Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Экономический рост - не вопрос денежно-кредитной политики

24 июня 2013, 13:26 UTC+3
Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Вопросы кредитно-денежной политики сегодняшней России можно условно (как и все в экономике эти вопросы неразрывно связаны со множеством других и между собой) разделить на три блока: стоимости национальной валюты (рубля), стоимости кредита (доступности денег) и таргетирования инфляции.

Все три вопроса «ставятся» особенно активно сегодня – Россия в условиях еще вчера казавшихся комфортно высокими цен на нефть, «неожиданно» (для Правительства и лояльных экономистов) оказалась на грани рецессии, и перед лицом рисков дальнейшего снижения цены нефти может уйти в глубокий экономический кризис. Собственно постановка этих вопросов является следствием уверенности, что денежно-кредитная политика является достаточным инструментом управления экономикой (надо заметить, что уверенность эту мы заимствуем у развитых западных стран, почему-то не замечая ни того, что последние для управления экономикой применяют далеко не только денежно-кредитные меры стимулирования, ни того, что у них есть множество уже сформированных преимуществ, которых нет у нас, ни того, наконец, что результаты такого управления экономикой у них же, начиная с США, весьма сомнительны). Но тем не менее, польза от таких вопросов несомненна – по крайней мере они высвечивают реальные проблемы.

Стоимость рубля

Очевидно, что курс рубля к доллару на сегодня не соответствует ни инфляционным соотношениям, ни паритетам покупательной способности, ни интересам российских производителей. Проблема в том, что текущий курс рубля к доллару диктуется спросом и предложением валюты, то есть - выручкой от экспорта нефти и других минеральных ресурсов. Фактически, такой курс рубля является частью ресурсного проклятия – он «защищает» монопольное положение экспортного сырьевого сектора и препятствует развитию других секторов бизнеса и экспорта России. В условиях стабильной цены на нефть сложно ожидать роста экономики, если высокий курс рубля делает импорт выгоднее домашнего производства, а средства для закупки импорта с избытком представляют продавцы углеводородов.

Тем не менее, искусственные меры по снижению курса рубля вряд ли дадут позитивные результаты: с одной стороны, слишком велика социальная нагрузка  - резкое падение курса вызовет снижение покупательной способности основной массы населения, что не только отрицательно повлияет на ВВП, но и может быть причиной социальных проблем; с другой стороны – развитие внутреннего производства будет упираться не столько в себестоимость, сколько в риски ведения бизнеса в России. Аналогично тому, как в США наполнение рынка дешевыми деньгами не дало роста ВВП из-за отсутствия конечного потребления, формирование «выгодного» курса рубля внутри России не приведет к росту бизнеса, пока не будут решены проблемы законодательной предсказуемости, существенно снижены риски внеправового взаимодействия с бизнесом, оптимизированы налоги, бюрократические процедуры, сформирована эффективная и объективная судебная система.

Стоимость кредита

Высокая стоимость кредита в России на первый взгляд также является проблемой – российский производитель не может конкурировать с европейским и американским просто потому, что платит на 5-8% (а иногда и на 15%) в год больше за кредитные ресурсы; российский потребитель не может увеличить потребление по той же причине (только разрыв здесь еще больше).

Но на «второй взгляд» - российские ставки кредита маржинально выше, чем в других странах БРИКС, однако рост там существенно выше. Более того,  предположим, сегодня ЦБ снизит ставку рефинансирования так, что банки будут иметь возможность выдавать кредиты существенно дешевле. Станут ли они это делать? Вряд ли. Сегодня перед в целом не самыми эффективными, плохо капитализированными, сохраняющими внутри баланса скрытые последствия кризиса, несущими высокие затраты и имеющими малый масштаб операций (их более 900, а бизнеса наберется на 200 – 300) российскими банками стоит трудная задача прохождения 2013 года, с переходом на новые стандарты учета капитала и нормативов. Не нужно никакого картельного сговора, чтобы банки сохранили высокие ставки – им очень нужна дополнительная маржа. Можно, конечно, заставить банки, ограничив ставки кредитов. Скорее всего, это действие приведет к увеличению денежной массы, которую банки пустят на внешние рынки (которые станут прибыльными, оставаясь существенно менее рискованными), на скупку государственных и квазигосударственных обязательств, на спекуляции, что в общем и целом приведет к росту оттока капитала. Кредиты же по ограниченным ставкам будут выдаваться еще более надежным заемщикам – монополизация бизнеса продолжится. И опять же, при общем пессимистическом настрое бизнеса, брать кредиты будет особо не кому: сперва (специально повторюсь) надо создать неденежные условия для того, чтобы бизнес мог комфортно развиваться. 

Откуда приходит инфляция?

Высокая инфляция (6-7% в России держится и, видимо, будет держаться) тоже на является стимулирующим рост фактором. Однако при минимальном росте экономики главный вопрос – откуда приходит инфляция. С небольшой натяжкой можно сказать, что вызвана она ростом тарифов естественных монополий. Вопрос о том, правильно ли ограничивать рост тарифов монополий, не имеет ответа, так как он неправильно поставлен. Общим местом является утверждение, что российские монополии неэффективны – в этом они ничем не отличаются от любых других монополий, находящихся вне конкурентного поля. Монополии не только «держат за горло» потребителей, которые в сегодняшней России вынуждены переплачивать по сравнению с европейскими уровнями цен на подобные услуги – они «держат за горло» и правительство: не ограничишь рост тарифов – получишь социальные проблемы и рецессию; ограничишь – получишь сокращение инвестиционных программ монополий, потерю и без того относительной надежности поставок, сокращение объемов и, в конечном итоге,  социальные проблемы и рецессию. Кажется, легко понять, чтобы ни делало Правительство, но без демонополизации, настоящей эффективной приватизации и искусственного создания конкуренции в сегодня монопольных областях оно получит социальные проблемы и рецессию. Это не вопрос кредитно-денежной политики, а вопрос структуры экономики, базирующейся на искусственных монополиях, по нашей традиции двуязычия именуемых «естественными».

Таким образом, нельзя не согласиться с Кудриным – нет большого смысла в изменении сегодняшней денежно-кредитной политики в России. Не потому, что она так уж хороша (в конечном итоге денег в стране чудовищно не хватает – ни на инфраструктурные проекты, ни на развитие бизнеса, ни на поддержку покупательной способности граждан), а потому, что в нынешнем состоянии российской экономики кредитно-денежные меры не будут эффективными. Перед тем, как думать, как и какое топливо закачивать, надо бы произвести ремонт самого двигателя. 

 

Андрей МовчанАндрей Мовчан - управляющий партнер инвестиционной компании «Третий Рим».

 

 

 


Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама