Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Китай: доходы растут, но в год фиксируется 180 тысяч выступлений протеста

5 октября 2012, 16:41 UTC+3 Василий Головнин (ИТАР-ТАСС, Токио)

Несмотря на все успехи, Китай остается страной социального и имущественного неравенства - такого же гигантского, как и все в этой гигантской стране

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Если верить британской "Файнэншл таймс", то самые большие оптимисты живут сейчас в Китае. На нынешней неделе эта газета сообщила со ссылкой на западные социологические исследования, что до 83 проц граждан КНР убеждены, что их дети будут жить лучше родителей. Столько же китайцев заявляют, что считают "хорошим" экономическое положение своей страны. По данным почтенной газеты, это самый высокий показатель в мире.

В сущности, в таких цифрах нет ничего удивительного: думаю, примерно так же ответили бы, например, и жители Вьетнама, где тоже идет очень заметный рост уровня жизни практически с нулевой отметки. Еще почти вчера это была страна велосипедов, а теперь – уже мотороллеров. К тому же исследования общественного мнения в коммунистических и бывших коммунистических странах далеко не всегда даже без подтасовок дают точную картину: люди там очень склонны на всякий случай говорить "то, что нужно".

Однако крупные перемены в Китае заметны невооруженным взглядом даже в Японии - сейчас из этой страны приезжает в Токио совершенно другой контингент. Раньше это были в основном непромытые типчики в поношенных пиджачках не по размеру с бегающими глазами вороватых нелегальных эмигрантов. Которых временами тайно завозили из КНР на заработки даже в контейнерах под видом каких-нибудь неодушевленных изделий. Бывали случаи, когда эти металлические коробки с живым товаром по недосмотру или из-за внезапно появившейся полиции бросали на солнцепеке на несколько дней, и люди там просто умирали от тепловых ударов. Теперь другое дело: китайцы занимают первое место среди легально приезжающих в Японию туристов, они желанные и выгодные клиенты. Эти шумные и очень уверенные в себе новые граждане КНР заполняют роскошные бутики в центральном токийском квартале Гиндза, где без особых душевных мучений скупают самую дорогую "фирму". А в крупных японских универмагах обычным делом стали объявления на китайском языке.

Улучшение жизни в КНР уверенно подтверждает и статистика: средняя продолжительность жизни там увеличилась с 71,2 лет в 2000 году до 73,3 лет в 2010 году. Средний годовой доход городского жителя вырос за это время с 6280 юаней (994 доллара) до 19109 юаней (3024 доллара).

В КНР многие разбогатели, но, мягко говоря, далеко не все. Несмотря на все успехи, Китай остается страной социальных и имущественных перекосов и неравенства - такого же гигантского, как и все в этой гигантской стране. Потрясающий документ в связи с этим смогли достать мои коллеги из японского информационного агентства Киодо в Пекине, где им дали скопировать внутренний правительственный отчет о размахе беспорядков и прочих акций протеста в КНР. В последний раз такая статистика была открыто опубликована в Китае в 2008 году. Тогда Пекин официально сообщил, что в 2006 году по всей стране было зафиксировано более 90 тыс инцидентов с коллективным выражением общественного недовольства - от различных демонстраций и митингов до прямых бунтов с применением насилия. Солидная цифра!

Видимо, так подумали и китайские власти, и публикацию подобной статистики прекратили. Полученный сейчас японцами документ впечатляет еще больше: в нем говорится, что в 2011 году в КНР было зафиксировано около 180 тысяч выступлений протеста. Рост вдвое за пять лет!

Несложный подсчет показывает, что в Китае в день происходит по 500 всевозможных акций протеста. Численностью, по полученным японцами данным, от нескольких десятков человек до нескольких десятков тысяч. Причины, как правило, экономические и житейские - протест против коррупции и вымогательства, несправедливостей, разрушения окружающей среды в процессе бешеного хозяйственного роста. Против трудностей с трудоустройством. Особое ожесточение вызывают многочисленные случаи насильственного захвата земли. Частной собственности на нее в КНР нет, и крестьян можно легко согнать с участков, если они нужны под строительство промышленного объекта, жилого комплекса или парка развлечений.

Бывали, как сообщается. случаи прямого стихийного террора - например, одну из официальных контор, связанных с захватом земли, подорвали самодельной бомбой, было много убитых. Регулярно происходят инциденты, когда обиженные врываются в казенные учреждения, громят оборудование, бьют чиновников. Неожнократно видел каздры, на которых разъяренные демонстранты переворачивали полицейские машины с двумя характерными иероглифами на бортах - "общественная безопасность".

Число таких инцидентов нарастает непрерывно - в 1993 году, например, их было всего 8,7 тыс. Огромную роль в этом играет распространение Интернета, бурный рост популярности микроблогов. Их подвергают цензуре, но закрыть эту службу или полностью поставить под контроль власти уже не в состоянии.

Повторюсь еще раз - китайские бунты пока не надо воспринимать, как политическое движение. Хотя в сентябре во время недавних антияпонских демонстраций в Китае над головами демонстрантов кое-где мелькали самодельные плакаты с надписью "Свобода-Демократия-Права человека-Конституционное правление". Еще чаще были видны транспаранты "Богатство - для всех".

Ну, и, конечно, во время демонстраций больше всего бросались в глаза огромные цветные фотографии Мао Цзэдуна в его знаменитом партийном френче. Символика этих портретов, на мой взгляд, очевидна — манифестанты напоминают нынешним властям КНР о заветах Великого кормчего, в том числе и о святом принципе социального равенства. Которое председатель Мао понимал как равенство в бедности. Ушедший в историю основатель КНР для современных китайских недовольных стал сейчас почти тем же, чем товарищ Сталин для части наших соотечественников. Воплощением руки твердой, но справедливой. Вождем, который не давал спуска предателям и жуликам, наживающимся на народе.

С демонстрациями и бунтами власти поступают по-разному. Иногда их разрешают для того, чтобы выпустить пар. Так бывает, например, с некоторыми выступлениями под экологическими лозунгами. Функцию выпускания пара помимо прочего сыграли и упомянутые выше антияпонские манифестации в связи с конфликтом вокруг группы необитаемых островков в Восточно-Китайском море. Манифестантам даже дали погромить японские фабрики, рестораны и универмаги. Теперь участников налетов и поджогов потихоньку арестовывают - порядок надо соблюдать.

Если же бунты носят социальный характер, то на их подавление в провинции обычно бросают полицию, которая не церемонится. Впрочем, и в этом случае китайские власти иногда идут на уступки, когда понимают, что насилие может дать обратный результат.

В деревне Укань в богатой прибрежной провинции Гуандун, например, произошел мятеж против местной продажной и вороватой власти. Секретарь парткома и глава администрации, особо не стесняясь, незаконно сдали там предпринимателям в аренду 90 проц пахотных земель. Накупили себе иномарок, перевели десятки миллионов долларов в Гонконг, где обзавелись виллами. В сентябре прошлого года в знак протеста против произвола начались волнения - демонстрации, пикеты. Власти ответили обычным образом: были арестованы пятеро зачинщиков, а один из них, здоровый молодой мужик, тут же умер в полицейском участке "от сердечного приступа". После этого начался бунт - жители выгнали все начальство, ликвидировали власть компартии. Фактически впервые после создания КНР на территории страны был организован свободный район, население которого потребовало соблюдения своих прав и честных выборов.
Укань взяли в кольцо осады вооруженные полицейские, люди строили баррикады и готовились погибнуть за свободу. И произошло чудо – власти сдались. Они признали перегибы, и в начале этого года в Укане состолись фактически первые в истории КНР свободные выборы местных органов власти.

И что теперь? Уныние и поражение. Выборные власти столкнулись с вязким сопротивлением бюрократиии и смогли вернуть лишь небольшие куски отнятых земель. Местные жители поносят своих былых кумиров, руководителей восстания. Кто-то говорит о потере веры в выборы, кто-то бурчит о том, что надо опять бунтовать. Короче, трудно устроить отдельный островок свободы и демократии в стране, которая живет по другим правилам. И при этом быстро и уверенно развивается. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама