, она может принести нам много полезного в разных областях. Я хотел бы вести диалог с вашей страной для того, чтобы мы смогли воспользоваться всеми ее знаниями. Я рассчитываю на российских и бывших советских технических специалистов, инженеров, у которых накоплен большой опыт, на профессионалов из других стран, например, нефтяников из Баку.

М.Г.: Я сам родом из Баку.

Л.Г.: Ну, вот видите! Я рассчитываю сотрудничать со всеми, кто имеет большой опыт. Например, у вас и южноафриканцев накоплен огромный опыт добычи алмазов. Я мог бы пригласить русских разрабатывать наши недра, наши полезные ископаемые. Чтобы развивать эту отрасль одновременно с производством кофе и какао.

 

Какао – главное слово в Кот-д’Ивуаре. И с детства любимый нами вкус. Но вряд ли догадывались вы, что каждая вторая чашка шоколада, вами выпитая, приготовлена из зерен какао, выращенных на ивуарийской земле.

Шоколадное дерево попало в Кот-д’Ивуар в конце XIX века. Именно его шведский естествоиспытатель Карл Линней назвал «теоброма какао», что в переводе с греческого – «пища богов»! В 1892 году предприимчивый француз Бретинер получил от местного вождя участок для посадки неизвестных деревьев. А вскоре и коренные жители поняли, что природные условия страны идеально подходят для выращивания «пищи богов». Сегодня этим производством занята пятая часть населения, более полутора миллионов земледельцев. Какао один из основных экономических ресурсов страны.

 

М.Г.: Насколько я знаю, ежегодно население вашей страны увеличивается почти на полмиллиона человек. Является ли такая демографическая тенденция проблемой для Республики Кот-д’Ивуар?

Л.Г.: Демографическая проблема существует: очень быстро увеличивается население. К сожалению, у нас нет достаточно средств для того, чтобы справляться с этой проблемой. Нужно, прежде всего, поднимать уровень образования. Когда девушки ходят в школу, они позже заводят детей и имеют их меньше. Школьное обучение девочек – это своего рода контрацепция, отличный способ снизить рождаемость.

М.Г.: Очень хорошая идея!

 

Проблема образования, равно как и демографическая, – одна из самых острых в современной Африке. И Кот-д’Ивуар, увы, не исключение. В 1960 году, когда страна стала независимой, 90% взрослого населения были неграмотны! К середине восьмидесятых годов уровень неграмотности удалось снизить до 75%, и это считалось огромной победой. Сейчас Лоран Гбагбо, защитивший в свое время докторскую диссертацию в Парижском университете, пытается научить читать и писать как можно большее число граждан своей страны. И тех, кто ходит по плетеному мосту только босиком, чтобы избежать проклятия. И тех, кто росписью на тканях пытается задобрить духов. И тех, кто живет полигамными браками, поскольку несколько жен лучше справляются с сельскохозяйственными делами семьи. И это еще одна глава в будущей книге президента.

 

Л.Г.: В каждом департаменте создается генеральный совет, который будет заниматься проблемами образования. Это важно для нас. Мы считаем: молодежь, которая не учится, – праздношатающиеся люди, не участвующие в жизни общества. Поэтому особое внимание мы уделяем образованию, особенно, профессиональному, профессионально-техническому.

М.Г.: У вас, я знаю, четверо детей.

Л.Г.: Один мальчик и три девочки.

М.Г.: Думаете ли вы, что вашему сыну выпадет судьба политика?

Л.Г.: Я не знаю, не могу об этом сказать. Он уже бывал под арестом, однажды даже сидел в тюрьме. Сейчас заканчивает докторскую диссертацию по психологии, чтобы стать профессором и работать в нашем Университете. Будет ли он заниматься политикой, зависит только от него.

М.Г.: Мы знаем, что ваша супруга не только красивая женщина. Она очень известный общественно-политический деятель вашей страны, депутат Национального собрания. Как вы познакомились с госпожой Симоной?

Л.Г.: Когда я был молодым преподавателем, я был арестован. Это было в 1971 году. А в 1973 году меня освободили. И возвратившись из тюрьмы, я руководил одной подпольной ячейкой. Там я встретил молодую женщину. Это была Симона, которая активно участвовала в нашей борьбе.

М.Г.: Она тоже принадлежала к оппозиции?

Л.Г.: Да. Она была в оппозиции, она сражалась. И именно в этой подпольной ячейке я с ней познакомился. Она называлась «Патрис Лумумба». Вот почему одна из наших дочерей носит имя Патрисия, а другая – Мари-Патрис. Это история нашей встречи, именно так мы познакомились.

 

Любовь, рождение детей, оппозиция, тюрьма, эмиграция во Францию – все это переплетено в судьбе Лорана Гбагбо, все это теперь – страницы его воспоминаний.

 

М.Г.: Я знаю, господин президент, что вы, когда вынуждены были жить во Франции, полюбили французскую музыку. Кто ваш любимый шансонье?

Л.Г.: Я очень люблю музыку. Есть один французский музыкант, кстати, русского происхождения, которым я восхищаюсь, к сожалению, он недавно умер, Серж Гинзбур. Я его люблю, потому что это был единственный певец, который пел, не имея голоса.

М.Г.: А вы сами не поете? Может быть, есть ваши записи на диске?

Л.Г.: Нет, я еще не выпускал дисков. Но я играю на гитаре и немного на фортепиано. Вы знаете, что скажут мои ивуарийцы, если я выпущу свой диск? Либо занимайся политикой, либо пой! Не следует заниматься и тем и другим одновременно! Ну, может быть, после того, как я закончу с политикой, я стану петь.

 

Судя по всему, петь Гбагбо начнет не скоро, поскольку до конца его президентских полномочий еще три года. Наверное, тогда же он достроит и свою виллу в местечке Мама под Абиджаном, на которую пока не хватает денег. Президент, по всей видимости, и это редкость для Африки, в самом деле – бессребреник, он не устает повторять, что ему всегда хватало зарплаты.

 

Л.Г.: Люди в Африке очень привязаны к деньгам. И я весьма огорчен тем, что вижу, как многие приходят в политику ради денег. Я думаю, что это убивает политику. Когда приходишь в политику, нужно трудиться, работать, чтобы оставить свое имя в истории.

М.Г.: Я позволю задать вам, господин президент, вопрос, которым обычно завершаю беседу. Вы уже полтора года возглавляете страну. Какова она, власть, на вкус?

Л.Г.: Власть, по-моему, это... десятиэтажный дом без лифта. Когда вы поднимаетесь, вам очень трудно взбираться, но вы говорите себе – надо идти...

М.Г.: Надо иметь хорошее сердце.

Л.Г.: Да. Так вот, пока вы поднимаетесь, вы заставляете себя: «Надо идти, чтобы добраться до верха». А когда вы достигли цели, вы думаете: «Только и всего?»

 

И это «только и всего»! Вот так просто и емко выводит президент Лоран Гбагбо свою «Формулу власти». И все же ему удается находить способы борьбы с мимолетностью событий и эмоций. 

 

Л.Г.: Я пишу постоянно, пишу затем, чтобы оставить свой след. Если ты не записываешь, то скользишь по жизни, подобно рыбе, скользящей в воде и уплывающей без следа. Нужно оставлять память о том, что сделал, увидел, услышал.

 

Так чему же будет посвящена книга президента, о которой так много говорилось? И как Лоран Гбагбо назовет этот труд жизни – результат многолетней работы в своем родном государстве, государстве, которое на карте мира выглядит как квадрат? Непостижимый. Загадочный.

Символичный. Черный. Черный квадрат.

Незаконченная книга президента называется «Борьба за демократию».

 

2002 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама