Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Валдис Затлерс, президент Латвийской Республики

7 июня 2008, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '25:53'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '25:53'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.7 MB) Аудио дорожка

[ литературная версия ]

ВАЛДИС ЗАТЛЕРС:

«Если человек может пользоваться властью как инструментом, а не просто наслаждаться властью, тогда народ окажется в выигрыше…»

 

Родился 22 марта 1955 года в Риге.
В 1979 году окончил Рижский медицинский институт.
В 1985 году возглавил отделение травматологии 2-й Рижской больницы.
В конце 80-х годов член Народного фронта Латвии.
В 1994 году занял пост главного врача Рижской Клиники травматологии и ортопедии.
31 мая 2007 года в первом туре голосования в латвийском Сейме был избран на пост президента Латвийской Республики.

 

 

Валдис ЗАТЛЕРС: Для меня, родившегося на берегу Балтийского моря, проведшего все детство на пляже, море — это очень большая ценность. И я считаю, что в XXI веке мы уже серьезно навредили своему морю. Экология пострадала, и не только экология. Хоть и есть такое мнение, что Балтийское море — самое ухоженное, но, я думаю, что нам в этом плане предстоит ещё уйма работы.

Михаил ГУСМАН: Как раз в этом замке, где мы с вами встречаемся, я имел честь несколько лет назад беседовать с вашей предшественницей на посту президента госпожой Вике Фрейберге. И тогда она говорила о международных приоритетах Латвии: вступлении в Евросоюз и НАТО. Это уже случилось. Латвия — полноценный член этих международных организаций. Каковы сегодняшние основные международные приоритеты вашей страны?

В.З.: Могу сказать еще несколько слов о Европе. Если вспомним, 18 лет назад Латвия, Эстония, Литва пытались строить свои независимые государства со всеми необходимыми для этого атрибутами. В 2007 году, когда в декабре мы вступали в шенгенскую зону, мы расстались со многими государственными символами. Мы гордимся тем, что стали неотъемлемой частью единой Европы.

М.Г.: Наверное это хорошо, когда стираются границы…

 

21 декабря 2007 года в Шенгенскую зону вошли 9 стран Европы и Балтии — Венгрия, Польша, Чехия, Словакия, Словения, Мальта, Латвия, Литва и Эстония. Шенгенское пространство объединяет 24 страны. А вот вопрос о введении в Латвии единой валюты станет актуальным не ранее 2012 года. Но уже сейчас Латвия настаивает на особом произнесении названия европейской валюты — не евро, а «эйро», так как это сочетание более привычно уху латыша. «Эйро» — часть латышского слова «Эйропа», то есть — Европа.

 

М.Г.: У Латвии, я знаю, помимо традиционных национальных символов, которые есть у всех стран — герба, флага, гимна, есть целое множество своих, чисто национальных, латышских символов. Могли вы рассказать немножко о них, и что они значат, и почему именно они были избраны как национальные символы Латвии?

В.З.: Среди наших символов на первом месте Праздник песни. Это символ национального единства. Огромный хор, представьте себе, поет одним голосом.

М.Г.: Уже много лет.

В.З.: Более ста!

М.Г.: 135 лет, это я точно знаю.

В.З.: Да, вы хорошо информированы. Наши символы это то, вокруг чего собирается народ, что сплачивает всех, например, памятник Свободы. Мы собираемся там регулярно и в будние дни, и, конечно, в праздники. Почему? Потому что он строился на деньги, собранные народом. Теперь и у нас есть символ свободы, символ Отчизны.

 

Символ Латвии — 42-х метровый памятник Свободы, увенчанный женской фигурой «Милды» — героиней латышского фольклора. В руках Милды три звезды — три культурно-исторические части Латвии: Курземе, Видземе, Латгалия.

Еще в июле 1917 года собрание представителей латышского народа высказалось за полную политическую автономию Латвии. В феврале 1918 года Латвию оккупировали немецкие войска. Но уже 18 ноября 1918 года после капитуляции Германии, Латвийский народный совет провозгласил Латвию независимой Латвийской Республикой.

В 1922 году в стране была принята первая конституция. Первым президентом стал Янис Чаксте.

 

М.Г.: Мы сидим в зале, где находятся шесть портретов президентов Латвии. Вы седьмой президент. Но самое первое мероприятие в качестве президента вы всетаки провели в Елга, насколько мне память не изменяет…

В.З.: Да, я хотел выразить уважение первому президенту нашей страны Янису Чаксте, потому что он всегда был примером для меня, ибо пытался построить в Латвии демократическое общество. Я считаю, что мы вернулись к принципам и тому государству, которое создавал первый президент нашей страны. Когда я был совсем маленький и со своей бабушкой ходил по кладбищу, мы всегда кланялись памятнику первому президенту Латвии.

М.Г.: Он похоронен на обычном кладбище?

В.З.: На обычном кладбище. Но там стоит очень красивый памятник. Было время, когда этот памятник был не виден за большими липами.

М.Г.: Это было искусственно сделано?

В.З.: Да, так пытались нас, латышей, лишить исторической памяти.

 

В детстве и юности о карьере политика Валдис не мечтал. По существу он родился и провел большую часть жизни в стране, которой уже не существует, в Советском Союзе. В то время ни о каких переменах говорить не приходилось. Валдис выбрал медицину.

 

М.Г.: Что вас привело именно в травматологию среди большого количества возможностей, которые открываются уже на первом курсе медицинского института?

В.З.: Движение, на мой взгляд, — это жизнь. Когда меня хотели сделать глазным хирургом, я через пять дней понял, что это не мое призвание.

М.Г.: Вы бы тогда были коллегой президента Сирии Башара Асада. Он как раз глазной хирург.

В.З.: Вот видите, еще есть врачи среди нас! Но именно ортопедия, травматология привлекла меня потому, что ты видишь результат, ты можешь его почувствовать. Пусть через пять месяцев, через год, но ты возвращаешь людям способность движения.

М.Г.: Вы коренной рижанин. Какой она была, Рига, начала 60-х годов, которую, я думаю, вы еще помните? Что вам запомнилось больше всего из того безоблачного детства, которое было у вас в те годы?

В.З.: Первые воспоминания — это лошади на улицах с пятью извозчиками. Каждый раз, когда меня выводили на прогулку, для того, чтобы я был послушным, мы искали лошадь. Если нашли, это был счастливый для меня день. Рига была очень спокойным городом: старинная архитектура, парки и бульвары создавали особую атмосферу тишины и покоя.

 

Особая — неповторимая — атмосфера Риги. В России этот город знают даже те, кто никогда в нем не был. Дело в том, что на улицах старой Риги оживали любимые герои миллионов телезрителей. Вспомните, вот храбрый мушкетер Д’Артаньян бодро вышагивает по средневековому Парижу, а на самом деле — по улице Яуниела. На этой же улице жил Шерлок Холмс из знаменитого советского фильма. И именно здесь советский разведчик Штирлиц должен был встретиться с пастором Шлагом.

С тех пор Рига сильно изменилась! Хотя в центре Риги по-прежнему старинные дома и особняки — их фасады охраняются законом, внешний вид домов менять нельзя, реконструировать можно только изнутри. И все же во всем городе ощущается дыхание нового времени.

 

М.Г.: За последнее время ваша прекрасная страна становится местом проведения самых разных крупных международных политических событий. Тут и чемпионат мира по хоккею, и неформальная встреча лидеров Большой восьмерки, и саммит НАТО здесь проходил. Как вы думаете, почему именно на Латвию падает такой выбор?

В.З.: Рига находится в центре балтийского региона. Если мы посмотрим на карту, то реально латвийская столица — это центральный город, и она будет развиваться как место встречи саммитов — экономических, политических, спортивных…

 

Сегодня прибалтийское государство будто берет реванш за прошлые десятилетия. За прошедшие после восстановления независимости годы, Латвия выдержала серьёзные экономические реформы, экономика стабильно растет, в 2007 году ВВП вырос более чем на 10 процентов. Решена одна из серьезных проблем: Латвия провела приватизацию и реституцию — вернула собственность прежним владельцам. У особняков на побережье Балтики появились новые, они же старые владельцы, — потомки прежних собственников.

 

М.Г.: За последнее время отношения Латвии с Россией развиваются динамично, и это не может не радовать. Каковы, на ваш взгляд, основные направления торгово-экономического сотрудничества между нашими странами?

В.З.: У нас нет пограничных вопросов. Но в экономике надо предпринимать решительные шаги для облегчения товарооборота между Ригой и Москвой.

 

В Латвии действуют более 1,5 тысяч предприятий с российским участием. В России — свыше 300. В марте 2007 года подписан очень важный договор «О государственной границе между Россией и Латвией». Оживились и культурные связи.

 

М.Г.: В 2008 году проходят Дни России в Латвии. В Р игу приехал Большой театр, другие известные драматические труппы. Какую оценку в общем развитии отношений вы бы дали именно этому направлению сотрудничества — культурным связям?

В.З.: Культурные связи — это основа основ. Ведь культура всегда призывает к добру. У меня есть одна идея, реализации которой я добиваюсь с прошлого лета.

М.Г.: Это интересно.

В.З.: Каждому представителю России говорю, что мы не имеем прав на вещание русского канала «Культура». У нас есть много российских каналов, а этого нет.

М.Г.: А что нужно, чтобы оно было, на ваш взгляд?

В.З.: Просто положительное решение с российской стороны.

М.Г.: Я не могу не обратиться к теме, которая болезненно воспринимается в моей стране. Это положение русскоязычного населения в Латвии и, в частности, русского языка. Вы сами недавно заявили, что у вас более 300 тысяч так называемых неграждан. Что, на ваш взгляд, нужно сделать для того, чтобы эти люди себя почувствовали полноценными гражданами вашей страны?

В.З.: Это было историческое наследие, и изменить эту ситуацию 20 лет назад было не так легко. Если посмотреть на эти годы, реально надо говорить не о неудачах, а наоборот, об успехах нашей политики натурализации. Никому ничего не было навязано, то есть каждому человеку предоставлялось право выбора. И если посмотрим, то количество неграждан сократилось за эти годы в два раза. Если посмотреть сегодня на тех, кто рождается, — 98 процентов из них являются гражданами Латвии.

 

Неграждане — это люди, не имеющие после 1991 года гражданства ни одной страны. Они имеют особый статус и особый паспорт. Негражданами стали люди, переселившиеся в Латвию из других республик в период с 1940 по 1990 год и их дети. В латвийской конституции не записано, что Латвия — государство латышей, ключевое понятие там — «народ Латвии». Сами жители Латвии часто называют свое государство двухобщинным. И самая главная проблема упирается в цифры: из 2 миллионов 400 тысяч населения латышей только 60 процентов. Остальные — и русские, и белорусы, и украинцы, и евреи — русскоязычные. Чтобы стать гражданином, нужно пройти процедуру натурализации — сдать экзамен на знание латышского языка.

 

В.З.: Конечно, каждый может пойти на натурализацию в любой день, если он этого захочет. Я думаю, что очень важен этот принцип. Это ключ успеха, поэтому у нас государство, само общество, развиваются без каких-то межнациональных конфликтов.

 

В 2004 году парламент Латвии принял поправки к закону об образовании, согласно которым 60 процентов предметов в старших классах русских государственных школ будут преподаваться на латышском языке. Противники реформы считают, что она, как и некоторые другие шаги латвийских властей, ведет к принудительной ассимиляции нелатышского населения страны. Сторонники реформ видят ее положительные результаты.

 

В.З.: Четыре года спустя, если спросить, каков результат, то можно ответить, что те русскоязычные школьники, которые окончили школу, уже хорошо владеют латвийским языком и в государственной жизни они очень легко могут адаптироваться.

М.Г.: Правильно я вас понял, господин президент, что в период вашей президентской каденции тема, о которой мы сейчас с вами говорим, тема заботы о русскоязычном населении будет одной из приоритетных?

В.З.: Нам надо работать на будущее. Но уже сегодня русские обладают в нашей стране такими же правами, как и латыши. Я горжусь тем, что у нас самая демократическая страна. Когда-то мы страдали от отсутствия свободы. Именно поэтому сейчас мы очень чувствительно относимся к ограничению какой-либо свободы.

М.Г.: Я хотел бы коснуться, господин президент, вопроса о том, как вы стали президентом. Насколько мне память не изменяет, недавно исполнился год как вы заняли этот пост. Теперь можно чуть-чуть приоткрыть завесу тайны, как возникла идея вашего выдвижения на пост президента Латвийской Республики?

В.З.:Я думаю, что на президента не учатся ни в каком университете...

М.Г.: Это правда.

В.З.: Даже очень опытному политику, чтобы стать президентом страны, нужно время, чтобы понять, что должен делать президент, каким он должен быть, и какое благо для своего народа он может нести.

 

По конституции Латвии, президента страны избирает не народ, а депутаты Сейма. Депутатов всего 100 человек. Однако ни один из кандидатов не получил поддержки со стороны всех партнеров по кабинету министров. Нужно было срочно искать кандидатуру, которая устроит всех. Коалиционный совет представителей партий правительства Латвии выдвинул беспартийного Затлерса в качестве единого кандидата на пост главы государства. Но в его успех в тот момент мало кто верил. Какого же было удивление и политиков, и простых граждан, когда были обнародованы результаты голосования: за Затлерса проголосовали 58 депутатов, а за его соперника — всего 39.

 

М.Г.: Говорят, что вы блестящий диагност как врач, и поэтому вы сумели правильно диагностировать состояние латышского общества, которое находится, как и всякое общество постсоветского периода, на переходном этапе. И в этой связи знаете рекомендации, какие надо дать обществу для его полного выздоровления…

В.З.:Я думаю, что самое главное, что врачи имеют высокую степень персональной ответственности за пациента. То же самое и государство.

М.Г.: Каким для вас был момент принятия решения, когда вы поняли, что уходите из любимой профессии на высший пост в государстве?

В.З.: Тут есть три аспекта. Первый — в своей специальности я всегда говорил, что был олимпийским чемпионом. Когда ты уже олимпийский чемпион, вторая, третья, седьмая медаль, не приносят такой радости, как первая. Я достиг очень многого, поэтому мне не было жалко менять профессию. Второй аспект — это, конечно, семья, потому что, если бы моя жена сказала «нет», я бы никогда не согласился, потому что семья — основа общества. Любовь и согласие в семье делают не только счастливой саму семью, — делают счастливым весь народ. И третий аспект — это то, что настоящий мужчина должен отвечать на вызов времени.

М.Г.: Вы участвовали в ликвидации последствий чернобыльской аварии. Вы рисковали жизнью. Что двигало вами тогда?

В.З.: Чернобыль — это был вызов жизни, университет жизни, называйте, как хотите, академия жизни. Я там был первые два месяца. То есть уже 9 мая я был на зоне. Я реально видел то, что случилось, масштабы этой катастрофы.

М.Г.: Вы там были как ортопед?

В.З.: Работал там военным врачом. Я видел, что армия не была готова к подобной катастрофе.

М.Г.: Вы сказали очень важную фразу, когда определяли свое решение стать президентом, причем под пунктом два, что вы посоветовались с семьей, прежде всего, с супругой. Это уже очень много значит. Как часто вы советуетесь с ней и, скажем, насколько вы следуете ее советам?

В.З.:Я скажу больше: мы не советуемся, мы живем одной жизнью. Это что-то совсем другое. А познакомились мы, конечно, на бульваре Свободы.

М.Г.: И потеряли там свободу?

В.З.:И потерял там свободу, и, наоборот, приобрел свободу. Думаю, что в счастливом браке свободу не теряешь, там приобретаешь свободу.

 

Валдис и Лилита вместе уже 20 лет. Когда они только познакомились, это была любовь с первого взгляда. Валдис долгие годы ухаживал за Лилитой. И всегда дарил ей цветы. А Лилита в тот момент еще не знала, что к цветам у Валдиса особое отношение.

 

М.Г.: Я знаю, что вы еще цветы любите выращивать?

В.З.: В детстве я занимался выращиванием цветов.

М.Г.: А какие любимые цветы вы тогда выращивали?

В.З.: Я любил тюльпаны, нарциссы, гладиолусы. Самое прекрасное на Земле — красивый цветок на лужайке!..

М.Г.: Среди тех цветов, которые вы любили выращивать, вы не упомянули белые калы — любимые цветы вашей супруги.

В.З.: Их я всегда покупал в магазине.

М.Г.: Я знаю о некоторых ваших увлечениях, которые меня безумно заинтересовали. Говорят, что до сих пор вы увлекаетесь кулинарией.

В.З.: Это мое хобби, на которое регулярно не хватает времени.

М.Г.: Но все же, может быть, Сейм предоставит президенту право хотя бы на время заняться любимым делом?..

В.З.: Если удастся получить отпуск хотя бы на пять дней, то все эти дни я обещаю посвятить кулинарным забавам. Главным дегустатором станет мой сын.

М.Г.: Сколько ему?

В.З.: Сейчас уже 15. Я всегда привозил со всех своих врачебных конференций разные приправы и редкие пищевые ингредиенты

М.Г.: Я могу сказать, что когда рано или поздно закончится ваша президентская каденция, вам можно будет издать книгу «Кулинарные рецепты президента Латвии». Наша программа, господин президент, называется «Формула власти», и каждый раз в конце программы я задаю один и тот же вопрос: чем, на ваш взгляд, на взгляд президента Латвии, является власть, какова она на вкус?

В.З.: Очень хороший, очень сложный вопрос, но я думаю, что намного важнее, как человек пользуется властью. Если человек может пользоваться властью как инструментом, а не просто наслаждаться властью, тогда народ, его избравший, окажется в выигрыше.

 

2008 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама