Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Симеон Сакскобургготский, премьер-министр Республики Болгария

7 октября 2004, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '26:00'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '26:00'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.8 MB) Аудио дорожка

[ литературная версия ]

СИМЕОН САКСКОБУРГГОТСКИЙ:

«Немногие имели такое счастье – вернуться полвека спустя…»

 

Симеон Борисов Саксен-Кобург-Готский - сын болгарского царя Бориса ІІІ из династии Саксен-Кобургов и царицы Йоанны из Савойской династии.
Родился 16 июня 1937 года в Софии.
В 1943 в возрасте 6 лет провозглашен царем.
В 1946 в возрасте 9 лет выслан за пределы страны.
С 24 июля 2001 года – премьер-министр Болгарии.

 

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ

 

Блистательная победа 24 июля 2001 г. на парламентских выборах в Болгарии блока «Национальное движение Симеона Второго» (НДСВ) стала первой по-настоящему крупной европейской политической сенсацией нового тысячелетия.

Бывший царь, который покинул Болгарию девятилетним мальчиком в 1946 году, не только вернулся на родину, но и одним своим именем обеспечил избирательному списку из людей искусства, бизнеса и не очень известных политиков поддержку более чем 43% избирателей. НДСВ получила половину мест в парламенте.

Кто же он, Симеон Второй, бывший монарх, чье возращение на Родину стало столь триумфальным? Почему все же этот триумф совершился?

Царь Симеон, по паспорту Симеон Борисов Саксен-Кобург-Готский , родился в то время, когда в Болгарии была монархия. 16 июня 1937 года по всей стране били колокола и торжественно гремели орудия. Газета «Днесь» первая опубликовала радостное известие – на свет появился престолонаследник! В честь этого события были амнистированы узники, а всем школьникам на единицу повысили отметки. К слову, в Болгарии, оценкой «отлично» является не пятерка, как у нас, а шестерка, так вот, у многих теперь уже пожилых отличников до сих пор хранятся дневники, где вместо высшего бала красуется никогда более не существовавшая оценка – «семерка»! Все дети, родившиеся в один день с царским сыном Симеоном, получили в подарок от родителей-монархов царя Бориса ІІІ и царицы Йоанны золотые крестики.

Отец Симеона – Борис Третий – второй представитель Кобургской династии на болгарском престоле. Первым был царь Фердинанд, правивший Болгарией в 1887— 1918 годах.

Отношение к Кобургам в современной Болгарии противоречиво. Фердинанда уважают за то, что при нем Болгария из формально зависимого от Османской империи княжества в 1908 году стала царством. В годы правления Фердинанда в чисто крестьянской стране развивались промышленность и банковское дело, открывались новые школы, в Софии был основан университет. В то же время именно при Фердинанде Болгария потерпела два сокрушительных поражения: во второй Балканской и Первой мировой войнах. Ставка на военный союз с Германией привела к вынужденному отречению Фердинанда в пользу своего старшего сынам Бориса в 1918 году.

Борис, отец Симеона, тоже был весьма неоднозначной личностью. Проявив качества ловкого дипломата, к 1935 году он стал полновластным хозяином страны. Но, как и его отец, совершил одну и ту же фатальную для Кобургов ошибку – во время второй мировой войны вступил в союз с Германией, после чего Болгария объявила войну США и Англии.

Летом 1943 года, вернувшись из ставки Гитлера, царь Борис неожиданно умер. В это время его сыну и наследнику Симеону исполнилось всего 6 лет. Несмотря на его юный возраст, Экзарх Болгарской православной церкви митрополит Стефан благословил ребенка на царство. При малолетнем царе был создан Регентский совет. В таком виде он просуществовал лишь год. В сентябре 1944 года война подошла вплотную к границам Болгарии. В этих условиях коммунисты и часть военных совершили государственный переворот, свернув Регентский совет, но сохранив в стране монархию. В Болгарию вошли части Красной армии, и реальная власть оказалась в руках коммунистов, которые, впрочем, до поры до времени были вынуждены делить ее с временными союзниками. Такая расстановка сил нашла свое отражение и в новом составе Регентского совета.

Первым делом коммунисты подчинили себе органы правопорядка и юстиции. Бывшие регенты, министры, многие парламентарии, представители высшего генералитета, ближайшие советники покойного царя Бориса были казнены.

Юный царь не мог помешать массовым казням. Прерогативы царского двора стали носить сугубо формальный характер, но коммунисты все равно с подозрением относились к царю и к его оставшемуся в живых окружению. При первом же удобном случае они объявили референдум о форме правления, установили контроль над счетными комиссиями и, разумеется, добились заранее запланированного успеха.

После референдума Болгария стала республикой. Царскую семью в 1946 году выслали за пределы страны, разрешив взять лишь самые необходимые вещи. Свергнутый монарх забрал с собой плюшевого зайца и игрушечного пингвина. На прощание представители «народной власти» вручили Симеону двести долларов.

Изгнанники остановились в Египте, где проживал дед по матери, свергнутый король Италии Виктор Эммануил. Здесь Симеон учился в известном Victoria College вместе с детьми арабских шейхов.

В 1951 году испанское правительство предоставило убежище наследнику болгарской царской династии. В Мадриде Симеон II закончил колледж, где изучал юриспруденцию и политические науки. В 1958 – 1959 гг. был курсантом престижной американской военной академии Valley Fordge в Пенсильвании. Бывший царь учился в нем под псевдонимом Симеон Рильский – в честь своей бывшей резиденции, находящейся близ знаменитого Рильского монастыря.

В 1962 году состоялась свадьба Симеона с испанской аристократкой Маргаритой Гомес-Асебо и Сехуэла, родители которой были убиты республиканцами во время гражданской войны 1936-1939 гг. Симеон считается хорошим семьянином, заботливым отцом четырех сыновей и одной дочери. Всем свои детям он дал университетское образование, одного из них (выпускника Принстона) президент Болгарии Петр Стоянов пригласил в свою администрацию в качестве экономического советника. Кстати, этого сына Симеон назвал в честь казненного коммунистами дяди Кирилла и присвоил ему дядин же титул князя Преславского. Примечательна широта религиозных взглядов бывшего монарха – двое его старших сыновей, Кардам и Кирилл, исповедуют «отцовское» православие, а трое младших детей (Кубрат, Константин и Калина) – католики, как и их мать.

Благополучие семьи всегда было важно для бывшего царя. Он зарабатывал деньги как профессиональный финансовый консультант и биржевик. Но от царских прерогатив никогда не отказывался, считая себя не экс-монархом, а царем в изгнании.

После свержения в Болгарии коммунистического режима первый президент страны Желю Желев вручил Симеону болгарский паспорт. Однако изгнанник не торопился вернуться на Родину, следя за дальнейшим развитием событий Расчет Симеона блестяще оправдался. Когда он впервые за 50 лет посетил Софию в 1996 году, его встречала восторженная полумилионная толпа. Болгарские власти достигли с Симеоном соглашения о судьбе принадлежавшей ему ранее недвижимости – царь получал назад свои дворцы и поместья, но сразу же передавал большую часть в дар государству. Такой поступок был встречен с одобрением болгарским обществом.

Рождество 1999 года Симеон вместе с женой и дочерью встречал на Родине.

В 2001 году Симеон декларирует свое желание жить и работать в Болгарии и для Болгарии. Тогда же он создает свое политическое движение НДСВ (Национальное движение «Симеон II»). Хорошая подготовка и опыт работы в престижных зарубежных компаниях, привлечение молодых болгарских бизнесменов из западных фирм помогает движению победить на выборах.

Бывший царь построил избирательную кампанию на нескольких основных тезисах. Во-первых, он обещал привлечь в страну иностранные инвестиции и предложил программу роста благосостояния населения в течение 800 дней. А для того, чтобы доказать реальность столь амбициозного проекта, включил в свой избирательный список болгарских граждан, имеющих опыт работы в западных фирмах.

Во-вторых, Симеон подтвердил, что намерен продолжить процесс интеграции Болгарии в европейские структуры: НАТО и ЕС. В Болгарии бывший царь воспринимается не только как болгарин, но и как европеец. Он говорит, кроме родного болгарского, на семи языках: английском, французском, немецком, испанском, португальском, итальянском, арабском. Поэтому для многих ориентированных на Запад избирателей он оказался вполне приемлемой фигурой.

И в-третьих, Симеон вторгся на поле левой оппозиции, выступив против разгула коррупции. При этом он оказался чуть ли не единственной политической фигурой в стране, к антикоррупционным тезисам которой большинство болгар отнеслось серьезно. Ведь Симеон не был ни прямо, ни косвенно замешан ни в одном скандале, связанном с коррупцией. Более политически и морально чистой значимой фигуры найти было невозможно. Репутацию Симеона среди избирателей не ухудшил и предвыборный скандал с избирательным списком НДСВ – выяснилось, что в его состав вошло несколько человек, при коммунистах тайно сотрудничавших с органами госбезопасности.

Тема восстановления монархии в ходе избирательной кампании носила фоновый характер. Симеон ранее неоднократно высказывался в пользу конституционной монархии, но своих взглядов никому не навязывал. Большинство болгар в настоящее время высказываются за привычный республиканский строй – и Симеон, не желая идти против течения, демонстрировал верность конституции республики. Это, впрочем, не означает, что со временем он не вернется к этому вопросу.

К тому моменту, как Симеон вернулся на Родину, практически все значимые политические силы Болгарии уже успели побывать у власти. И особой популярности в обществе им это не принесло.

Голосуя за Симеона, болгары высказались за нового человека и, в то же время, за хранителя традиций. Свою роль сыграла и явная несправедливость, допущенная в отношении Симеона болгарскими законодателями, которые запретили принимать участие в президентских выборах гражданам, прожившим на территории Болгарии менее пяти последних лет. Очевидно, что такой «ценз оседлости» был направлен против наиболее известного эмигранта – Царя. Отсюда и образ «обиженного», который, надо сказать, царь особенно не культивировал, но от этого приобретал дополнительное уважение со стороны сограждан.

После убедительной победы на парламентских выборах, 24 июля 2001 г., Симеон Сакскобургготский занял пост премьер-министра Болгарии, и 54-го по счету премьер-министра, начиная с 1879 года.

Под лозунгом «Верьте мне» он возглавил новое болгарское правительство и сразу приступил к осуществлению своей амбициозной программы управления, направленной на значительное улучшение стандарта жизни в стране, скорейшее вступление в НАТО и ЕС.

По оценкам наблюдателей, сегодня для Симеона более привлекателен и ценен пост неформального лидера «всех болгар», не несущего ответственности за конкретные экономические решения, которые могут поколебать самый великолепный рейтинг, чем пост официального лидера. Однако не совсем ясно, как технически реализовать такую привлекательную идею – ведь президентом Симеону запрещает становиться закон.

 

Президенты, премьер-министры, короли и королевы – все эти люди принадлежат к высшей политической касте, все они. И все же, есть между ними отличие. Одним власть делегируется на время. Другие несут бремя власти всю жизнь. Кажется, третьего не дано. Однако... Неисповедимы пути монархии и монархов в современном мире! Есть одна европейская страна – парламентская республика Болгария – где в XXI веке последний болгарский царь Симеон, в котором, между прочим, смешались крови древних германских королей и королей Сардинского королевства, демократически избран премьер-министром страны.

 

 

Михаил ГУСМАН: Большое спасибо за возможность встретиться с вами. Как к вам, вы считаете, лучше обратиться – господин премьер-министр, или Ваше Величество?

Симеон САКСКОБУРГГОТСКИЙ: По-моему, вы приехали сюда для того, чтобы взять интервью у премьер-министра Болгарии.

М..Г.: Господин премьер-министр, я имел честь беседовать с целым рядом действующих монархов современной Европы – вашими, скажем так, коллегами по монаршей профессии. Как вы оцениваете роль монархии в современной мире, какова ее роль в тех странах, где она действует, где она существует? Мне особенно интересна ваша оценка, потому что вы ,с одной стороны, принадлежите к монаршему роду, а с другой, вы действующий премьер-министр республиканской страны.

С.С.: Я не люблю давать оценок, потому что, мне кажется, это слишком претенциозно. Но я слежу за развитием событий. Для меня нет ничего абсолютного, только Бог перфектен, безукоризнен. И у монархии есть свои преимущества, я имею ввиду конституционную монархию, и у демократической республики. Ни одна из систем не может быть современнее другой. Так говорят люди, которые не знают истории. Три тысячи лет назад существовали и диктатуры, и монархии, и республики. А с другой стороны, выбор зависит от конкретной страны: от желания людей, исторического опыта, традиций. Почему нужно навязывать всем странам монархию, или всем странам — республику?

М..Г.: Какие самые яркие воспоминания о детстве у вас сохранились?

С.С.: Самые яркие... Осталось много воспоминаний. Есть и драматические, когда я узнал, что мой отец умер. Трудно выделить какой-то отдельный момент. В начале жизни человек многое воспринимает с детской точки зрения, но может быть, поэтому не чувствует трагедию или какие-то особые обстоятельства, которые складываются вокруг него. Это судьба, нужно принять ее, не драматизируя ситуацию.

М..Г.: В 9 лет вы вынужденно уехали с царицей Йоанной из Болгарии в эмиграцию. Удалось вам взять с собой что-нибудь на память о вашей родине?

С.С.: Я могу сказать: мы не ожидали, что нам удастся когда-нибудь вернуться. Были некоторые личные вещи, которые моя мама решила взять с собой, некоторые книги, но главное, вещи... Мы попросили, чтобы нам их прислали после того, как мы уехали. Но по какой-то причине мы ничего не получили. У нас остались отдельные воспоминания, фотографии.

Мы тогда приехали в порт Александрии. Король Виктор Эммануил взял меня в свою машину, а мама поехала с бабушкой Эленой, и я вдруг оказался рядом с этим пожилым человеком, моим дедушкой. Я раньше его не встречал, и не помнил его, и это заставило меня почувствовать себя неловко. Он был замкнутым человеком. Но в то же самое время в нем проявлялось очень милое отношение к внуку. Мне удалось поговорить с ним по итальянски, и. это произвело на него впечатление.

М..Г.: В эмиграции вам пришлось много работать в самых разных сферах. Вы успешно работали. Наверное, ваши друзья и коллеги знали, что с ними работает человек, происходящий из царского рода, древней фамилии. Как они воспринимали это, как они к вам относились?

С.С.: Были разные люди. Я всегда старался, и мне это удавалось, разделить два обстоятельства своей биографии: то, что я, с одной стороны, царь Симеон, а с другой, – обычный гражданин, работающий под фамилией Рильский. Потому что моя профессиональная жизнь и в какой-то степени жизнь вообще — это сфера моей личной ответственности. А титул, название страны – это неприкосновенное.

 

Студент, курсант, бизнесмен Семен Рильский. В этом псевдониме – особый смысл. Рильский монастырь, расположенный на высоте 1147 метров в одном из ущелий Рильского массива, – святое место для каждого болгарина, исторический центр православия. Его история – это история болгарского государства и болгарского народа. Еще в X веке, в эпоху Первого Болгарского царства, обитель стала одним из крупнейших религиозно-культурных центров страны. В Средние века здесь сложилась местная просветительская школа. В годы османского владычества монастырь был духовной столицей нации, хранителем национальной культуры, оплотом всех болгар. А для Симеона Рильский монастырь имел и глубоко личное значение. Близ монастыря находилась резиденция болгарских царей. Здесь же покоятся останки его отца, царя Бориса ІІІ 

 

М..Г.: Вы блестяще владеете, я считал, шестью или семью европейскими языками. И в то же время, несмотря на полвека эмиграции, вы сохранили болгарский язык. Как вам удалось не потерять родной язык за все эти годы? Это далеко не всем удается.

С.С.: В изгнании я жил в таких странах, в которых разговаривают на разных языках, а в моей семье в основном лингвисты. Так что в этом отношении моя заслуга небольшая. Скорее, это вопрос музыкального слуха. Я не забыл свой родной язык благодаря тому, что моя мама всегда разговаривала с нами по-болгарски. Кроме того, у нас были секретарь, помощники – болгары. С соотечественниками, проживающими в Болгарии, я не имел права общаться, но мой контакт с нашей эмиграцией существовал постоянно, Помогла мне и отечественная литература. Я постоянно читал болгарские книги и газеты. Даже в то время я следил за газетами, получал и читал их.

М..Г.: Спустя полвека вы, без преувеличения, триумфально вернулись в Болгарию. Какой вы встретили свою родную страну, свое отечество? Как она встретила вас? Конечно, результаты выборов говорят сами за себя. И все-таки, как вы встретились с Болгарией, какие чувства испытали? Наверное, очень непростое состояние – вернуться на родину спустя полвека.

С.С.: Через полвека, да. То волнение, те эмоции, которые я испытал, мне невозможно сейчас описать. Немногие имели такое счастье – вернуться полвека спустя. Более того, вернуться при таких обстоятельствах. Но вот что еще произвело на меня сильное впечатление, и я осознал это позже, когда все прочувствовал и переосмыслил. Может быть, в силу политической системы, действующей тогда, я нашел Болгарию относительно мало изменившейся в сравнении с некоторыми западными странами, которые развивались в течение полувека и в которых преобразования были заметнее.

М..Г.: Я знаю, что Болгария делает все более активные шаги по пути к европейской интеграции, европейской структуре, НАТО, Европейскому Союзу. Как вы оцениваете это движение своей страны и что, вы считаете, еще нужно сделать Болгарии в этом направлении?

С.С.: Наша цель – стать полноправным членом Европейского Союза, это национальные приоритеты нашей страны, получившие широкую общественную и политическую поддержку. И в отношении НАТО мы уже добились успехов. Что касается первого вопроса, мы должны поработать еще и с божьей помощью в первый выходной 2007-го года мы будем уже полноправным членом ЕС.

М..Г.: Какие ваши личные приоритеты в качестве премьер-министра и как вам удается сочетать реформы, которые необходимы Болгарии, с традициями страны?

С.С.: Я думаю, что это две различные вещи. Традиции, я бы сказал, имеют более общий, более прочный характер. Может быть, они создают некоторые трудности, когда мы стремимся к проведению реформ, и их мы должны преодолеть и модернизовать страну. Но традиции остаются, и мы относимся к ним с уважением.

М..Г.: Господин премьер-министр, в этом году Россия и Болгария отмечают 125-летие дипломатических отношений. За плечами наших стран история двух братских народов, насыщенная очень многими событиями, Как вы оцениваете этот исторический период?

С.С.: Вы знаете, трудно сделать такое обобщение вкратце, но, по-моему, период, который длился всего лишь 125 лет, это ограниченный в исторической перспективе отрезок времени. Мне кажется, что сложились хорошие отношения. Не следует останавливаться на некоторых политических, конъюнктурных разногласиях, посмотрим, что нас объединяет. Нас объединяет много общего. Это самое главное.

 

125 лет назад во время русско-турецкой войны 1877 – 1878 годов российская армия освободила страну от османского владычества. В болгарской земле нашли последний приют двести тысяч русских солдат и офицеров. В Софии в память о русских воинах возведен собор Александра Невского – самый большой православный храм страны. А неподалеку от Шипкинского перевала, у деревни Шипка, где разворачивались самые ожесточенные бои между русскими и турецкими войсками, по инициативе матери генерала Скобелева и графа Игнатьева был создан храм-памятник. Средства на постройку собирала вся Россия. Русские архитекторы Томишко и Померанцев выдержали его в стиле русских церквей XVII века. На 34 мраморных плитах, находящихся в храме, высечены имена павших. В подземелье храма в 18 мраморных саркофагах покоятся останки погибших русских воинов.

 

М..Г.: Я знаю, вы много раз бывали в России, встречались с нашим президентом Владимиром Путиным. Как вы оцениваете сегодняшний день в наших отношениях и какие вы видите перспективы на их будущее развитие?

С.С.: По случаю 125-летия освобождения Болгарии президент Путин приехал с визитом в Болгарию, его принимал наш президент. Этот визит – проявление большого внимания к нашей стране. Он подчеркивает наши хорошие отношения. Мне очень трудно делать какие-то предсказания на будущее, но если станем придерживаться аналитического образа мышления, я думаю, сохранятся большие возможности для развития экономических связей, а кроме того, мы сможем дальше развивать добрые отношения между двумя народами.

М..Г.: А как вы оцениваете наши культурные связи?

С.С.: В этом отношении также существуют возможности расширения связей. Очень важно, чтобы наши народы знали друг друга, чтобы было общее представление друг о друге, потому что тогда становится легче объяснить эти отношения.

 

Упрочению отношений между нашими странами способствовал VI-й Всемирный конгресс русской прессы, который открылся в Софии 2 июля 2004 года. Представительный форум русскоязычных СМИ проходил при поддержке ИТАР-ТАСС и Болгарского телеграфного агентства. Конгресс собрал 200 представителей русскоязычных СМИ и гостей из более 40 стран мира. Свое приветствие участникам конгресса направил президент России Владимир Путин. «Болгария и Россия в XXI веке» – именно об этом говорили в первый день работы форума. Эта же тема поднимались и на встрече президентов двух стран Путина и Пырванова, которая в начале июля проходила в Москве.

 

М..Г.: В советские времена Болгария была самым популярным местом отдыха советских граждан. Как вы думаете, что нужно сделать для того, чтобы еще больше россиян приезжало на золотые пески болгарских пляжей? И где предпочитаете отдыхать вы, господин премьер-министр? Наверняка в Болгарии, потому что лучше рекламы, которую может сделать болгарским курортам сам премьер-министр, не сделает никто.

С.С.: Благодарю вас за этот комплимент. Знаете, я иногда избегаю появляться на популярных, известных курортах, потому что это выглядит как реклама. В таких условиях невозможно отдохнуть. Поэтому я предпочитаю отдыхать в одиночестве. Обычно гуляю в горах, независимо от того, в каких горах. Это, прежде всего, успокаивает. Но что касается туризма... Я надеюсь, что российские туристы чувствуют себя у нас хорошо.

 

Один из самых невероятных природных феноменов Болгарии, притягивающий к себе туристов, находится в нескольких километрах от побережья Черного моря. Это таинственный, мистический каменный лес. Ученые до сих пор не могут объяснить происхождение этих каменных колонн, полых внутри, достигающих 6 метров в высоту. Одни полагают, что 50 миллионов лет назад здесь было море, и колонны – известковые отложения. Другие считают их рукотворным творением великанов. Третьи – инопланетными аэродромами. Версий много, но факт остается фактом: в радиусе нескольких метров одной из колонн электромагнитная активность такова, что перестает работать мобильный телефон. Говорят, пребывание в каменном лесу снимает с человека всю отрицательную энергию.

 

С.С.: Для меня очень важно, чтобы в Болгарию возвращались и во второй, и в третий раз. Это означает, что гостей здесь встретили хорошо. Мы стараемся вводить более облегченный визовой режим, открывать новые консульства в России. Так что мы с распростертыми объятиями встречаем российских туристов.

М..Г.: Я хочу поговорить, господин премьер-министр, о болгарской кухне. Она славится на весь мир. Для меня, например, ничего нет вкуснее классической болгарской брынзы. Вы, наверное, имели возможность попробовать разные кухни. Каковы ваши гастрономические пристрастия и что у вас готовят дома?

С.С.: Знаете, я жил за границей, много разъезжал по миру, и рад любой кухне. Я не такой человек, который много ест и пьет. В болгарской кухне есть очень много привлекательных блюд. Некоторые шутят и говорят, что мне очень нравится самые обычная пища, такая, как белая фасоль, любимое мое блюдо. Ну, это дело вкуса. А что касается вашего вопроса о нашей домашней кухне... Я дома не обедаю, потому что нахожусь на работе. Вечером возвращаюсь, сильно уставший, к тому же у нас нет персонала, нет обслуги, нет повара. Все, что я найду в холодильнике, я тем и ужинаю, а потом продолжаю работать за своим рабочим столом.

М..Г.: Вчера вечером нам удалось попробовать вино, которое называется «Царь Семен».

С.С.: Вино «Царь Семен» производят мои знакомые, у них большая винодельческая компания здесь, в Болгарии. Я им сказал: это имя царя Семена Великого, средневекового царя. А если меня спрашивают, нравится ли мне такое название, в ответ я требую только высокого качества. Пусть это будет качественное вино, чтобы оно защищало честь Болгарии, раз называется «Царь Семен», я тоже его тезка.

 

Дома Симеона встречает супруга – испанка Маргарита Гомес-Асебо и Сехуэла, с которой они вместе уже более 40 лет. Трижды Симеон обращался с просьбой к Папе Римскому разрешить брак между православным и католичкой. И добился согласия! Вместе с Маргаритой он прожил годы изгнания, вместе супруги вернулись на родину царя в Болгарию.

 

С.С.: Когда мы познакомились, Маргарита проживала в Мадриде. Мы случайно познакомились с ней. Я узнал, когда учился в военной академии в США, что она приезжает в Нью-Йорк. Маргарита была известной, знаменитой красавицей. Был организован бал в академии, куда я пригласил ее, послав приглашение от кадета Рильского. Она терялась в догадках, кто этот американец, а ее подруга сказала: это Семен. Ну, хорошо, она мне позвонила, сказала, что у нее нет времени, нет возможности прийти, она уезжает в Японию. И мы договорились, что встретимся, когда я вернусь через год в Испанию. И так началась наша связь. А что касается воспоминаний, то за 40 с лишним лет у нас осталось много воспоминаний. Наши дети, когда были маленькие (у меня пятеро детей), в некоторые поездки ездили с нами вместе. Я скучаю по своей семье. Мне очень тяжело быть вдалеке от десяти внуков.

М.Г.: А бывают такие счастливые дни, когда вам удается всем вместе собраться за большим столом? Чтобы были все ваши дети, внуки? На какие праздники вам это удается?

С.С.: В первый и единственный раз нам удалось собраться всем вместе на прошлое Рождество, то есть Рождество 2003-го года в Мадриде, где живут дети. Им трудно приехать всем сюда. Так что я был у них. Мы собрались вместе, это огромная радость. У меня есть фотография того праздника.

 

Одним из самых счастливых дней в жизни Симеона стало замужество его единственной дочери Калины. Свадьба именно в Болгарии! – то была заветная мечта дочери, и вот она сбылась! Кружева на платье невесты шили вручную рукодельницы из разных районов и областей страны, поэтому в каждом узоре – частичка неповторимой Болгарии. Кстати, в этот день в стране проходило еще 333 свадьбы, точнее, 332 в самой Болгарии и одна – в Болгарской церкви в Мадриде. И все новобрачные получили послание от премьер-министра и одновременно – от счастливого отца одной из невест. Но в отличие от других невест, у Калины было по сути два венчания – православное и католическое. В семье Симеона никогда не было религиозных противоречий. Когда царская семья еще жила в Испании, вначале все шли в католический храм, потом – в православный. Ведь старшие дети Кардам и Кирилл, согласно царской традиции, православные. А младшие – Кубрат, Константин и Калина – католики, как и их мать.

 

М..Г.: Есть ли такие монаршие дома в Европе, с кем вы поддерживаете наиболее близкие отношения, чаще встречаетесь, чаще общаетесь?

С.С.: Сейчас в связи с моей профессией здесь, в связи с моей занятостью у меня мало времени, я не смог присутствовать на свадьбе принца Филиппе в Испании, несмотря на то, что он мне как сын, потому что он так близок с моими детьми. Я тогда посещал с официальным визитом Украину. Мы общаемся с испанской королевской семьей – мы выросли вместе, ну и с другими. Когда я бываю в Бельгии, я всегда встречаюсь с королем, эта семья – наши родственники. Я не могу всех перечислить: Ближний Восток, Марокко, у нас очень много хороших дружеских семейных связей. Я иногда шучу и говорю: нет такого профсоюза монархов, просто это дело случая, что мы понимаем друг друга так хорошо.

М..Г.: У меня есть еще такой вопрос, господин премьер-министр. Вы были царем, хотя и не успели почувствовать всю полноту царской власти. Сегодня вы премьер-министр и обладаете властью премьер-министра. Многие говорят, что власть очень сладкая штука. Каков все-таки, на ваш взгляд, вкус вот этой штуки под названием власть?

С.С.: Это очень трудный вопрос. Я не люблю делать обобщения. Я по рождению принадлежу к такому кругу. Для меня это было только условием и обязательством придерживаться определенных правил поведения в своей жизни, но это не было самоцелью. А власть сама по себе не имеет какой-либо стоимости. Власть не цель. Человек служит народу и прилагает усилия для того, чтобы выполнять адекватным образом эти функции. Для человека, который всю жизнь борется за пост, который я, например, сейчас занимаю, может быть, власть и имеет какое-то специфическое обаяние, значение. Но это не мой случай. Мне необходимо полное спокойствие, так что у меня нет чрезмерных амбиций.

 

Болгарский язык и русский похожи. И наша, и болгарская письменность – кириллица – обязаны своим рождением ученым братьям – болгарским просветителям Кириллу и Мефодию, создавшим славянскую азбуку. Не удивительно, что и веками копившаяся мудрость наших народов нашла выражение в одних и тех же пословицах и поговорках. «До Бога высоко, до царя далеко», – говорим мы. «Бог высоко, царь далеко», – вторят болгары. Но вот уже несколько лет они, улыбаясь, добавляют: «Бог высоко, а царь – теперь рядом». И эта современная редакция старинной пословицы уже успела стать новой главой в истории болгарского народа.

 

2004 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама