Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Абель Пачеко де ла Эсприэлья, президент Республики Коста-Рика

1 октября 2003, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы

[ литературная версия ]

АБЕЛЬ ПАЧЕКО ДЕ ЛА ЭСПРИЭЛЬЯ :

«Власть — это возможность осуществлять задуманное...»

 

Родился в 1933 году в семье бананового плантатора.
Профессор медицинского факультета.
В политике с 1953 года.
20 лет был популярным телеведущим.
С 1998—2002 г.г.— депутат Законодательного собрания.
В 2002 году избран президентом Коста-Рики.

 

«Пура вида!» («Жизнь прекрасна!») – так костариканцы всегда отвечают на вопрос «Как дела?». Это миролюбивые люди, их всего 4 миллиона. Они называют себя «тико» – это такой уменьшительно-ласкательный суффикс, как в русском языке «чик». Да и страна маленькая, но все же больше Швейцарии. Граничит Коста-Рика с двумя пляжами – карибским и тихоокеанским, и с двумя государствами – Никарагуа и Панамой.

 

 

Михаил ГУСМАН: Господин президент, ваша страна называется в переводе на русский «богатым берегом». Он на самом деле богатый? Если богатый, то чем?

Абель ПАЧЕКО: Когда Колумб приплыл к этим берегам и увидел великолепный пейзаж, он первым сказал: «богатый берег». Он был восхищен красотой природы и местных жителей, за что и дал такое название, а вовсе не за богатства в обычном понимании этого слова, у нас нет больших запасов, скажем, золота, серебра или нефти.

Я люблю свою страну. Может быть, от этого мне она кажется лучше, чем есть на самом деле, но ведь Коста-Рика действительно очень красива.

 

Если вы думаете, что Латинская Америка – это теплые пляжи, пальмы, лесистые холмы, огнедышащие вулканы, реки, полные крокодилов, джунгли, где крадутся ягуары, скачут обезьяны, летают попугаи и прыгают красные ядовитые лягушки, а кругом цветут и пахнут орхидеи, то тогда вы правы. Именно такова Коста-Рика.

Здесь и в самом деле царит дух «Пура вида», если дословно – «жизнь в естестве».

 

М.Г.: Кроме того, что ваша страна красива, она по-своему уникальна, так как не имеет армии уже много лет. И это в Центральной Америке, которую спокойным регионом мира никак не назовешь. Как удается Коста-Рике сохранять такую мирную и спокойную жизнь в своем доме и при этом не иметь армии?

А.П.: Действительно, наш регион отличается весьма бурной жизнью, потому что уже по своей природе карибцы — страстные натуры. Но мы, костариканцы, всему предпочитаем диалог, с уважением относимся к мнению других. Это позволяет нам жить в мире со всеми. А раз так, то и армия не нужна, и ее у нас нет уже с 40-х годов XX века. Средства, которые другие государства тратят на вооружение, мы вкладываем в здравоохранение и образование.

 

Коста-Рика – не совсем банановая республика. По экспорту ананасов она занимает первое место в мире, а по производству электронных микрочипов и развитию телекоммуникаций — одно из первых десяти. Хорош и костариканский кофе. Первым правителем независимой Коста-Рики был не генерал, а учитель. Может быть, поэтому здесь не было столько гражданских войн, сколько пришлось пережить соседним народам. «Тико», то есть уроженцы Коста-Рики, с большим удовольствием занимались строительством школ.

 

М.Г.: Стране не страшно, что любой костариканец может свободно придти в оружейный магазин, купить оружие?

А.П.: Да, оружие продается, но здесь никто не хочет купить, скажем, атомную бомбу или что-то в этом роде.

 

Но такой мир и покой царили здесь не всегда. Еще до испанцев Коста-Рику захватывали различные индейские племена. Они были очень воинственными. Даже маленькие дети сопровождали своих пап и мам в сражениях. Пленных приносили в жертву богам, им вырывали сердца, чтобы возложить их на алтарь. То были храбрые ребята, настолько храбрые, что многие из них даже не дожили до колониального рабства. Но вообще до Колумба (а его испанцы называют «Колон»), местные индейцы в Европу не вторгались, попивали себе какао, который здесь растет в больших количествах. А зерна какао служили им еще и в качестве монет. Сейчас же местная «деньга», кстати, очень стабильная, называется «колон». Так что дело Колумба живет. Чем не «Пура вида»?!

Коста-Рика самая стабильная и с экономической, и с политической точки зрения страна в Центральной Америке. Но на всякий случай первым президентом ХХI века «тико» избрали себе врача-психиатра.

 

А.П.: Я обожаю психиатрию. В ней – Бог.

 

«Тико» часто говорят о себе, что они – народ, который много обманывали, но который и «сам обманываться рад» и верит во многие мифы.

 

А.П.: Вопрос в степени помешательства, то есть самообмана. Некоторые из нас воображают себя Наполеонами, есть люди, которые говорят, что мы «несем бремя белой расы», что мы «швейцарцы Центральной Америки», что мы – лучшие футболисты в мире и прочие такие штуки. И мы иногда в это верим.

Но нам есть чем гордиться на самом деле. Коста-Рика – одна из самых экологически чистых стран на планете. Еще наши деды научились жить в согласии с прекрасной природой, которая нас окружает.

М.Г.: Вы известный психиатр, много лет проработали врачом. Вам, как никому другому, хорошо известна душа костариканца. В чем ее своеобразие? Чем костариканцы отличаются от других народов? В чем проявляются их национальные черты?

А.П.: Европейцы в Коста-Рике не нашли ничего такого, что позволило бы им жить и не трудиться. Более того, наши предки отказывались понимать, почему они должны работать на чужаков. Они предпочитали смерть. Это и заставило колонизаторов трудиться самим, сеять зерно и заботиться об урожае, чтобы не умереть с голоду. Так образовалось общество, где все находились практически в одном и том же положении, все семьи сами трудились на себя. А это, в свою очередь, потребовало взаимовыручки, умения поддерживать диалог. Вот в этом я и вижу основу коста-риканского образа жизни.

 

В начале XIX века в Коста-Рику завезли кофе. Вскоре он стал основным продуктом страны. Кофейные бароны богатели, все было тихо. Даже за независимость от Испании «тико» не боролись. Итак, кругом царила «Пура вида». 

Но вот в 1821 году из Гондураса прибыл гонец и сообщил, что Центральная Америка обрела свободу. «Тико» немного удивились, и... «пура вида» (жизнь в естестве) продолжилась. Уже независимая.

Между тем Латинская Америка бурлила, гремели кровавые войны. Возникла Мексиканская империя, и Коста-Рика покорно вошла в ее состав. Но империя простояла недолго. Беспокойные мексиканцы императора расстреляли. А Коста-Рике снова пришлось стать независимой. Страной начал править мирный школьный учитель.

Потом возникла Федерация Соединенные провинции Центральной Америки. Покладистые костариканцы присоединились и к ней. Но федеральный президент Морасан ввел слишком большие налоги и, что было особенно неприятно, – воинскую повинность. И его... мирно расстреляли в центральном парке коста-риканской столицы.

 

М.Г.: Я обратил внимание на то, что коста-риканские политики очень часто избираются в состав различных миссий по урегулированию разного рода конфликтов. Как вы думаете, почему у мирового сообщества такое доверие к костариканцам и коста-риканским политикам?

А.П.: История Коста-Рики сложилась так, что было необходимо вести диалог, чтобы выжить во враждебном мире, уважение чужого мнения сделало нас убежденными пацифистами и хорошими посредниками. Именно это наше качество мы более всего ценим. Мы склонны к диалогу, к поиску компромиссных решений. Соседи считают нас немного нерешительными, но это не так. Мы просто всегда ищем золотую середину.

 

Гражданская война между Севером и Югом США в XIX веке тоже коснулась Коста-Рики. Краешком. Бледнолицый маленький человек без чувства юмора, сторонник южан Уильям Уокер вторгся в Центральную Америку, провозгласил себя президентом Никарагуа и объявил о восстановлении рабства. Первое серьезное поражение его бандиты понесли от мирных костариканцев, для которых, по замечанию одного из историков, само объявление войны против захватчиков явилось наибольшим проявлением насилия за всю ту войну. Но война эта дала «тико» возможность воздвигнуть пару памятников национальным героям и гордиться ими в те времена, когда было модно гордиться военными, а не политиками-миротворцами, как сейчас. Ныне национальный герой – бывший президент Оскар Ариас, получивший в 1987 г. Нобелевскую премию мира за помощь в урегулировании центрально-американского вооруженного конфликта. 

Коста-Рика все же была завоевана американцами. Сейчас ее оккупировали американские пенсионеры, которых привлекает «Пура вида» – прекрасный климат и низкие, по американским понятиям, конечно, цены.

 

М.Г.: Насколько я знаю, вы родом с карибского берега, из провинции Лимон – какое красивое цитрусовое название! Как вы себя чувствуете в достаточно прохладном климате Сан-Хосе, и что вам вспоминается из вашего «лимонного» детства?

А.П.: У меня было счастливое детство, Лимон навсегда остался в моей памяти – его красота, запахи, звуки – словом, все то, что я узнал еще мальчиком. Эти воспоминания я храню глубоко в душе, а когда у меня заканчивается запас энергии, я еду в Лимон.

 

Иностранный турист не может уехать из Коста-Рики без маленькой, расписанной яркими красками повозки, сработанной местными умельцами из дерева. Это – обязательный сувенир. Такие же тележки, но в натуральную величину и запряженные неторопливыми волами, до сих пор величественно катятся по проселочным дорогам от одной кофейной фермы к другой. Их неторопливое движение полностью соответствует национальному характеру и волов и людей. Ведь даже за рулем многотонного грузовика «тико» может безмятежно тащиться со скоростью 40 километров в час по осевой линии скоростного шоссе, наслаждаясь комфортом современной кабины, сигаретой, и, – это самое главное, – своим внутренним спокойствием. Не важно, что сзади тянется длинный хвост других машин. Их водители – тоже «тико», они все понимают, и шофер не увеличит скорость и съедет с шоссе только там, где ему надо. «Пура вида!»

 

М.Г.: А что это за история про вашу школьную подругу Розу, которая безуспешно пыталась вам помогать по математике?

А.П.: Речь идет о моей учительнице Нинья Роса. Кстати, ей недавно исполнилось 100 лет. Она до сих пор мне звонит, даже отчитывает. Помню, мне никак не давалась математика, и она очень переживала по этому поводу. «Пачеко, если у тебя четыре яблока, и ты разделишь их между двумя мальчиками, сколько яблок ты дашь каждому?» — спрашивала она меня. А я ей отвечал: «Это неизвестно. Может быть, один мальчик голоден, а другой нет, может быть, одно яблоко большое, а три остальных маленькие».

М.Г.: Вы с детства подходили к решению математических проблем с социальных позиций и вы возглавляете Партию Социал-христианское единство. Как выглядит социал-христианская политика по-костарикански и как вам удается сочетать ее с неолиберальным экономическим курсом, который вы проводите в стране? 

А.П.: Социал-христианство для нас – это прежде всего солидарность, взаимопомощь. А так называемые неолибералы в моем правительстве пытаются установить определенный порядок, просчитать все необходимые траты, что позволяет активизировать производство. Наверное, их можно назвать правыми за такой подход, но это люди с большим сердцем, я в этом убежден.

М.Г.: Мне лестно, господин президент, что мы в каком-то смысле слова люди одной профессии. Вы почти четверть века были самым популярным телеведущим в Коста-Рике, ваши программы смотрела вся страна, и по сей день люди вспоминают ваши программы. В чем ваш телевизионный секрет? Поделитесь опытом как коллега.

А.П.: Знаете, люди помнят тех, кто их заставляет думать, но любят тех, кто их заставляет смеяться. Я всегда пытался говорить нечто полезное и правдивое языком, который вызывал бы у костариканцев улыбку, хотя ситуация в стране иногда была очень тяжелой.

М.Г.: Я вот что подумал, господин президент. Работая врачом, телеведущим, президентом, вы, собственно, всю жизнь занимались одним и тем же делом – социальными коммуникациями. Почему, на ваш взгляд, социальные коммуникации так много места заняли в вашей жизни?

А.П.: В мире нет ничего важнее общения. Если бы человечество научилось уважать различные точки зрения, то войны бы прекратились. Я был, есть и останусь «связующим звеном» до тех пор, пока меня не призовет Господь.

 

Добавьте к этому самих костариканцев, милых трудолюбивых людей, которые любят по воскресеньям посидеть с чашкой кофе или стаканчиком рома в кресле-качалке на открытой террасе своего дома, даже если он и построен всего из трех кирпичей, подобно домику синьора Тыквы из детской сказки про Чипполино. (Заметим, что 80% «тико» живут в собственных домах). Картина будет полной, если не забыть, конечно, о карнавале, когда наступает уж совсем настоящая «Пура вида!»

 

М.Г.: Костариканцы вас хорошо знают еще и как литератора. Кроме того, вы написали даже песню, которая называется, по-моему, «Русский гриб». Мне очень интересно узнать, откуда взялось такое название. Сегодня, когда вы возглавляете государство, хватает ли у вас времени писать книги и песни?

А.П.: Для поэзии, для музыки всегда найдется немного времени, это уже неискоренимо. В песне «Русский гриб», которую я сочинил, я пытался объяснить людям, что пить алкоголь вредно. Дело в том, что «русский гриб» (говорят, он был завезен из России) – это одноклеточное существо, которое помещается в воду, туда же добавляется сахар, масса начинает бродить и получается алкогольный напиток.

 

К русской теме мы еще вернемся. А пока – вот такой факт. В сороковые годы ХХ века «тико» все-таки угораздило ввязаться в гражданскую войну. На одной стороне был странный союз консерваторов с коммунистами, на другой – социал-демократы, вместе с другими консерваторами. Победил второй блок. Его лидером был Хосе Фигерес, глава хунты. Тогда, в 1948 г. Фигерес отменил армию, запретил компартию, а консерваторов не запретил, и дал избирательные права женщинам. А в конце 60-х годов, будучи уже избранным президентом, обменялся послами с Советским Союзом, ставшим большим потребителем кофе из Коста-Рики.

 

М.Г.: Перед входом в ваш дворец я прочитал надпись: «дом всех костариканцев». Это действительно проявление столь естественного для костариканцев чувства равенства, демократического единства?

А.П.: Абсолютно верно: это «дом всех костариканцев». Сюда приходит очень много людей со всей страны, и я горжусь тем, что принимаю простых крестьян в президентском дворце.

 

Доктор Пачеко в свое время возглавил революцию... Да, «великую психиатрическую революцию» в Коста-Рике, стал директором такого прекрасного психиатрического госпиталя в Сан-Хосе, что даже его пациенты начали говорить «Пура вида!».

Коста-Рика была примером для всего карибского региона. Но потом из-за разногласий с начальством доктору пришлось сменить род занятий.

 

М.Г.: Я хочу вспомнить еще один эпизод вашей биографии, господин президент. Некогда вы занимались бизнесом, у вас даже был, как вы его сами назвали, «palacio de pantalones» («дворец штанов»). Насколько заметной была эта часть вашей жизни и почему вы решили забросить этот бизнес? Существует ли сегодня «дворец штанов»?

А.П.: То были нелегкие времена. У меня на руках – куча детей, жена, мать. Работа врача (а я всегда лечил бедных) не давала достаточно средств к существованию. Тогда я стал продавать брюки в лавочке, которую назвал «Паласио дель панталонес». Это помогло мне накопить деньги на обучение моих детей.

 

Успех во многом объяснялся тем, что доктор Пачеко как хороший психолог и хороший литератор сам писал тексты рекламных объявлений. Он и сейчас учит коста-риканских экспортеров, как лучше организовать рекламу их товаров за рубежом. Здесь надо отметить, что с приглашением выдвинуться кандидатом в депутаты к «королю брюк» пришли именно в его магазин. Как тут не вспомнить, что «Жизнь прекрасна!»

 

М.Г.: Вы упомянули вашу супругу. Я знаю, что она художница, рисует в реалистической манере. Расскажите немного о вашей семье, о вашей жене Лейле.

А.П.: Моя супруга — это чудо. Она очень красивая, добрая, ласковая, умная женщина. Для меня она и муза, и советчица, и возлюбленная, она помогает мне понять многое в этой жизни. Нас обоих восхищает простота и глубина, одухотворенность русских икон. Больше всего нам нравятся великолепные работы мастеров Новгородской школы, а также образы, созданные Андреем Рублевым, скажем, его «Илья Пророк», в огромных глазах которого чувствуешь присутствие самого Бога.

М.Г.: В2003 году вы отмечаете 70-летие. Как вы расцениваете юбилей? Для вас это какая-то веха в жизни или просто проходящая дата?

А.П.: Для меня семидесятилетие – еще один этап в жизни, я наслаждаюсь старостью. И всех своих русских друзей призываю не бояться ее приближения, потому что в ней есть своя прелесть. Прекрасная пора!

М.Г.: Господин президент, вы находитесь на вершине власти в своей стране. А какая все-таки на вкус эта власть? Что такое вкус власти?

А.П.: Власть — это возможность осуществлять задуманное. На вкус она кисло-сладкая. С ее помощью можно сделать очень многое, но самое важное — объяснить свои стремления людям, сделать их участниками построения будущего страны, справедливой и процветающей.

 

Мы хотим добавить к сказанному еще несколько слов, еще один рецепт от доктора Пачеко, объясняющий его формулу власти.

 

А.П.: Я не верю, что вкус блюда определяет поваренная книга. Хороший повар может приготовить хорошую еду и без рецептов. И в Коста-Рике мы доказали, что не так важны рецепты – марксистские, монархические, социал-демократические, социал-христианские, и

еще в меньшей степени — неолиберальные. Вопрос в том, кто контролирует ситуацию.

 

Ну что ж! Видимо, доктор Пачеко не самый плохой повар! Ведь жизнь в Коста-Рике размеренна и неспешна. Климат, и не только политический, ровный – годовые температурные колебания в пределах плюс 20-25 градусов. Здесь, даже в столице, улицы без названий. Ориентир – беседка в центре города, а адрес нужного вам места может звучать так – на север от беседки, там, где год назад разбились два форда!

Красивая страна, прекрасная природа, добрые люди, ананасы, кофе, бананы, компьютеры, словом – «Пура вида!». Записывайте адрес – узкая полоска суши между Тихим океаном и Карибским морем, там, где национальный цветок – орхидея, где каждый житель готов стать вам другом, где жизнь протекает «в естестве»!

 

2003 г.

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама