Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Мэри Макалис, президент Республики Ирландия

27 января 2004, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '26:01'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '26:01'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.83 MB) Аудио дорожка

[ лиературная версия ]

МЭРИ МАКАЛИС:

«Главное – не сдаваться!»

 

Родилась в 1951 году в Белфасте, Северная Ирландия.
Окончила Королевский университет в Белфасте, имеет диплом юриста.
1975 – профессор Тринити – Колледжа в Дублине.
1979 – корреспондент ирландского телевидения.
В 90-х – вице-ректор Королевского университета в Белфасте.
С 30 октября 1997 года – президент Ирландии.

 

До выборов в 1997 году имя этой женщины было известно только в узком кругу друзей и близких. Сегодня она является народной избранницей, победив 30 октября 1997 года на президентских выборах в Ирландии с максимальным за всю историю этой страны перевесом. Имя новой звезды, вспыхнувшей на ирландском политическом небосклоне, – Мэри Макалис.

Будущий президент родилась 27 июня 1951 года в Белфасте в семье североирландцев-католиков.

В предвыборных публичных выступлениях Макалис часто фигурировала тема «мой босоногий отец». Когда ее отцу было 14 лет, он вынужден был покинуть свой дом на Юге Ирландии и идти на Север в поисках работы. На его школьной фотографии все дети босы.

Выступая перед молодежной аудиторией, Мэри Макалис любит рассказывать, как она росла – старшая из 9 братьев и сестер. Ей приходилось первой вставать и отправлять всех в школу, а ночью она же приглядывала за самыми младшими.

Окончив с отличием школу, девочка поступила в Королевский университет Белфаста, где получила диплом юриста.

В 1975 году Макалис переезжает в столицу Ирландии – Дублин. Здесь в возрасте 24 лет она становится самым молодым профессором в престижном университете Тринити-Колледж, преподавая уголовное право.
В 1979 году незаурядная женщина поступает на работу корреспондентом ирландского телевидения, преуспевая и на этой, журналистской, стезе.

С начала 80-х годов Макалис активно включается в борьбу между Католической церковью и движением за либеральную трансформацию ирландского общества. Будучи убежденной католичкой, она публично выступает против отмены запрета на противозачаточные средства, разводы и аборты. Ее деятельность была так высоко оценена церковной иерархией, что в 1984 году Макалис включают в состав делегации, представлявшей Церковь на общенациональном форуме «Новая Ирландия».

В том же году она делает первые шаги на политической арене, вступив в правящую тогда партию Фианна файл. В 1987 году баллотируется от нее в парламент Ирландии, но неудачно. Сразу после поражения Макалис с мужем и тремя детьми возвращается в Белфаст, надолго исчезнув из общественной жизни Ирландии.

Макалис в этот период работает в Белфасте, становится вице-ректором Королевского университета в Белфасте – первой женщиной и первой католичкой на этом посту.
Вновь вспоминают о ней только в сентябре 1997 года, перед началом общенациональной кампании по выборам нового президента.
На выборах она завоевала 59,5 процента голосов, в то время, как ее главная соперница – кандидат оппозиции, член Европарламента Мэри Банотти – 40,5 процента.

Мэри Макалис – уроженка Северной Ирландии – остается ирландской националисткой, считая необходимым воссоединение Северной Ирландии с Южной. Многие из ее высказываний по этой проблеме звучат сегодня так же, как и высказывания ее предшественницы на президентском посту Мэри Робинсон.

В своих вступлениях Макалис никогда не упоминает, что протестантские боевики разрушили дом ее родителей на Крумлин-роуд, что два паба ее отца были подожжены и взорваны, что ее младшего брата жестоко избили и оставили умирать на улице. Он теперь абсолютно глухой.

«Я не хочу, чтобы люди думали, будто на меня давит мое прошлое. Моя приверженность терпимости и готовность прощать никак не связана со страданиями, которые мне пришлось пережить», – говорит она.

Комментируя победу Макалис, ирландские политические обозреватели утверждали: Ирландия повернулась лицом к консерватизму и новый президент – его знаменосец. Начавшаяся в 70-х годах либеральная революция закончилась, большинство населения устало от перемен и испытывает ностальгию по традиционным ценностям. Это проявляется даже в музыке, на первом месте в ирландском хит-параде держится альбом-сборник церковных песнопений «Вера наших отцов».

Президентские выборы подтвердили усиление националистических настроений в Ирландии, укрепление позиций кругов, выступающих за более активную поддержку католического меньшинства в Ольстере.

Макалис стала первой за всю историю главой ирландского государства, которая родилась, выросла и проживает в Северной Ирландии (Великобритания). И хотя возможности прямого влияния президента на внешнюю политику, в том числе по Ольстеру, сведены конституцией к нулю, само ее присутствие в президентском дворце рассматривается как гарантия неразрывной связи Ирландии с католической общиной Ольстера.

Инаугурация и официальное вступление в должность Макалис состоялись 11 ноября 1997 года.

Оружейными залпами отсалютовала в этот день Ирландия новому президенту страны 46-летней Мэри Макалис, профессору права из Белфаста. Церемония ее вступления в должность состоялась в старинной резиденции ирландских королей – Дублинском замке. В присутствии членов правительства и парламентариев, деятелей церкви и представителей международного сообщества Макалис принесла клятву и, получив от верховного судьи государственную печать, была провозглашена 8-м президентом Ирландской республики.

По Конституции, президент не обладает исполнительной властью, судьба страны и благополучие сограждан зависят не от него, а от правительства. Назначение президента состоит в ином – представлять Ирландию, являться выразителем национальных устремлений. Однако его полномочия значительно шире чисто представительских. Президент стоит на страже Конституции и при необходимости имеет право отклонить любой подготовленный Правительством и Парламентом закон. Он единолично решает вопрос о роспуске парламента, а также является верховным главнокомандующим.

Выступая на инаугурации, Макалис объявила главную задачу своего президентства – урегулирование более чем четвертьвекового конфликта в Северной Ирландии. «Пора преодолеть вражду и построить мосты примирения и взаимопонимания между католиками и протестантами Северной Ирландии, Северной Ирландией и Ирландской республикой, Ирландией и Великобританией»,– указала она.

Обращаясь к соотечественникам, Макалис призвала поддержать ее как первого в истории президента из Северной Ирландии. «Надеюсь, что мое избрание поможет национальному единению, продвижению Ирландии к миру и взаимному уважению»,– подчеркнула она.

Она также заявила о приоритетах на период своего семилетнего президентства.
Во-первых, указала она, необходимо привести национальное законодательство в соответствие с волеизъявлением народа, как это указано в Конституции.
Во-вторых, президент должен «быть открытым и доступным» для всех ирландцев и живо реагировать на их проблемы.
В-третьих, Макалис должна стать полномочным «послом» Ирландии за рубежом, представляя ее как «динамично развивающуюся современную страну с молодым высокообразованным населением, которому присущи плюрализм взглядов и дух здорового предпринимательства».

У Макалис трое детей – старшая дочь Эмма (1982 г.р.) и двойняшки – девочка Сара-Мари и мальчик – Джастин (1985 г.р.) .
Мэри Макалис в молодом возрасте увлекалась водной греблей, как и ее младшая дочь.

Сейчас, по неподтвержденным данным, Макалис увлекается лингвистикой, изучает иностранные языки

 

Север Европы, а ни зимы, ни снега. Времена года отсутствуют. Вечная весна – Гольфстрим!

Зеленые пастбища круглый год. Вечнозеленые деревья. На улицах растут пальмы. В декабре цветут вишни. Любимый цвет, как вы уже догадались, зеленый. Зеленые самолеты, зеленые автобусы. Даже школьная форма и та зеленая...

Изумрудный остров! Эйре – так любовно называют свою землю сами ирландцы.

Ирландия! Страна, которая любит удивлять.

Здесь пивовары додумались издавать энциклопедию, ставшую мировым бестселлером – книгу рекордов Гиннеса. Здесь на государственном гербе изображен музыкальный инструмент – арфа. И в футбол здесь играют не совсем обычно – руками, получается гэлик футбол, впрочем, и ногами здесь играют великолепно!

Есть чему удивляться!

 

 

Михаил ГУСМАН: Принято считать, что ирландцы смотрят на мир как-то по-особому. В чем, на ваш взгляд, секрет ирландской идеи, и есть ли она?

Мэри МАКАЛИС: Я уверена, что она существует. Я думаю, что ирландская идея, чувство осознания себя ирландцем, вполне реальный феномен. Это не миф.

И где бы я ни встретила ирландцев, они всегда будут рады мне, даже если мы не знакомы. Как только я попадаю в их дом, буквально через три минуты, выясняется, что нас многое связывает, о чем мы и не догадывались: мы двоюродные братья, или наши двоюродные братья знают друг друга, или они живут рядом. И в этом суть ирландцев: как только мы встречаемся, мы затеваем нечто похожее на перекрестный допрос, как юристы в суде, чтобы найти точки соприкосновения, которые, мы в этом уверены, существуют, и лишь пока не найдены! И это делает нас семьей, кланом.

М.Г.: Наверное, нацию объединяет и ирландская культура, очень древняя...

М.М.: Мы в ней рождены. Мы, также как и Россия, черпаем из очень богатых источников. Прежде всего, это ирландский язык, один из древнейших языков в мире. Язык – великое сокровище, потому что через него мы имеем доступ к нашей богатой истории, в которой всегда было много литературы, много музыки, много танцев,

 

Ирландские танцы... Неразгаданная тайна. Известно ли вам, что в Ирландии танцы сродни исторической летописи? Историю страны можно в прямом смысле увидеть, наблюдая за магическим рисунком телодвижений.

Первые люди появились на острове около 8 тысяч лет до нашей эры. А первые танцы исполняли друиды. Танец имел обрядовое значение. В IV столетии до н.э. остров заселили кельтские племена. Придя с материка в Ирландию, кельты принесли с собой пляски, элементы которых сохранились до наших дней. До сих пор популярен танец Sean-Nos, даже проводятся соревнования по исполнению этого танца.

В IX веке на земли Ирландии зачастили викинги. Норманны – предки современных англичан – появились позже, в XII веке. Они принесли на остров стиль Carol, сильно повлиявший на развитие ирландского танца. Ведущий партию в Carol становится в центре круга и поет песню, которую подхватывают окружающие его хороводом танцоры.

Ирландия была присоединена к английской короне, и на протяжении 800 лет, до 1921 года, оставалась колонией Британии. Стала двуязычной: к гаэльскому языку, относящемуся к группе кельтских, добавился английский.

 

М.Г.: Ваша страна богата на литературные таланты. Имена Свифта, Джойса, Беккета, Шоу, Оскара Уайльда, писателей, имевших ирландские корни, известны во всем мире, в том числе и в России. В чем секрет подобной популярности? И что вам кажется самым интересным в современной ирландской культуре?

М.М.: Нашей стране пришлось многое пережить. На протяжении веков мы были колонией нашего ближайшего соседа – Великобритании. И это переполняло душа народа страданиями. Многие вещи, которые нельзя было говорить вслух, обсуждались в домах и сохранялись в сердцах. что послужило прекрасным источником поэзии. Ирландия – родина четырех лауреатов Нобелевской премии в области литературы, чем мы очень гордимся.

М.Г.: Четыре лауреата Нобелевской премии по литературе из одной страны? Это рекорд, по-моему?

М.М.: Я думаю, да.

 

Моя любовь летела
И двигалась стремглав,
Своею ножкой белой
Едва касаясь трав.
«Любовь – листок на ветке»
Она сказала мне.
Но я был глуп и молод.
И не согласен с ней.

(Уильям Батлер Йитс)

 Первую в истории страны Нобелевскую премию по литературе он получил в 1923 году, спустя всего два года после обретения Ирландией независимости.

«Единственный урок, который можно извлечь из истории, состоит в том, что люди не извлекают из истории никаких уроков» – писал Джордж Бернард Шоу, лауреат Нобелевской премии 1925 года. Писатель, сделавший парадокс основой своего художественного метода, – ирландец по происхождению и уроженец Дублина.

«В минуты кризиса от нее не больше пользы, чем от старого школьного галстука». Никогда не догадаетесь, о чем идет речь. В самой религиозной стране Европы так шутит о Библии ирландский классик-авангардист, лауреат Нобелевской премии 1969 года Сэмюэл Беккет. Это даже не парадокс. Абсурд, а его автор – основоположник «театра абсурда».

В 1995 году к Нобелевским лауреатам присоединился еще один ирландский поэт и эссеист Шеймас Хини.

 

М.М.: Помимо этого у нас сложилась огромная когорта очень хороших ученых, поэтов и писателей, которые не являются Нобелевскими лауреатами, но при этом известны всему миру. Так что у нас богатая литературная традиция.

 

«Если бы Дублин однажды разрушили до основания, его смогли бы восстановить по моему роману», – писал ирландец Джеймс Джойс в своем знаменитом романе «Улисс», одном из самых загадочных романов мировой литературы, где в течение одного дня герой по имени Леопольд Блум перемещается по Дублину из одного питейного заведения в другое.

Оскар Уайльд, ирландец по национальности и коренной дублинец, в век практицизма взывал к красоте.

А декан собора Святого Патрика, выпускник Тринити-Колледжа Джонатан Свифт написал авантюрный роман «Путешествия Гулливера».

Здесь, в соборе Святого Патрика, священном для каждого ирландца-католика месте, Свифт и похоронен.

 

М.Г.: Один раз в году вся планета становится одной большой Ирландией. Я имею в виду 17 марта, День Святого Патрика, когда во всем мире проводятся карнавалы. В Москве они тоже проходят: больше десяти лет назад в центре города состоялся первый карнавал и с тех пор стал традицией. Кстати, он очень популярен в нашей стране. В чем секрет этого праздника и откуда идут его истоки?

М.М.: Ирландцы заслужили уважение во всем мире: они хорошие друзья, хорошие соседи, хорошие коллеги, хорошие мужья, хорошие жены, и таковыми остаются, где бы ни оказались. Я думаю, основная отличительная черта ирландцев – они привносят в жизнь радость. Не зависимо от того, какие беды нам приходилось переживать, мы получали от жизни удовольствие. В День Святого Патрика мы выходим на улицы и всем показываем: мы гордимся нашей страной, нашей культурой. Мы рады, что в нас кипит жизнь, едины дух и тело. Мы живы, а это праздник.

 

В каком году умер Святой Патрик, который за 30 лет обратил почти весь ирландский народ в христианство и основал Ирландскую церковь, не знает никто. То ли в 461, то ли 463. Однако полагают, что умер он именно 17 марта, и после его смерти, по легенде, солнце не заходило 12 дней и ночей. Теперь каждый год 17 марта гуляет весь мир.

Четыре трэбла, начиная с правой ноги, двойной трэбл с правой ноги – хоп бэк с правой ноги, свиш с левой ноги, свиш с правой ноги, подбивка с левой ноги, простой слайд с левой ноги... Эти слова, столь непонятные для непосвященных, тем не менее, знают практически в каждой стране мира. Именно с этих движений начинается сольный танец или сольный сет «День Святого Патрика».

 

М.М.: Где бы ни оказались ирландцы (а мы попадали во многие страны), какими бы бедными они ни были (зачастую кроме одежды при себе ничего), в наших сердцах звучала музыка, с нами были поэзия, танец, и мы хотели ими делиться, потому что это был единственный дар, который мы могли принести.

 

Веселый, доброжелательный, неугомонный народ разлетелся, как семена на ветру, по всему земному шару. И везде появились всходы!

Немного статистики. Сегодня в мире проживает более 40 миллионов ирландцев. Из них 3,8 – на острове Ирландия. Остальные 37 миллионов ирландцев и их потомков рассеяны по свету разными волнами ирландской эмиграции.

 

М.М.: Очень многие ирландцы эмигрировали при тяжелейших обстоятельствах. Они были бедны, надежда – это все, что у них было. Они часто болели, были плохо одеты, плохо образованы, недоедали, и когда приезжали в такие страны, как Америка, Канада, Австралия делали черную, безнадежную работу, работу, которую больше никто не хотел делать. Им приходилось терпеть гонения и оскорбления, читать надписи: ирландцам вход воспрещен. И что же мои соотечественники делали? Как только они обосновывались, они начинали думать о том, чтобы облегчить жизнь следующей волне эмигрантов. Ирландцы создавали организации, которые помогали вновь приехавшим, обустраивали места, где новые эмигранты чувствовали бы себя уютно и комфортно, где могли найти работу и жилье. И это повторялось в каждом поколении. Все делалось для совершенно незнакомых людей.

 

Преследования ирландской культуры привели к тому, что в XVIII веке национальные танцы исполнялись под покровом строжайшей тайны. «Танцор пляшет, покуда не вернется в деревню», – гласит поговорка того времени. Священники называли танцы «безумными», «приносящими несчастье», а движения рук танцоров – непристойными. И тогда руки в танцах стали неподвижными. Это особенность сохраняется до сих пор. Дальше этой уступки ирландцы не пошли. Борьба за свои танцы стала частью борьбы за свободу...

 

М.Г.: Вы сказали о том, что в эмиграции ирландцам приходилось делать самую тяжелую работу, они находились внизу социальной табели о рангах. И тем не менее из среды ирландцев выросло очень много политических лидеров, достигших вершин власти. Каждый четвертый из американских президентов имел ирландские корни, и среди них Джон Кеннеди, достаточно известный и популярный американский президент.

М.М.: Ирландская любовь к равноправию известна на протяжении веков. И я не удивляюсь тому, что многие американские президенты имели ирландские корни: ими управляло это чувство. В некотором роде стремление к равенству делает человека счастливым, заставляет его осознать свою значимость. Но не за счет других людей. Мы, ирландцы, нация людей, которая страстно верит в равенство, в уникальность и святость каждого человека.

М.Г.: Правильно ли я вас понимаю, госпожа президент: страсть к борьбе за равноправие привела Мэри Макалис на юридический факультет и в какой-то степени подтолкнула ее к выбору профессии юриста?

М.М.: Думаю, да. Я выросла в Белфасте, в Северной Ирландии. Детство и юность пришлись на очень тяжелое время. Когда мне было 18 лет, я видела, как горела моя родная улица. Это люди в военной униформе, так называемые, силы закона и порядка, сжигали дома католиков. И делали это по той единственной причине, что дома принадлежали католикам.

Я, как и многие мои сверстники, была свидетелем этого. И мы должны были принять непростое решение по поводу своего будущего. У нас было много разных возможностей. Мы могли сбежать с острова и, оставив Ирландию, забыть об этой проблеме, Мы могли попытаться изменить положение мирным путем или использовать традиционный метод, который выбирали многие, – применять силу против силы. Я выбрала конституционный, политический путь выхода из кризиса, путь диалога.

Я выросла в христианской семье, и нас наставляли любить друг друга. В особенности учили отношению к врагу, который посылается с целью испытать нас, проверить, являемся ли мы истинными христианами. Если человек не любит своего врага, значит он плохой христианин.

Это те устои, на которых вырастили меня мои родители, и на которых я вырастила своих детей.

 

Мэри Макалис переехала в Дублин, где в 24 года стала самым молодым профессором в престижном Тринити-Колледж.

 

М.М.: Но я не была уверена в том, что, работая преподавателем и находясь в замечательной академической атмосфере колледжа, я смогу познакомиться с реальной жизнью так же подробно, как если бы я работала журналистом. Вот так я и пошла на телевидение, проработала там два года в информационной службе. Получила прекрасную возможность лучше узнать мою страну, лучше узнать Европу, и думаю, я начала разбираться в мировой политике значительно лучше.

 

В Ирландии, одной из самых религиозных стран Европы, женщинам всегда было непросто бороться за свои права. Особое место женщин связано с их ролью в семье, а вот роли в общественной жизни доставались с трудом...

Например, женщинам-учителям было запрещено выходить замуж вплоть до 1958 года, женщинам-администраторам – до 1973 года. Ни одна женщина никогда не была министром вплоть до 1979 года!

 

М.М.: Я помню, мне было 14 лет, когда я впервые заявила родителям, что хочу стать юристом. Это было довольно смелое решение. Я была старшей из восьмерых детей, никто до меня не учился в университете. А мнение священника нашего прихода было типичным для того времени. Он сказал мне: «Ты не можешь этого сделать по двум причинам: первая – ты женщина, и вторая – никто в твоей семье не имеет отношения к юриспруденции». Но он был не прав и в том, и в другом случае. Может быть, говоря это, он пробудил во мне страсть, особое ирландское упрямство: если кто-то говорит нам, что мы не сможем, мы прилагаем максимум усилий, чтобы доказать обратное.

М.Г.: Я знаю, что у вас выросли две дочери и сын. Часто ли вам удается с ними общаться? Какими секретами они делятся с вами, а вы с ними?

М.М.: У меня достаточно времени для моих детей. Но сейчас, скорее, у них нет времени на маму и папу, Они молодые, взрослые и очень заняты. Нашей старшей девочке 21 год.

М.Г.: Это общая проблема.

М.М.: Да, безусловно. Нашим младшим детям 18, мы видим их только тогда, когда они хотят есть или у них кончились деньги.

М.Г.: Мне это знакомо.

М.М.: Нам приходится мириться с этим. У нас замечательные отношения с детьми. И такими они были всегда. В тот самый день, когда они родились, мы договорились, что будем обсуждать с детьми все, а наказывать не будем, не будем шлепать, даже слегка. И мы никогда этого не делали. Каков же результат? Мы – семья, в которой принято ничего не скрывать друг от друга, сообща решать любую проблему. Как и всем родителям, нам бы хотелось больше времени проводить с ними. Но мы понимаем, что наши дети уже выросли. У них свои романы. Они изучают мир, делают карьеру, учатся и работают. Поэтому им уже не интересно сидеть дома и смотреть, как я вяжу. Им интереснее быть с друзьями. Но это пока. Да того момента, когда сами станут родителями и испытают счастье от того, что они теперь мама и папа. Так же, как была счастлива я.

 

Сегодня древний народ испытывает прилив молодой крови. 37% населения не достигло еще 20-летнего возраста. И по прогнозам социологов омоложение нации в ближайшее время не прекратится – здесь один из самых высоких в Европе показателей рождаемости.

Новым поколениям ирландцев уже нет необходимости уезжать из страны. Только за последние десять лет жизнь изменилась настолько, что всерьез заговорили об ирландском экономическом чуде. Еще недавно находившаяся где-то, совсем рядом со странами «третьего мира», сегодня по темпам экономического роста Ирландия не уступает многим развитым европейским странам. Все чаще и чаще неспешную, патриархальную, консервативную Ирландию называют «кельтским тигром»...

Успех пришел не случайно и не в один день. Его истоки лежат в теперь уже далеком 1973 году, когда Ирландия вступила в Европейское Экономическое Сообщество.

С первыми минутами 2004 года в жизни Ирландии наступил особый период. Он продлится ровно полгода – именно столько времени Ирландия будет председательствовать в ЕЭС. За это время Европа сможет получше узнать феномен «кельтского тигра», живущего в «изумрудной стране».

 

М.Г.: На протяжении многих веков лишь очень немногим женщинам удавалось стать главой государства. Вам это не просто удалось, госпожа президент. Насколько я могу судить, вы очень успешно возглавляете свою страну. Существуют такие понятия: вершина карьеры, вершина власти, вершина успеха. Вам удалось покорить все три вершины. Что бы вы могли пожелать молодым людям в Ирландии, в России, которые стоят у подножия этих вершин?

М.М.: Главное – не сдаваться!

Я думаю, существует истина, которая универсальна сегодня почти для всего мира. Наш мир как птица с одним крылом, потому что мы не используем и продолжаем терять талант женщин, их гений. Не получая должного образования и поддержки, они по-прежнему обречены на второстепенные роли в обществе. Всех тех молодых женщин, которые читают это интервью, я бы хотела призвать к решительности.

М.Г.: Госпожа президент, недавно наши страны отметили 30-летие дипломатических отношений. Как вы оцениваете современное состояние отношений между нашими странами, какие приоритеты видите в будущем?

М.М.: Нашему поколению очень повезло, потому что нам удалось повидать разные времена в отношениях между нашими странами. Я родилась спустя десять лет после начала Второй мировой войны, и с детства помню, как каждую ночь у меня дома, в Белфасте, мы молились за Россию. Позже Россия стала незнакомой нам страной, когда из-за «холодной войны» порвались все связи, была утрачена возможность установить дружеские отношения между нашими государствами.

Теперь у нас с Россией будет общая европейская граница, очень важная для нас: мы хотим быть для россиян хорошими соседями, друзьями, партнерами. Мы хотим, чтобы у нас были возможности для экономического сотрудничества, что принесет, как мы надеемся, работу многим россиянам и процветание народу Ирландии. И наконец мы хотим лучше узнать русских людей.

 

А чтобы президент Ирландии лучше узнала нашу страну и нашу культуру, мы привезли из Москвы сувениры: книги и, конечно же, традиционную бутылку «беленькой».

Мы брали интервью в канун Нового года и Рождества, а в эти дни во всем мире люди дарят друг другу подарки, и мы не были исключением.

 

М.М.: Книга? Она замечательная! Мне не терпится ее прочитать. Если вы не возражаете, я поделюсь этой книгой с моим отцом. Ему почти 80, сейчас он слишком стар, чтобы уезжать из Ирландии. Но отец говорит, что если бы у него была возможность путешествовать, единственное место, куда ему бы больше всего хотелось поехать, – Россия, а точнее – Москва. У него страсть к вашей стране, которую он передал и мне.

М.Г.: Вот еще один российский символ, пусть традиционная бутылка «беленькой» будет у вас на рождественском столе.

М.М.: Я думаю, отцу понравится этот «символ». Мой отец – хозяин паба, так что я выросла в пабе. Поэтому у него профессиональный вкус к хорошему алкоголю.

М.Г.: А потом мы постараемся узнать, насколько наш сувенир понравился вашему отцу.

М.М.: Да, конечно. Даю гарантию, он будет счастлив получить и книгу, и замечательное содержимое этой бутылки.

 

Ирландия, меняясь, остается самой собой. Но меняются ли сами ирландцы? По-прежнему многие из них – рыжие, по-прежнему они не могут жить без пабов. И по-прежнему справедливо, что эти люди влюбили в себя весь мир.

Чем же так манит нас культура далекой маленькой страны? Почему люди разных национальностей по всему миру, будто сговорившись, отмечают День Святого Патрика и открывают в своих странах школы ирландского танца, день за днем неистово постигая его премудрости... Эту загадку мы так и не сумели разгадать даже к концу нашей беседы. Много красивого в Ирландии, в том числе и загадки...

 

2004 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама