Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

4. Генерал Власов. Человек и маска

29 декабря 2012, 14:47 UTC+3 Леонид Млечин, писатель
Опубликовано на сайте ИТАР-ТАСС 29.06.2012. Просмотров: более 161 тысячи
Материал из 1 страницы
Фото из журнала "Эхо планеты"

Фото из журнала "Эхо планеты"

Эхо планеты Logo miniПереход командующего 2-й ударной армией генерал-лейтенанта Андрея Власова на сторону немцев летом 1942-го кажется настолько удивительным, что многие сегодняшние историки уверены: это был осознанный выбор, сделанный задолго до того, как он оказался в руках немцев. Только раньше историки осуждали Власова за это, подозревали, что он был завербован немецкой разведкой, а теперь считают, что он всегда осуждал преступления советской системы и лишь ждал удобного повода выступить в защиту «угнетённого русского народа».

На сломе эпох, в процессе пересмотра прошлого возникает соблазн поменять оценку на противоположную. Сталинское правосудие было совершенно беззаконным. Приговор генералу был вынесен ещё до суда на заседании политбюро. Да и вообще, раз он был сознательным врагом сталинского режима, как же не считать его жертвой политических репрессий? Но давайте разберёмся, была ли позорная казнь на виселице расправой, сталинской местью или всё-таки справедливым наказанием предателя?

 

Высокое доверие вождя

Накануне войны генерал-майор Власов, один из самых заметных в Красной армии командиров, обласканный начальством и награждённый орденом Ленина, получил под командование 4-й механизированный корпус. В первые месяцы войны он приобрёл славу хорошего генерала, умеющего и строить оборону, и наносить удары по противнику. В середине июля корпус отвели к Киеву. На Никиту Хрущёва, который был членом военного совета Юго-Западного фронта, генерал Власов произвёл впечатление своим спокойствием, бесстрашием и знанием обстановки.

— Когда немцы подошли к Киеву, — рассказывал Хрущёв, — и у нас буквально нечем было заткнуть дыру, мы назначили Власова командующим 37-й армией, и, нужно сказать, что войска под его командованием дрались прекрасно.

Но фронт был разгромлен. В двадцатых числах сентября штаб 37-й армии попал в окружение. Через несколько дней с Власовым остались всего двое — старший политрук Евгений Свердличенко и военврач штабного медпункта Агнесса Подмазенко.

Власов и Агнесса Подмазенко. Фото из журнала "Эхо Планеты"

В 1926 году молодой командир Красной армии Власов женился на односельчанке Анне Ворониной. С началом войны она уехала в Горьковскую область, к родителям. Власов обратил внимание на женщину-врача, присланную в его армию. Генерал скрыл от Агнессы Подмазенко, что женат. В штабе армии Агнессе выдавали документы и справки как жене командарма. И сама она считала себя женой генерала Власова, указывала его фамилию в анкетах и заявлениях, что впоследствии её и погубило. Когда Власов перешёл на сторону немцев, его жену приговорили к восьми годам лагерей, любовницу — к пяти годам.

Власову и Агнессе невероятно везло, они ни разу не напоролись на немецкие войска. 1 ноября они добрались до своих... Сталин доверил вышедшему из окружения Власову 20-ю армию, которая обороняла столицу. Андрей Андреевич рассказывал любовнице о посещении Кремля: «Меня вызывал к себе самый большой и главный хозяин. Представь себе, он беседовал со мной целых полтора часа. Сама представляешь, какое мне выпало счастье. Ты не поверишь, такой большой человек и интересуется нашими маленькими семейными делами. Спросил меня: где моя жена и вообще о здоровье. Это только может сделать ОН, который ведёт нас всех от победы к победе. С ним мы разобьём фашистскую гадину».

В декабре 1941-го 20-я армия участвовала в контрударе, отбросившем немцев от Москвы. Войска армии Власова наступали из района Красной Поляны и, преодолевая упорное сопротивление противника, выбили немцев из Солнечногорска и Волоколамска. В сообщении Совинформбюро о разгроме немецких войск под Москвой имя генерала Власова упоминалось в одном ряду с именами будущих маршалов Рокоссовского и Говорова. В газетах под шапкой «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы» поместили фотографии генералов, оборонявших столицу, в том числе Власова.

Власов получил второй орден Красного Знамени, 24 января 1942 года был произведён в генерал-лейтенанты. Это был пик его военной карьеры. 8 марта Сталин назначил его заместителем командующего войсками Волховского фронта.

 

Гибель 2-й армии

Волховский фронт образовали в декабре 1941 года с задачей сорвать наступление немцев на Ленинград, а затем совместно с Ленинградским фронтом освободить город от блокады.

Спешно сформированные войска Волховского фронта были плохо обучены, не имели необходимого вооружения, танков, авиации, средств связи. Ставка (то есть Сталин) считала, что в лесах и болотах тяжёлая техника не нужна. Войска бросили в наступление раньше, чем они были готовы. Побывавший в руках чекистов командующий фронтом Мерецков, которого избивали и унижали, не нашёл в себе силы возражать.

Наступление началось 7 января 1942 года. 2-я армия прорвала немецкий фронт в районе деревни Мясной Бор и за пять дней рванула вперёд на 40 километров. Ставка требовала взять город Любань и соединиться с 54-й армией Ленинградского фронта. Это означало бы прорыв блокады Ленинграда. Но сил 2-й армии было недостаточно для нового удара. Она практически целиком втянулась в прорыв и, измотанная, остановилась. Её конфигурация была крайне неудачной: коммуникации растянулись, а горловина прорыва была очень узкой. Сразу возникли трудности со снабжением, а морозы той зимой были небывало сильные, температура падала до 40 градусов. Бойцы замерзали. Стало ясно, что немцы попытаются фланговыми ударами рассечь этот узкий коридор, тогда армия окажется в окружении.

Не обращая внимания на эту опасность, Ставка требовала от командующего 2-й ударной армией наступать. Выполнить приказ он не смог. Командующего сменили. Армию принял Власов. Отрезанная от источников снабжения, обессилевшая армия уже и обороняться не могла. Самое страшное началось весной, когда растаял снег.

«Траншеи заливало водой, — вспоминали ветераны, — кругом плавали трупы. Бойцы и командиры голодали, не было ни соли, ни хлеба. Отмечались случаи людоедства».

8 июня генерала Мерецкова срочно вызвали в Москву. В полевой форме, в грязных сапогах он попал прямо на заседание политбюро.

— Мы допустили большую ошибку, — признался Сталин. — Немцам удалось перерезать коммуникации армии и окружить её. Мы поручаем вам вместе с товарищем Василевским выехать туда и во что бы то ни стало вызволить 2-ю ударную армию.

Но это было не под силу даже такому военачальнику, как будущий маршал Василевский. 21 июня 1942 года всё же удалось пробить узкий коридор, через него хлынули окруженцы. Но немцы вновь его перерезали. 23 июня Власов предпринял последнюю попытку вырваться с боями. Бросив в бой всех, включая охрану штаба, командарм сам возглавил атаку. Однако немецкая артиллерия разметала бойцов 2-й ударной, уничтожила армейский узел связи. Управление остатками войск было потеряно. По плану штаб армии должен был выходить последним, поэтому Власов и не успел вырваться.

В общей сложности за всё время операции здесь погибло 150 тысяч человек — это население большого города. Всю вину за гибель армии возложили на генерала Власова. Но его прислали командовать уже фактически окружёнными войсками, и он сражался до последнего. Кто виноват в гибели 2-й ударной армии? Командование фронта, руководство Генерального штаба и сам Сталин, который, пока ещё можно было, не разрешал армии отойти и обрёк её на уничтожение.

 

Немецкий лагерь

Власов уже во второй раз попал в окружение. Потом писали, что он и не старался выйти к своим. Но всё было иначе.Почти три недели пытаясь выбраться из немецкого котла, Власов бродил по болотам. Наверное, надеялся, что его выручат, пришлют за ним самолёт или что натолкнётся на партизанский отряд. В сентябре 1941 года он уже попал в такое же отчаянное положение, но вырвался...

На этот раз от штабной группы осталось двое – генерал Власов и шеф – повар столовой военного совета 2-й ударной армии Мария Воронова. 11 июля они пытались укрыться в деревне Туховежи. Местный староста обещал помочь, но запер их в сарае без окон и сообщил немцам, что поймал партизан. На следующий день приехали немцы из разведотдела 39-го корпуса.

Вот в тот день, когда Власова взяли немцы, он отрезал от себя прошлое. Он знал, как Сталин относится к тем, кто попал в плен, и понял, что в Красной армии его карьера в любом случае закончилась. Его отправили в лагерь военнопленных в Виннице, где держали старших офицеров Красной армии. К ним лагерная администрация относилась с некоторым пиететом, генералу полагалась отдельная комната. Но всё равно это была скудная жизнь с неопределённой перспективой. Скорее всего, первоначальным импульсом к сотрудничеству с немцами было для Власова желание остаться в живых.

Надо иметь в виду и другое. У окруженца, пусть он даже генерал, — ощущение катастрофы, поражения, полного разгрома. В лагере, который постоянно пополнялся всё новыми пленными, разгром Красной армии, должно быть, казался неминуемым.

Совершенно очевиден и другой мотив. Власов был крайне честолюбив. И он решил попытать счастья на политическом поприще.

Через коменданта лагеря Власов предложил немецкому командованию использовать антисоветские настроения военнопленных и населения на оккупированных территориях и создать русскую армию, которая воевала бы вместе с вермахтом. По подсчётам историков, в немецкий плен попали 80 генералов и комбригов. Бежали из плена пятеро. Погибли у немцев двадцать три. Присоединились к немцам двенадцать.

Допрос советских военнопленных. Июнь 1942 г. Фото из журнала "Эхо Планеты"

Генерал-лейтенанта Власова посчитали более солидной фигурой, чем все остальные русские, предложившие немцам свои услуги. Власовым заинтересовался отдел пропаганды штаба сухопутных войск вермахта. От его имени готовили листовки и сбрасывали над расположением Красной армии.

8 августа 1942 года Власова допросил бывший советник немецкого посольства в Москве Густав Хильгер. Сын московского фабриканта, он считался лучшим знатоком России. Хильгер объяснил Власову, что «возрождение русской государственности противоречило бы германским интересам».

Допрос генерала Власова. Фото из журнала "Эхо Планеты"

Власов, и это очень о многом говорит, согласился, что Германии не обязательно сохранять самостоятельное российское государство. Возможны различные решения — «например, доминион, протекторат или подзащитное государство с временной или постоянной немецкой военной оккупацией». Иначе говоря, Власову прямым текстом объяснили, что российского государства больше не будет, что русская земля будет оккупирована, и тем не менее он согласился служить немцам.

 

Близорукий фюрер

Гитлер открыто раздражался, когда слышал, что русские националисты претендуют на союз с ним. Он не нуждался в таких союзниках! Вот почему Гитлер не мог понять генерала Власова и других русских, которые желали ему служить и лезли с предложением своих услуг.

Возможно, генерал Власов и в самом деле стал считать себя спасителем России, но он принимал идеологию и практику нацистского государства, ему не претил фашизм. Вот что говорилось в смоленском обращении Русского комитета (декабрь 1942 года), подписанном Власовым: «Германия ведёт войну не против русского народа и его родины, а лишь против большевизма. Германия не посягает на жизненное пространство русского народа и его национально-политическую свободу. Национал-социалистическая Германия Адольфа Гитлера ставит своей задачей организацию Новой Европы без большевиков и капиталистов, в которой каждому народу будет обеспечено почётное место».

Власов уже прекрасно знал, как ведут себя немцы на оккупированных территориях. Генерал и присоединившиеся к нему другие пленные офицеры отвергали демократию и либерализм и вполне принимали национал-социализм. Они хотели быть русскими национал-социалистами, да на их беду Гитлер не желал их иметь в своём обозе.

Когда нацистский режим рухнул, Власов пытался уйти к американцам. 12 мая 1945 года советские офицеры перехватили генерала и отправили в Москву. Начальник управления военной контрразведки Смерш генерал-полковник Абакумов распорядился держать Власова в одиночке и предоставить ему дополнительное питание. Возможно, первоначально готовили открытый процесс и хотели, чтобы генерал хорошо выглядел.

Но через год, 23 июня 1946 года, политбюро приняло решение: «Дело власовцев заслушать в закрытом судебном заседании под председательством генерал-полковника юстиции Ульриха, без участия сторон

— прокурора и адвоката. Всех обвиняемых... осудить к смертной казни через повешение, и приговор привести в исполнение в условиях тюрьмы. Ход судебного разбирательства в печати не освещать».

В Кремле испугались, как утверждают некоторые историки, боялись, что Власов скажет всю правду. Наивное предположение. Предвоенные московские процессы потрясли мир тем, что подсудимые старательно оговаривали себя и даже не пытались защитить или оправдать себя. Техника проведения таких процессов была отработана на Лубянке. Да только Сталин в какой-то момент вообще отказался от проведения открытых процессов.

Суд над Власовым и его подельниками продолжался два дня. В ночь на 1 августа подсудимым был объявлен заранее вынесенный приговор: лишить воинских званий, подвергнуть смертной казни через повешение, конфисковать лично им принадлежащее имущество. В ту же ночь их повесили.

 

Предупреждение Деникина

Некоторые историки задаются вопросом: можно ли было во имя борьбы со Сталиным пойти вместе с Гитлером? Ради свержения коммунизма принять национальный социализм? Сначала с Гитлером против Сталина, а затем с народом — против Гитлера?

Звучит это довольно наивно. Если бы Гитлеру удалось сокрушить Советскую армию, то какая же сила смогла бы с ним совладать?

В декабре 1938 года бывший главнокомандующий Вооружёнными силами Юга России Антон Деникин выступил во Франции с докладом.

— Мне хотелось бы сказать, — подчеркнул генерал Деникин, — тем, которые в добросовестном заблуждении собираются в поход вместе с Гитлером. При этом для оправдания своей противонациональной работы чаще всего выдвигается объяснение: это только для раскачки, а потом можно будет повернуть штыки... Простите меня, но это уже слишком наивно. Не повернёте вы ваших штыков, ибо, использовав вас в качестве агитаторов, переводчиков, тюремщиков, быть может, даже в качестве боевой силы, — этот партнёр в своё время обезвредит вас, обезоружит, если не сгноит в концентрационных лагерях. И прольёте вы не «чекистскую», а просто русскую кровь напрасно, не для освобождения России, а для вящего её закабаления...

С удивительной точностью меньше чем за год до начала Второй мировой войны Деникин предвидел, к чему приведёт русских людей сотрудничество с Гитлером. Есть разница между советскими генералами, которые согласились служить Гитлеру, и немцами, которые восстали против Гитлера. Немцы-антифашисты выступили против правящего нацистского режима, потому что освобождение от Гитлера было спасением Германии и немецкого народа.

Но Гитлер вёл войну не против большевизма ради освобождения России. Победа вермахта над Красной армией вовсе не означала бы возрождение России. Совсем наоборот. Гитлер хотел, во-первых, разгромить Советский Союз как опасного геополитического соперника и убрать Россию с политической карты мира.

Во-вторых, согнать русских с плодородных земель, которые вместе с нефтяными месторождениями и залежами полезных ископаемых предполагал включить в состав Третьего рейха. В-третьих, обречь русских и другие народы Советского Союза на прозябание, чтобы они никогда не представляли опасности для Германии.

Поэтому генерал Власов, его окружение, все, кто присоединился к вермахту, кто по собственной воле так или иначе служил немецким оккупационным властям, фактически сражались не против сталинского режима, не против советской власти, а против собственного народа и российского государства. И понимали это. 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама