Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Тарья Каарина Халонен, президент Финляндской Республики

28 августа 2006, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '26:02'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '26:02'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.85 MB) Аудио дорожка

[ литературная версия ]

ТАРЬЯ КААРИНА ХАЛОНЕН:

«Моя политическая цель состоит в том, чтобы все пользовались политическими правами, и в обществе была социальная справедливость…»

 

Родилась 24 декабря 1943 года.
Окончила Хельсинский университет.
Кандидат юридических наук.
С 1979 года депутат парламента от социал-демократической партии.
С 1990 по 2000 год министр юстиции, министр иностранных дел.
С 1 марта 2000 года президент Республики Финляндия.

 

 

Михаил ГУСМАН: Госпожа президент, как вы думаете, почему именно Финляндии выпала честь быть сопредседателем исторической сессии Организации Объединенных Наций — саммита тысячелетия?

Тарья ХАЛОНЕН: Прежде всего, не следует забывать, что я была сопредседателем сессии вместе с президентом Намибии. При подготовке встречи, решили взять европейскую страну и одну из развивающихся стран Африки. Я думаю, не было никаких проблем в том, что один из сопредседателей был мужчиной, а другой — женщиной. Конечно, я, как президент страны, представляла в тот момент всю Финляндию. Мы в Финляндии очень гордимся тем, что оказались достойны роли сопредседателя саммита тысячелетия.

 

С ролью сопредседателя самого крупного международного форума тысячелетия Тарья Халонен справилась успешно, несмотря даже на то, что для мировой политической элиты она была дебютанткой — к тому времени она выступала на политической сцене в роли президента Финляндии всего полгода.

 

М.Г.: Я позволю себе вернуться в те мартовские дни, когда вас избрали президентом, когда вы победили в упорной и честной борьбе с господином Ахо. Многие расценили это не просто как победу политика Халонен, но как победу… женщин над мужчинами. И в этой связи, как вы, в принципе, к этому относитесь? И вообще, как вы относитесь к тому, что называется сегодня «эмансипация женщин в политике»?

Т.Х.: Финским женщинам уже давно обеспечены политические и прочие права. Мы были первой страной в Европе и второй в мире, которая предоставила женщинам равноправие с мужчинами. Вместе с тем, несмотря на огромные успехи на этом поприще, оставались сферы, недоступные женщинам. Это такие мистические, даже магические посты, на которые никогда не избирали и не назначали женщин. Одним из них был пост президента страны.

Конечно, я уже в ходе предвыборной кампании ожидала, что вопрос равноправия полов раньше или позже выйдет на поверхность. Но только после выборов, уже став президентом, я смогла понять, насколько это важно для маленьких девочек. Мы получаем сотни писем от совсем юных созданий, которые безмерно рады тому, что, строя планы на будущее, они могут мечтать не только, например, о профессии учительницы, но и о возможности стать когда-нибудь президентом страны.

М.Г.: Но в Финляндии и Парламентом руководит женщина!

Т.Х.: Да, и довольно давно. Правда, и у способных мужчин есть все возможности стать спикером Парламента. Женщины в нашей стране дважды занимали пост министра обороны. И когда недавно министром обороны снова стал мужчина, мы в шутку говорили зарубежным дипломатам: «Смотрите, какое у нас равноправие. У нас даже мужчина может стать министром обороны!»

 

Добавим, что каждый третий депутат финского Парламента — женщина. И все же не все так просто. В начале 2000 года Финляндия оказалась перед серьезным, почти драматическим выбором, — два кандидата в президенты предложили два новых кардинальных пути развития страны. Мужчина — в сторону укрепления самобытности Финляндии и морально-этических ценностей финской семьи. Женщина — на усиление интеграции страны в Евросоюз и признание общеевропейских ценностей. И вот результат — большинство финнов отдали свои голоса Тарье Халонен не столько по половому признаку, сколько потому, что, будучи женщиной — проницательной, интуитивной, мобильной — она сумела почувствовать наиболее актуальный для современной Финляндии путь.

 

Т.Х.: Я полностью убеждена в том, что скандинавское общество благосостояния или модель, которая предполагает политическую демократию и обеспечивает экономические, социальные и культурные права граждан, закладывает хорошую основу для международной конкуренции. Это важно как для отдельного человека, так и для нации в целом. Моя цель, мое политическое кредо — это, с одной стороны, справедливое обращение с большинством, обеспечение всем равных политических прав, социальной справедливости, именно того, что включается в модель скандинавского общества. Но вместе с тем, это обеспечение права каждой личности — от маленького человека до взрослого и старика — оставаться самим собой.

 

«Быть самим собой» — в этой емкой формулировке для Тарьи Халонен соединилось все самое важное и в ее жизни, и в ее политике. Также это относится и к тем, кто отдал ей свои голоса, а это, в основном, городское население, и к тем, кто, будучи преимущественно сельскими жителями, голосовал за ее конкурента. Но, победив на выборах с отрывом всего в несколько процентов, за год правления Тарья Халонен завоевала почти абсолютное доверие народа. Значит, все эти люди, вне зависимости от политических взглядов, сумели ощутить ее реальную заботу. Все они, пережив несколько очень трудных для страны лет, сегодня имеют равные права на достойную жизнь.

 

М.Г.: Финляндию в начале 90-х потрясал достаточно серьезный экономический кризис. И вам, вашей стране удалось, за достаточно короткий период, достичь очень серьезных успехов в экономике. Как вы думаете, за счет чего удалось обеспечить эти успехи?

Т.Х.: Первая причина успеха кроется в том, что финны были весьма единодушны в понимании того, что главным политическим вызовом для страны было приведение в порядок экономики и преодоление массовой безработицы. Второй причиной, может быть не менее важной, является то, что не только правительство и парламент, но и предприниматели, организации, работающие на рынках труда, да и все остальные структуры общества приняли, по моему мнению, в этом столь активное участие. Кроме того, успех финнов в области новых технологий способствовал созданию новых рабочих мест и общему подъему экономики, овладению новыми знаниями и, я бы сказала, инвестициям не столько в количественные, сколько в качественные аспекты производства, что стало своеобразным ключом к успеху. Мы и дальше собирается идти по этому пути, максимально эффективно обучая людей, причем не только молодежь.

 

Действительно, финское ноу-хау в построении скандинавского общества благосостояния выглядит достойным подражания — прочную экономическую платформу для жизнедеятельности современной демократии обеспечивают новые технологии, и, прежде всего, информационные. Теперь древнюю страну Калевалы, благодаря мобильным телефонам и компьютерам, называют не иначе, как «Нокиаленд». Однако президент прекрасно понимает, что не все граждане в силу возраста и привычек могут приспособиться к такой «хайтековской» Финляндии. И эти люди нуждаются в особой поддержке и заботе государства.

 

Т.Х.: Именно в той Европе, в которой мы живем, в которой происходит много перемен, люди боятся происходящего и зачастую чувствуют себя более защищенными в чем-то старом, прежнем, далеком, хотя в ту пору оно вовсе и не было таким. Этих людей нужно приободрить, поддержать, показать им, что можно и дальше жить по принципам, сформировавшимся в течение столетий, нужно лишь соответствующим образом трансформировать их применительно к условиям современной жизни.

 

В такой поддержке, по мнению Халонен, нуждаются и жители сельской местности. Это понимают и сами финны, ведь Финляндия — так страна называется по-шведски — или Суоми — так она называется по-фински — еще в недалеком прошлом была аграрной страной и большинство населения продолжает жить в сельской местности, вдали от стремительно развивающейся цивилизации. Суть здесь в том, что это очень актуально для финнов, потому что традиционное сознание сильно, ведь большая часть населения по-прежнему живет в сельской местности, занимается сельским хозяйством.

 

М.Г.: Говорят, финны — немного загадочный народ. Странное дело — смотрю: вроде есть забор, но он ничего не загораживает. Как вы думаете, в чем секрет, почему финны не любят заборы, не любят закрытые ворота?

Т.Х.: У нас есть старый обычай: если метла стоит у двери, значит, в доме нет хозяев. Если метлы нет, на селе хорошо знают: подходи, смело стучись в дверь и заходи внутрь. Надо признать, что сегодня все чаще и чаще в дверях есть замки. В этом отношении нам приходится приспосабливаться к нынешнему времени. Но, с другой стороны, смею утверждать, что так называемые права каждого человека, например, право гулять по лесу, право ловить рыбу, соблюдая, конечно, определенные правила, право собирать ягоды — все это по-прежнему создает ощущение, что природа, окружающий мир принадлежит всем нам. Надеюсь, это удастся сохранить и в будущем.

М.Г.: Вы как-то сказали, когда были в Москве, что Путин вам напоминает финна, что он ведет себя как гражданин Финляндии. В чем вы видите сходство президента Путина с финном?

Т.Х.: Я и ему самому это сказала. Что он как финн, в некотором отношении. Что я имела в виду? Он и сам не возражал, что в некоторых делах ведет себя как уроженец Севера. Он немногословен, особенно вначале. Как и мы, финны. Мы стеснительны при знакомстве, но затем становимся настоящими друзьями. Меньше слов, больше дела, — вот именно то, что я вижу в Путине. Для нас, финнов, это весьма привычный тип мужчины.

 

Россия была одной из первых стран, которую посетила Тарья Халонен вскоре после инаугурации. Она назвала свой визит в Москву «отличным началом», а во время своего ответного визита в Финляндию президент России еще раз подтвердил существующие договоренности. У лидеров двух стран, действительно, много общего: и то, что они практически в одно время были избраны президентами, и то, что оба они по профессии — юристы.

 

М.Г.: Вы как-то сказали, что вы начали изучать русский язык. Есть какие-то успехи?

Т.Х.: Очень плохо.

М.Г.: Очень плохо?

Т.Х.: Очень плохо.

 

И, тем не менее, само желание президента Финляндии изучить язык страны-соседки заслуживает внимания.

 

Т.Х.: Финляндско-российские отношения находятся сейчас в прекрасном состоянии, но, я думаю, мы могли бы гораздо больше пользоваться предоставляемыми возможностями в сфере экономики, культурных и иных связей между нашими странами. Надеюсь, что мы сможем совместными усилиями ускорить продвижение ряда проектов. Думаю, тот факт, что Финляндия является членом Европейского Союза, представляет собой прекрасное дополнение к нашим двусторонним отношениям. Самое главное, чтобы отношения между Финляндией и Россией всегда оставались очень близкими, поскольку именно наша общая граница является одновременно границей Европейского Союза и России. И в этом смысле мы — первопроходцы. В будущем, по мере своего расширения, Европейский Союз обретет новые точки соприкосновения с Россией. И все же я надеюсь, что наш первый опыт сыграет свою стимулирующую роль, послужит хорошей моделью для других.

 

В это можно верить, ведь настоящий дар Тарьи Халонен — не только приспосабливаться к быстро меняющемуся времени, но и жить с опережением, предвидеть любые новые колебания. Политики сродни артистам — лишь тот, кто не стесняется выглядеть непривлекательным, кто не боится скомпрометировать себя ради общего блага, действительно становится знаменитым. Тарья Халонен не боится быть непонятой, не стесняется выражать свое личное мнение. Кажется даже, она совсем не думает о своем политическом реноме. И это очень непривычно и для политика, и особенно для женщины. О чем же тогда думает эта женщина в роли политика? Ответ, как мы поняли из беседы с ней, очевиден — о свободе, о бесконечной внутренней свободе, которая позволяет человеку возвыситься над любыми комплексами и предрассудками.

 

М.Г.: Вы известны в политике как человек, который всегда поддерживает меньшинства, свободу личности, и в этом плане вы даже очень, на мой взгляд, смелый политик. Вы в 80-е годы возглавили общество по защите сексуальных меньшинств. Чем вы руководствовались тогда? Ведь в общем-то в какой-то степени вы рисковали в политическом плане…

Т.Х.: Ну, не такая я уж была смелая. Я целый год думала, согласиться или нет. Но точно так же, как я защищала права людей независимо от их культуры, расы или вероисповедания, я считала, что и сексуальная ориентация — это личное дело каждого человека, если он соответственно уважает права и свободы других. Позже эта моя работа продолжилась не только в Финляндии, но и в Европейском Совете, ОБСЕ и, наконец, в Европейском Союзе. Людям очень сложно понять, что могут быть другие сограждане, отличающиеся от них по взглядам или по сексуальной ориентации. Поэтому очень важно, чтобы те, кто относится к большинству тоже могли участвовать в защите прав меньшинств. Потому что меньшинство никогда не сможет самостоятельно провести свои решения, в своей борьбе им всегда нужно опираться на прогрессивных представителей большинства.

 

«Задача жизни не в том, чтобы быть на стороне большинства, а в том, чтобы жить согласно внутреннему, создаваемому тобой закону», — эту древнюю мудрость Тарья Халонен давно уже считает лейтмотивом своей жизни, в том числе, и личной. В молодости она была бунтаркой, поклонницей Эрнесто Че Гевары, яростной радикалкой, порвала с государственной Лютеранской церковью. И хотя Тарья считает себя христианкой, даже слышать не захотела о том, что ради благополучия политической карьеры хорошо бы вернуться в лоно церкви. «Принимайте меня такой, какая я есть», — таков был ее ответ. Еще один пассаж в сторону общественного мнения связан с семейным положением госпожи Халонен, в котором как раз семьи-то и не было. А был спутник жизни Пентти Араярви, который 16 лет жил с Тарьей на одной лестничной площадке. Регистрировать отношения ради увеличения шансов на выборах госпожа Халонен отказалась категорически, но, став президентом, чтобы не создавать сложностей протокольным службам других стран, вышла за Пентти замуж. Теперь, во время зарубежных поездок президента Финляндии, принимающая сторона уже не ломает голову, как нужно именовать мужскую половину президентской пары.

А путешествовать Тарья и Пентти любят, правда, оставаясь в глубине души бунтарями и неформалами, все еще тяготятся официальными приемами, и в свой первый президентский отпуск, скрываясь от прессы, улетели в Таиланд. Кроме путешествий в другие страны, Тарья Халонен любит возиться на своем садовом участке в родной Финляндии, интересуется живописью, летом 2001 года даже посещала в Эстонии курсы живописи. Но самое большое увлечение Тарьи Халонен, которому она остается верна всю жизнь, — это театр.

 

М.Г.: Вот если бы представить себе, что вы выбрали путь актрисы, какую роль и в какой пьесе вы бы избрали для себя?

Т.Х.: В свое время, еще в студенческие годы, я писала сочинения по пьесам Чехова. Но я не хочу говорить, какую роль я хотела бы сыграть. В русских пьесах, в литературе женские персонажи, как бы лучше сказать, с очень сильным характером. Если женщина любит, то она любит несмотря ни на что. Конечно, есть много прекрасных ролей. Но я, наверное, хотела бы сыграть что-то более современное, если бы попала на сцену. Так или иначе, я уже четверть века участвую в театральной жизни. Я поклялась себе, что никогда никому не скажу: «Так, свет чуть левее! Надо играть так, а не этак!».

 

За эти годы Тарья Халонен изучила театр изнутри. Почти тридцать лет она была председателем правления детского театра «Маленькая Финляндия», с 1994 года она председатель Союза рабочих театров, долгие годы была членом Хельсинского театрального фонда. Постоянно приезжает на знаменитый финский театральный фестиваль в городе Тампере.

 

Т.Х.: Я всегда стремилась поддерживать театр, его роль в обществе. Сама же хочу просто ходить в театр и получать удовольствие от хороших постановок. Пусть останется моим маленьким секретом, какую роль я хотела бы сыграть.

 

На самом деле, роли Тарьи Халонен весьма разнообразны и хорошо известны. Но есть еще одна, о которой хочется рассказать отдельно и которую Тарья играет уже на протяжении 21 года — роль матери, и, как и следовало ожидать от Тарьи, роль не совсем обычной матери, — матери-одиночки.

 

М.Г.: Я знаю, что вы вырастили замечательную дочь, которой вы по праву гордитесь. Вот как вам удавалось все-таки выкраивать свободное время для встреч с дочерью, потому что вы чрезвычайно занятой человек?

Т.Х.: Думаю, всем матерям, да, наверное, и отцам, знакомо ощущение недостаточности сделанного, определенные угрызения совести, когда приходится делить время между большим количеством разных дел. Я, действительно, горжусь своей дочерью. Мать далеко не одна воспитывает своих детей. Хотя я несколько лет была, как говорится, матерью-одиночкой, мне помогала бабушка, со мной были мои ближайшие друзья, учителя в школе, тренеры в спортивном обществе, куда ходила моя дочь. Все они помогали мне. Не могу не поблагодарить их за это. Без них я бы, конечно, не справилась, ведь человек растет в общении, во взаимодействии с другими людьми.

 

Дочь Тарьи Анна дает своей матери все основания ею гордиться. Она будущий политолог, учится в Англии, уже получила степень бакалавра.

 

М.Г.: Как часто вы с дочкой говорите по телефону?

Т.Х.: Конечно, сегодня, во времена мобильных телефонов, можно отыскать детей и за границей. Мы смеемся, конечно, у них всегда, как, впрочем, и у взрослых, на звонки денег не хватает, есть желание сэкономить! И все же дети могли бы чаще звонить родителям… И хотя дочери разрешено звонить всегда, когда ей хочется, перезваниваемся мы нерегулярно. Обычно, если она не звонит, я понимаю — все в порядке, и с деньгами, и с друзьями. Если звонит, значит, есть какое-то конкретное дело.

М.Г.: Но ваши две кошечки — Миска и Ронти, ваши черепашки, хоть немножко скрашивают ваш досуг? Хоть немножко грусть снимают, когда вы с ними?

Т.Х.: Да, вы, наверняка, догадались, что это ее любимцы, которые просто оставлены мне на попечение. И все же хочу рассказать, почему наша черная кошка получила имя «Миска». Моей дочке в свое время очень понравился московский олимпийский мишка. И поскольку настоящего мишку, естественно, нельзя было завести, она дала это имя своей кошке. Так из мишки получилась Миска.

М.Г.: Я в заключение задаю один и тот же вопрос и позволю себе задать его вам. Существуют такие три понятия — вершина власти, вершина карьеры, вершина успеха. Вам удалось достичь всех трех вершин. Чтобы вы могли пожелать маленьким мальчикам и девочкам в Финляндии, в России, во всем мире, которые стоят у порога этих вершин и которым только предстоит их покорить?

Т.Х.: Наверное, того, чего я всегда желала дочери и ее друзьям. Чтобы они были хорошими людьми, могли по-настоящему любить окружающих, дружить, уважать других людей, уважать себя, чтобы не давать другим злоупотреблять собой. Помимо взаимного уважения и любви, я хотела бы надеяться, что в будущем молодежь наших стран — и России, и Финляндии — будет нести ответственность в нашем общем мире за сохранение природы, окружающей среды. Иначе просто не останется места для достоинства и успеха. Мне кажется, что именно это — самоуважение и уважение других людей — и есть та самая основа.

 

Вот такой он, одиннадцатый президент Финляндии. Женщина, которая продемонстрировала всему мировому сообществу, что если президент чувствует себя свободным, лишенным предрассудков и условностей, то и его страна будет ощущать себя также.

 

2006 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама