Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Алан Габриэль Гарсия Перес, президент Республики Перу

12 мая 2007, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '25:58'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '25:58'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.78 MB) Аудио дорожка

[ литературная версия ]

АЛАН ГАБРИЭЛЬ ГАРСИА ПЕРЕС:

«Я думаю, что политика — это не действия, вызванные эмоциями, политика — это задача, реальность и достижения…»

 

Родился 28 мая 1949 года.
В 1973 году окончил юридический факультет университета «Сан-Маркос» в Лиме.
С 1982 по 1985 год депутат Парламента.
С 1985 по 1990 год президент Республики Перу.
В июне 2006 года вновь избран на этот пост.

 

Перу лежит в западной части Южной Америки между экватором и Южным тропиком. У этой страны пять соседей: Эквадор, Колумбия, Бразилия, Боливия и Чили. Шестой сосед — могучий Тихий океан. Его воды соединяют Перу с Россией.

 

 

Михаил ГУСМАН: Перуанцам очень повезло. Перу сказочно богатая страна. У вас есть нефть, у вас есть золото, кладовая прибрежных вод. Все вроде бы хорошо. Но очень много лет эти сказочные богатства не служили на благо народа. Какие шаги предпринимает ваше правительство и вы лично, господин президент, чтобы природные богатства страны стали достоянием народа?

Алан ГАРСИА : Перу станет по-настоящему богатой страной только тогда, когда каждый перуанец сможет вдоволь есть вкусную рыбу, у каждого в доме будет газ, а на лужайке возле дома — автомобиль. Для этого я должен добиваться развития экономики, использовать доходы от нефти и газа на благо народа.

 

«Эль Дорадо». Золотой край. Это сказано о Перу. В поисках вожделенного металла сюда пришли испанские конкистадоры. Огнем и мечом они покорили могущественную империю инков, центром которой было Перу. Последний индейский император — Верховный Инка сын Солнца Атауальпа — хотел спасти свою жизнь в обмен на золото и серебро. Глава захватчиков Франсиско Писарро обещал помиловать побежденного и взял свезенные со всей страны сокровища. 6 тонн золота и 12 тонн серебра. Но «благородный идальго» обманул. Атауальпу подвергли жестоким пыткам и казнили. Писарро основал город Лиму. Она вскоре стала столицей вице-королевства Перу, в которое входили почти все владения испанских монархов в Южной Америке. Из перуанских портов отправлялись в Испанию караваны кораблей с золотом и серебром. Почти 300 лет испанцы грабили Латинскую Америку.

 

М.Г.: Перу — уникальная страна, хотя бы потому, что она мультиэтническая. Как вам удается сохранить межнациональный мир?

А.Г.: Я думаю, что лучший способ сосуществования — это продвигаться по пути демократии, добиваться справедливости для всех граждан страны. У нас человек не должен быть бедным только потому, что у него другой цвет кожи. Я борюсь за социальную справедливость. И полагаю, что государство должно поддерживать трудящихся в большей степени, нежели успешного предпринимателя.

 

Перуанцев чуть меньше 30 миллионов. Они очень разные. Далеко не все они говорят на официальном языке страны — испанском. Есть несколько миллионов индейцев, знающих только свой родной язык — кечуа. Он тоже получил титул официального языка. В Перу всегда с гордостью говорят, что ярко выраженная национальная самобытность «перуанидад» — органическое слияние индейского и испанского начал.

Современный перуанец — это и всемирно известный писатель Марио Варгас Льоса, и индейский староста варайок в красном пончо и причудливой шляпе с замысловатым рисунком, это и студент одного из многочисленных университетов, и рыбак, и шахтер, и удачливый предприниматель, с успехом вкладывающий свои капиталы в экономику зарубежных стран.

 

М.Г.: В 2006 году вы в очередной раз блестяще победили на выборах. Почему перуанцы, на ваш взгляд, остановили свой выбор именно на вас?

А.Г.: Я думаю, что сегодня, когда избиратель подходит к урнам для голосования, он руководствуется, скорее, прагматическими взглядами, нежели эмоциями и риторикой политиков. Избиратель уже разбирается в экономике и новых технологиях, и он не склонен верить лживым обещаниям всяких «мессий» и агитаторов. Если же говорить о моем случае, то, думаю, народ сделал выбор в пользу опыта.

 

Столетиями перуанцы боролись против колонизаторов, ни один из которых, по свидетельству старинного хроникера, «прибыв в Перу, не хотел работать ни в земледелии, ни в ремеслах». Их лозунгом было: «Денег и сокровищ!». Наконец, в 1824 году патриоты разгромили испанцев в битве при городе Аякучо, захватив в плен самого вице-короля и его генералов. Так в Перу закончилась длительная война за освобождение колоний в Южной Америке под предводительством генерала Симона Боливара, которому благодарные латиноамериканцы присвоили титул «Освободитель».

 

М.Г.: В вашей очень красивой столице Лиме огромное количество памятников. Может быть, Лима — чемпион по количеству памятников в Латинской Америке. Есть памятники вождям инков, конкистадорам, борцам за независимость. Какие из исторических фигур, чьи памятники вокруг, кажутся вам наиболее привлекательными и интересными?

А.Г.: Если, к примеру, попробовать на 3—4-х страницах написать историю Латинской Америки XIX века, то там точно будет написано: «В этом веке в Латинской Америке жил человек, которого звали Симон Боливар, сумевший отнять у Европы половину мира». Боливар — универсальная личность. Его самоотверженная борьба, его величие вызывают во мне чувство восхищения.

 

В 1864-1866 годах уже независимые перуанцы ввязались вместе с Чили, Боливией и Эквадором в новую войну с Испанией. Поводом стали не золото и серебро, а, извините, птичьи экскременты, которые на общем для всех этих стран «великолепном гишпанском» именуются звучным словом «гуано» в честь баклана, которого здесь называют «гуанай». Эту субстанцию применяют в качестве удобрения. За это самое «гуано» храбрые перуанцы сотоварищи побили не менее храбрых испанцев и на суше, и на море.

Затем разгорелась еще одна война, но на этот раз — селитровая. Теперь перуанцы и боливийцы воевали против чилийцев. Последним повезло больше, они победили и отняли у своих недавних союзников 180 тысяч квадратных километров территории, где находятся богатейшие запасы селитры.

Памятники генералам и адмиралам, героически выигравшим или героически проигравшим сухопутные и морские баталии, до сих пор стоят в чилийских, перуанских и боливийских городах, и их, как и встарь, посещают птицы, которые по-прежнему делают свое доброе дело на головах бронзовых и мраморных изваяний — Sic transit Gloria mundi!

Так проходит слава мира! А Перу до сих пор называют «нищим, сидящим на золотом троне».

 

М.Г.: Господин президент, нет лучше гида по стране, чем глава государства. Вы лучше всех знаете свою страну, пешком прошли ее из конца в конец. В Перу приезжает все больше туристов со всего мира, в том числе россиян. Что бы вы прежде всего посоветовали посмотреть в Перу?

А.Г.: Первое, с кем должен познакомиться российский турист, — это перуанский народ, наши люди. Перу — это синтез человеческой географии: наше побережье похоже на Африку, наши горные вершины напоминают Непал, вы можете кататься на лыжах на высоте 5 километров и можете оказаться в тропическом лесу, напоминающем доисторические времена. Кто хочет увидеть мир в синтезе, должен приехать в Перу. У нас есть все расы, у нас есть все пейзажи, у нас вы получите самые разнообразные впечатления.

 

Перу — страна сумасшедшей географии. Вдоль «Косты», побережья, омываемого холодным южным течением, тянутся на две тысячи километров лунные пейзажи безводной пустыни с ее каменными лесами, серповидными дюнами. Дождей здесь не бывает, но очень влажно. Самый часто встречающийся дорожный знак в окрестностях Лимы — «Осторожно, туман!». Вторая зона — Анды, эту зону называют «Сьерра». Она принадлежит к самым грандиозным горным системам земного шара. Вулканы здесь действующие, страну часто потряхивает. В андских тропических лесах растут бамбук, пальмы, кофе, хинное дерево, которое изображено на государственном гербе Перу. Выше, у холодных снежных вершин, живут американские родственники верблюдов — ламы, альпаки, викуньи и гуанако. Ткани из их шерсти с успехом продаются в самых дорогих магазинах Лондона, Нью-Йорка, Парижа.

 

А.Г.: Естественно, туристу надо обратить внимание на величественное творение человека и природы — Мачу-Пикчу. Но и до Мачу-Пикчу в Перу была великая цивилизация. В этой связи, я бы посоветовал съездить на север страны, где остались следы культуры второго тысячелетия до нашей эры.

 

К югу от Лимы, в районе полуострова Паракас, в середине первого тысячелетия до нашей эры стала формироваться очень интересная культура. Ее носители были, среди прочего, непревзойденными ткачами. Многоцветные узоры их тканей изображают и реальных людей, и фантастических животных. Медики Паракаса тоже были необычайно искусны, им удавались самые сложные операции вплоть до трепанации черепа.

После угасания цивилизации Паракаса возникла цивилизация Наска. До сих пор ученые гадают о значении гигантских фигур, расчертивших пустыню Наска. Одни утверждают, что это календарь, другие, что это навигационные ориентиры для древних космонавтов.

«Другой мир» Перу — Сельва. Это джунгли, открытые атлантическим ветрам. Отсюда начинает свой путь Амазонка — самая многоводная река на свете, «река-море». По ее берегам растут бертоллеции, деревья-гиганты высотой 80 метров; молочные, хлебные деревья, ценнейшее красное дерево каоба.

Здесь водятся тапиры, муравьеды, броненосцы, дикие кабаны, ягуары и пумы. В водах рек Амазонии царит анаконда — самая большая на Земле девятиметровая змея-удав. Нельзя не упомянуть и опаснейшую пиранью. Раненный копьями индейцев крокодил мгновенно выбрасывается на берег, предпочитая смерть на суше встрече с этими кровожадными рыбками.

Здешние индейцы все еще очень далеки от основных благ цивилизации, но в их хижинах уже звонят мобильные телефоны.

В XX веке Перу в больших войнах не участвовала, занималась внутренними делами. Переживала периоды и демократии, и диктатур. Правили и военные, и правые, и левые, и не очень левые. Страна столкнулась с периодом партизанской войны, были и террористические акции, и захват заложников, и их освобождение, и неолиберальные реформы, и всплески коррупционных скандалов, и разгул наркомафии, и решительные меры борьбы с ней.

 

М.Г.: Судьбе было угодно, чтобы ваш отец за верность идеалам демократии, за борьбу против диктатуры был репрессирован, сидел в тюрьме. Как повлияли его политические убеждения, его судьба на ваш выбор политика?

А.Г.: Очень сильно повлияли. На самом деле я впервые увидел своего отца, когда мне было чуть больше четырех лет. И долгое время я называл его «сеньор Гарсиа». Но когда я познакомился с ним поближе, узнал, что он провел долгие годы в тюрьме, я стал испытывать к отцу нечто большее, чем сыновнюю любовь, — огромное восхищение. Я восхищаюсь тем, что человек выдержал 8 лет тюрьмы, в которую он был брошен только за свои убеждения. Я всегда плакал, когда думал об этом. Так я понял многих людей, которые прошли через тюрьмы и испытания, но остались верны себе.

 

Политическая палитра Перу многообразна. Здесь все оттенки — от крайне левых до крайне правых. В 2006 году в президентской гонке участвовали две дюжины кандидатов. Основным соперником Алана Гарсии был левый радикал, сторонник венесуэльского лидера Уго Чавеса, «настоящий полковник» в отставке, не раз в прошлом поднимавший мятежи против правительства. Но Алан Гарсиа победил!

 

М.Г.: Вы написали много книг. Одна из них посвящена Макиавелли. Что в деятельности этого выдающегося политического и государственного деятеля вы нашли для себя привлекательного?

А.Г.: Макиавелли говорил: «Я не верю в то, что политический поступок может быть моральным или аморальным, я считаю, что политический поступок должен быть эффективным, действенным». Он первый в истории политик мысливший научно, а не религиозно. Я очень высоко его ценю, поэтому, извините за нескромность, и решился написать книгу «Мир Макиавелли». Для меня также было очень важно в этой книге показать сущность диктатуры Фухимори в Перу. Это, как мне кажется, была аморальная диктатура, коррумпированная власть, однако, умело использовавшая популистские лозунги.

 

Хорошим учеником Макиавелли был президент Перу Альберто Фухимори, японец по происхождению. Он боролся с терроризмом местных последователей Мао и Ким Ир Сена, преследовал своего предшественника социалиста Алана Гарсиа, организуя на него покушения, укреплял экономику, но погряз в коррупции и бежал из страны в Японию, потеряв право на возвращение на родину.

 

М.Г.: Когда мы готовились к встрече с вами, мы нашли ваше интервью, которое вы давали газете «Известия» в феврале 1989 года. Вы тогда говорили о российско-перуанских связях, о перспективах на будущее. Как вы можете сегодня оценить развитие российско-перуанских экономических связей, отношений в научной и технической областях?

А.Г.: Прошло почти 20 лет, в то время мир был устроен иначе, чем сейчас. В сфере активных экономических и политических отношений с Советским Союзом Перу была тогда на первом месте в Южной Америке.

 

Когда в июне 1970 года в Перу проснулся грозный вулкан Уаскаран, сокрушительное землетрясение унесло жизни тысяч людей, десятки тысяч семей остались без крова. На помощь перуанцам пришли советские стройотрядовцы и врачи. Их доставляли транспортные «Антеи» советских ВВС — один из них разбился в пути. 22 погибшим спасателям и переводчикам был воздвигнут памятник у одного из перуанских городов.

 

А.Г.: Сейчас мы хотели бы возобновить экономические и политические связи с Россией. Это соответствует нашему нынешнему взгляду на мир, на рынок, на национальный суверенитет, на необходимость сотрудничества между народами. Русский капитал, русские технологии способны снова «открыть» Перу, «открыть» Южную Америку.

М.Г.: Вы как-то сказали: «Я не хочу, чтобы на моей могиле была такая эпитафия: «Он был настолько глуп, что совершил одни и те же ошибки дважды». Какие ошибки вы не хотели бы совершить в своё нынешнее правление?

А.Г.: Владимир Ленин взял власть в 1917 году. А уже через четыре года написал исключительно важную работу «О продовольственном налоге», которая показала, что вождь революции многое за эти годы пересмотрел в своих убеждениях. В этой статье Ленин соглашается на присутствие иностранного капитала, использование зарубежных технологий. Он умел учиться на собственных ошибках. И уже это ставит его в ряд выдающихся политиков ХХ века. Я старался в этом отношении следовать его примеру.

М.Г.: Господин президент, судя по всему, вы знаете историю моей страны лучше, чем многие выпускники наших исторических факультетов.

А.Г.: Русскую историю следует знать. Россия для меня — предмет восхищения и веры. Величие политика — в понимании сути сделанных им ошибок, а не достижений. Я думаю, что сейчас повторять мой президентский опыт 1985 года, когда мир еще был биполярным, когда мы еще не знали, что такое мировой рынок, каким он стал сейчас, было бы «донкихотством», борьбой с ветряными мельницами. Позитивные сдвиги должны начинаться уже сейчас. Я обещаю бескровную революцию, которая даст народу демократию и процветание.

М.Г.: Я знаю, что ваша мама, слава Богу, жива и здравствует. Как часто вам, несмотря на свою занятость, удается с ней встречаться? Когда вы попадаете в материнский дом, чем она любит вас побаловать, какую еду она вам готовит?

А.Г.: В горах любят есть суп. Моя мать — горянка, она родом из перуанских Анд. И в тех местах самое популярное блюдо — суп из креветок. Это лучшее из того, что готовит моя мама. Прибавьте к этому и домашние сладости…

 

Перу — страна виноградной водки, кофе, хорошей еды, самые разнообразные рецепты которой привезли сюда многочисленные иммигранты: и испанцы, и африканцы, и китайцы, и японцы. И все вместе они сходят с ума по морской кухне. Самое популярное и среди бедняков, и среди аристократов блюдо — себиче, сырая рыба, замаринованная в лимонном соусе с острыми приправами.

 

М.Г.: Я знаю, что вы увлекаетесь оперой. Какие из них вам нравятся больше всего? Говорят, вы иногда даже напеваете полюбившиеся вам арии из опер…

А.Г.: В Перу плохо знают русскую оперную культуру. Нам, перуанцам, больше знакомо итальянское бельканто. Нам также по душе оперы Вагнера. Опера всегда повествует о том, что есть судьба, от которой не уйти. Опера — это величайшее проявление искусства. Но самая сложная опера — это политика!

М.Г.: Вам не понаслышке известно такое понятие, как «власть». Наша программа называется «Формула власти». На ваш взгляд, какова она на вкус, что это за штука, власть?

А.Г.: Я бы сказал так: у всех у нас есть власть. У вас есть власть, потому что у вас есть телевидение, я обладаю властью, потому что меня избрал народ. Но и бедняк тоже имеет власть. Власть — это как деньги: у каждого они есть. Это моя концепция власти. Власть, как и деньги, находится везде. Но стоит только зазеваться, и вы можете ее потерять.

 

Вот такое место на Земле — Перу. С богатейшей географией, ценнейшими природными богатствами. Страна, обладающая уникальной флорой и фауной. Здесь всего «через край». Что, несомненно, отразилось на характере перуанцев. Не случайно, самая любимая в народе мелодия «Эль кондор паса», посвящена «Королю Анд» — кондору. Гордой птице, величественно парящей на своих пятиметровых крыльях, над этой удивительной страной.

 

2007 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама