Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Шимон Перес, президент Государства Израиль

26 апреля 2008, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '25:58'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '25:58'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.78 MB) Аудио дорожка

[ литературная версия ]

ШИМОН ПЕРЕС:

«Биография не создается из званий и чинов, она создается из деяний…»

 

Родился 2 августа 1923 года в Белоруссии.
Окончил гимназию в Тель-Авиве, учился в Нью-Йоркском университете и школе административного управления Гарвардского университета.
С 1959 по 2006 год депутат Кнессета.
С 1974 по 1977 год министр обороны.
С 1992 по1995 год министр иностранных дел.
С 22 ноября 1995 года по май 1996 года премьер-министр, министр обороны Израиля.
С 7 марта 2001 года по 2 ноября 2002 года вице-премьер и министр иностранных дел.
С 4 мая 2006 года первый вице-премьер Израиля.
С 15 июля 2007 года президент Государства Израиль.

 

Март 2008 года. Съемочная группа «Формула власти» пролетает над западными районами пустыни Негев. Отсюда видна разделительная стена между сектором Газы и израильской территорией. Многострадальный город Сдерот. От сектора Газы до него по прямой — всего 4 километра. Ракеты «кассам» долетают за 15 секунд. Звук предупреждающей сирены, как ее здесь называют «черный рассвет», разносится над этим городом практически каждый день.

Это необъявленная война длится уже не один год и всегда вызывает ответную реакцию. Необъявленная война, в которой выросло не одно поколение израильтян. Необъявленная война за право жить на этой земле, которую израильтяне вынуждены вести уже 60 лет. Президент Государства Израиль на 25 лет старше своей страны.

 

 

Михаил ГУСМАН: Фактически вся история вашей страны прошла на ваших глазах. Что для вас значит Израиль?

Шимон ПЕРЕС: Для меня Государство Израиль — олицетворение главных качеств еврейского народа. Выделю два из них. Первое — это непрерывная связь с прошлым, что является для нас важнейшим моральным приоритетом. Второе — это беспрестанное стремление изменить историю на пути к будущему. Еврейский народ привнес в мировую историю извечное недовольство, неудовлетворенность настоящим. Еще со времен исхода из Египта мы всегда чем-то недовольны. И в этом я вижу источник нашего творческого креативного начала, нашей революционности. Думаю, что Государство Израиль должно одновременно быть таким же древним, как десять заповедей, и таким же современным, как нанотехнология.

 

Историю Израиля можно изучать по Библии. В книге Бытия повествуется о том, что когда в Ханаане начался голод, Яаков и его 12 сыновей с семьями переселились в Египет, где потомки их были обращены в рабство.

После 400 лет рабства Моисей вывел евреев на свободу. 40 лет скитались они по Синайской пустыне, но однажды Моисей, как гласит легенда, поднялся на гору Синай. И вернулся через 40 дней, неся две каменные глыбы с высеченными на них надписями. Это были 10 заповедей.

В земле Израильской царь Давид превратил свое царство в сильное государство. А его сын Соломон построил Иерусалимский Храм. Но в 586 году до нашей эры вавилоняне покорили Иудейское царство, разрушили Иерусалимский Храм и угнали в плен большинство жителей страны. С этого момента началась история еврейской диаспоры — евреи расселились по всему миру, но из поколения в поколение передавали одну и ту же мысль: мы должны вернуться на Землю Израилеву.

«И мы должны вернуться на Землю Израилеву», — думали родители Шимона Переса. В то время мандат на управление Палестиной — так называлась тогда страна — находился у Великобритании.

 

Ш.П.: Я родился в Белоруссии. В Израиль репатриировался 11-летним мальчиком. Переезд внес в мою жизнь кардинальные изменения. Ведь я рос в семье верующих и мечтал об Израиле. Я должен был стать гражданином новой страны, страны не совсем религиозной в культовом смысле этого слова.

 

В конце XIX века в Палестину переселились 35 тысяч евреев — это была первая сионистская алия. «Если захотите, сказка станет былью», — эти слова принадлежат теоретику сионизма Теодору Герцлю. Сионизм, как идея возрождения еврейского народа на родине его предков, был провозглашен Герцлем в 1897 году в швейцарском Базеле на первом Сионистском конгрессе.

Семья Пересов попала в пятую алию, когда был массовый исход евреев из Восточной Европы и из Германии. Сначала в 1931 году эмигрировал Ицхак Перес, отец. Он работал лесником, но в Палестине, занявшись торговлей зерном, быстро поправил свои дела. Через три года к нему приехали супруга Сара, и двое детей — Шимон и его младший брат Гершон. Вновь прибывшим нужно было где-то размещаться, работать. Люди были воодушевлены идеей жизни на исторической родине и равенством всех со всеми, как в труде, так в имуществе и распределении всех благ. По ветхозаветному принципу земля должна находиться в общем пользовании, поэтому повсеместно возникали кибуцы и мошавы — сельскохозяйственные коммуны.

 

Ш.П.: Так вот, приехав в Израиль, я мечтал жить и работать в кибуце. Вообще, я считал, что самое главное в жизни — это строить, создавать что-то новое. Например, строить дома и, может быть, стать архитектором. Сочинять стихи, и, может быть, стать поэтом. Строить общество, и, может быть, создать что-то новое, более совершенное. Таковы были мечты моего детства. Я поселился в кибуце. Я пас овец, возделывал землю. Затем я стал секретарем кибуца.

 

Шимон был активистом сионистского движения. В начале 40-х годов прошлого века -секретарем молодежной организации левого толка «Ханоар хаовед веаломед» («Трудящаяся молодежь»). В 1947 году вступил в Хагану — подпольную вооруженную организацию в подмандатной Палестине, где и познакомился с Давидом Бен-Гурионом.

 

М.Г.: Я хочу попросить вас, господин президент, вспомнить о человеке, с чьим именем связано создание и становление государства Израиль. Я говорю о Давиде Бен-Гурионе.

Ш.П.: Это был настолько мужественный и бесстрашный человек, что он позволял себе быть абсолютно искренним. Давид Бен-Гурион — интеллигент с большой буквы. При этом интеллигентность Бен-Гуриона и необходимость управлять государством находились в вечном конфликте друг с другом. Однажды он пригласил меня прокатиться на автомобиле. Зимой. Сели в автомобиль. Он закутался в пальто, повернулся ко мне спиной и молчал все эти два часа. Когда мы подъехали к Хайфе, он вдруг повернулся ко мне и воскликнул: «Знаешь, Троцкий не был лидером!». Я спросил: «Так почему же он не был лидером?». Бен-Гурион ответил: «Что значит «ни мира, ни войны»? Это еврейские штучки! Либо мир, за который надо платить, либо война, сопряженная с риском». Это первый урок, который я получил от него. Впоследствии я видел Бен-Гуриона и в образе воина, и в образе миротворца. Без него не было бы Государства Израиль, ведь его создание происходило вопреки всем законам природы.

 

29 ноября 1947 года Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию № 181, предусматривающую создание на территории Палестины двух государств — еврейского и арабского. 14 мая 1948 года истек срок британского мандата. Незадолго до 4 часов пополудни в пятницу 14 мая 1948 года в здание музея (это было засекречено) пришел Давид Бен-Гурион. Постучал по столу председательским молотком из каштанового дерева, открыл заседание немногочисленного Национального совета и зачитал Декларацию Независимости Государства Израиль: «Мы, члены Национального совета, представляющие еврейский народ в Эрец-Исраэль и сионистское движение, настоящим провозглашаем образование еврейского государства в Эрец-Исраэль под названием Государство Израиль».

Через несколько часов после рождения Израиля семь соседних арабских стран, без объявления войны, перешли границы и начали военные действия против новорожденного государства.

 

Ш.П.: В 1948 году нас было всего лишь 650 тысяч евреев. На нас напало 40 миллионов арабов. В их распоряжении было семь армий. У нас не было ни одной. У них было оружие, у нас не было ни одного самолета, ни одного танка, ни одного дальнобойного орудия. Боеприпасов хватало на пять дней. Можно было считать войну проигранной. Но Бен-Гурион понимал то, что остальные не могли осознать: дух народа намного сильнее оружия. И он стоял во главе этой борьбы. Иногда в одиночку. И ни разу не побоялся, не отступил.

 

15 месяцев длилась кровопролитная война. Она унесла 6 тысяч жителей — почти один процент того еврейского населения Израиля. И все же, только что сформированная, плохо вооруженная Армия обороны Израиля отразила нападение. В 1948 году 25-летний Шимон Перес начал работать в министерстве обороны — он стал помощником генерального директора.

 

Ш.П.: Бен-Гурион говорил, что в мире нет более одаренного и гениального человека, чем Эйнштейн, но кусочек свинца может оборвать и его жизнь. Конечно, дух народа сильнее оружия, но если у тебя не будет оружия для самообороны, твоя гениальность ничего не стоит. Бен-Гурион считал, что самое главное для нас — это самозащита, самооборона. И он поручил заняться этим делом мне. Я предложил обратить внимание на разработки собственных самолетов и танков. Прошло время, и мы на удивление миру подняли на небывалую высоту собственную военную промышленность.

 

В течение 6 лет Перес был генеральным директором министерства обороны и полностью его реорганизовал, сумев подчинить министерскому контролю значительную часть государственного бюджета, а постепенно — и промышленности страны, которая стала выполнять многочисленные военные заказы.

 

Ш.П.: Наше государство за 60 лет пережило 7 воин и 2 интифады. Ни одна иностранная армия нам не помогала. Многие европейские страны нас критикуют, забывая, что на их собственной территории находились американские военнослужащие. Ни одна мать — ни в России, ни в Америке — не тревожилась из-за нас за своих сыновей. На нашей территории не было ни одного иностранного военнослужащего — ни американского, ни российского. Мы воевали самостоятельно, мы были вынуждены воевать, потому что нас беспрерывно атаковали.

 

В те же годы началась и политическая деятельность Шимона Переса. В 1959 году Перес был впервые избран в Кнессет и с тех пор, вплоть до 2006 года, неизменно являлся депутатом всех последующих созывов! Можно сказать, про историю Кнессета этот человек знает абсолютно все!

 

М.Г.: Евреи, господин президент, — шумный народ. И как мне объяснили, самое шумное место в Израиле — это Кнессет. Вы почти полвека депутат Кнессета, но при этом сохранили спокойствие и выдержку. Как в этих шумных конфликтах, которые постоянно возникают в Кнессете, вы проводили свою линию?

Ш.П.: Бен-Гурион был премьер-министром и министром обороны, а я был вторым человеком после него в Министерстве обороны. Не каждый осмеливался высказываться против Бен-Гуриона, и все удары доставались мне. И вот, как-то раз, я сказал премьер-министру, что пора бы мне уже начать защищаться. И тогда он согласился, что мне необходимо стать депутатом Кнессета. Так я попал в израильский парламент. Мне очень нравятся дискуссии в Кнессете. Это и есть голос демократии, потому что лучше дискутировать друг с другом, чем убивать или бояться друг друга.

М.Г.: Израиль — страна многопартийная. Вы, насколько мне известно, несколько раз меняли свои партийные привязанности. Вы были одним из создателей партии, которую возглавлял Бен-Гурион. Потом вы долгие годы были лидером партии Авода. На последних выборах вы находились на одном из первых мест партии Кадима. Какими высшими соображениями вы руководствовались, меняя свои партийные привязанности?

Ш.П.: Я менял партии, но не менял своих убеждений. Я был членом партии Бен-Гуриона. Секретариат состоял из 12 человек. 10 человек были против Бен-Гуриона, а я и еще один мой товарищ были за лидера партии. «Старик», как его называли в Израиле, считал, что необходимо поделить страну. Главное было создать еврейское государство на определенной части Земли Израиль, это было важнее, чем сохранить всю ее территорию, но без государства. Большинство ратовало за неделимую Землю Израиля. Если вы проследите за моим партийным прошлым, то увидите, что я остался верен своим убеждениям. Я был убежден, что если не разделить страну, мы не сохраним ее и превратимся в агрессоров, захватчиков, что противоречит сути менталитета еврейского народа. Партия — это только рамка, это не главное, главное — картина. Поместите картину Шагала в любую рамку. Шагал всегда останется Шагалом. Но если вы оставите рамку и будете менять картины — ничего хорошего из этого не выйдет.

 

Шимон Перес — активный участник мирного процесса на Ближнем Востоке. Еще в октябре 1985 года, выступая на Генеральной Ассамблее ООН, он первым из израильских лидеров одобрил идею созыва мирной конференции по Ближнему Востоку. В середине 90-х годов ХХ века при его активном участии был заключен ряд соглашений с палестинской стороной, в том числе, соглашение о взаимном признании и образовании Палестинской автономии в секторе Газа и районе Иерихона. В 1994 году подписан мирный договор с Иорданией, начаты переговоры с Сирией, значительно улучшены отношения с другими арабскими странами. В том же 1994 году вместе с Ицхаком Рабином и Ясиром Арафатом Шимон Перес был удостоен Нобелевской премии мира за «усилия, направленные на достижение мира на Ближнем Востоке».


М.Г.: Тема ближневосточного урегулирования — для вас одна из самых близких. Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в этом вопросе, что необходимо предпринять, чтобы на этой территории воцарился мир?

Ш.П.: Мы уже пытались решить эту проблему военным путем, испробовали также дипломатический способ ее решения. А вот экономический пока остается неиспользованным. Я верю в то, что, говоря о мире, надо не только вести переговоры, мир нужно строить с помощью экономики. Я бы даже сказал, что для того чтобы достичь мира, надо достичь равенства. Невозможно построить мир, если мы будем в прекрасном экономическом положении, а арабы будут оставаться в плачевном состоянии. Иными словами, новый мир, новая экономика строятся не на силе, а на доброй воле.

М.Г.: Ваша страна — Государство Израиль — вступила в XXI век. В 2007 году вы, господин президент, были избраны на этот высший пост. Каким вам видится будущее вашей страны? Какие вы определили для себя конкретные шаги, которые вы должны предпринять, чтобы ваша страна становилась крепче, уверенней, авторитетнее в мире?

Ш.П.: Сейчас необходимо завершить мирный процесс с палестинцами. От этого никак нельзя отступать. И это, как мне кажется, — самое главное. Израиль — маленькая страна. Так же, как Россия не может уменьшить своих размеров, так и мы не можем увеличить размеры нашей страны. У нас всего 22 тысячи квадратных километров. Население нашей страны составляет 7 миллионов человек, и поэтому мы не можем стать мировой державой в плане рыночной экономики и промышленности. У нас слишком маленькая территория. Но мы можем стать всемирной лабораторией. У нас есть и возможности, и желания, и амбиции продвигать науку и промышленность. Израиль — одна из передовых стран в мире с точки зрения науки и технологии.

 

Не считая минералов Мертвого моря, у Израиля нет природных ископаемых. Внутренний рынок невелик. Страна развивается за счет экспорта — 40 процентов приходится на долю США, 30 процентов — Западной Европы. В последнее десятилетие израильская экономика сделала акцент на развитие высоких технологий. С начала 90-х годов прошлого века одна за другой открываются компьютерные компании, многие из которых сегодня высоко котируются на фондовых рынках США. Израиль стал вторым домом для многих гигантов хайтека и нанотехнологий.

Но по-прежнему традиционно высокую роль играет сельское хозяйство. Хотя пригодных для земледелия земель — менее четверти от всей территории! И всего 10 процентов орошаемой земли! На протяжении всей 60-летней истории еврейские поселенцы озеленяли степь, осушали болота на севере, бросали вызов пустыне Негев на юге. Еще в 1948 году Давид Бен-Гурион — первый премьер-министр — объявил общенациональной задачей покорение пустыни Негев. Сегодня Израиль импортирует только пшеницу, всю остальную сельхозпродукцию и в нужном для себя количестве производит сам. И все это, благодаря особым технологиям, которые здесь применяются при обработке земли и выращивании сельхозпродуктов.

 

Ш.П.: Мы лидируем в мире в вопросах медицины и здравоохранения. Мы готовы помочь другим. Я бы не хотел, чтобы Израиль был страной, которой постоянно приходится оправдываться. Я хочу, чтобы Израиль помогал другим. И нам это под силу. В качестве президента я действую исключительно по доброй воле. У меня нет особых полномочий. На посту президента я понял, что добрая воля намного сильнее государственных полномочий. Я осуществил два очень важных визита. Один — в Турцию, мусульманскую страну. И, представьте себе, что в Турцию приезжает такой еврей, как я, и выступает с речью в турецком парламенте перед 550 депутатами-мусульманами. На иврите! И они ему аплодируют. Недавно я вернулся из Франции. Я надеюсь поехать и в Россию. У меня крепкая связь с русской культурой. Я большой поклонник русской литературы. Самый почитаемый мной писатель, конечно же, — Лев Толстой.

 

Любовь к Толстому — из детства. Именно дедушка, раввин, образованный человек, в далеком белорусском местечке Вишнево учил внука играть на скрипке и впервые прочитал ему Достоевского и Толстого.

 

Ш.П.: Однако, существует особый аспект, относящийся к Толстому, на который не все обращают внимание. Толстой ведь очень хотел изучить иврит. Он обратился к главному раввину Москвы, чтобы тот учил его ивриту. Он привел два замечательных довода. Первое — он хочет ощутить понятие «Сад Эдема», понять, что это значит. Он говорит, что это не просто райский сад, это концепция жизни. Там впервые были разделены два понятия — добро и зло. Он считал, что эту концепцию можно постичь только на иврите. Второе — он считал, что самое прекрасное мировое произведение литературы — это История о Иосифе и его братьях. Я был у Солженицына, во время своего визита в Москву. Да, это писатель, которого я уважаю. Он утверждал: «Есть только одна вещь, которая объединяет евреев и русских — это интеллигентность наших народов».

Недавно я прочел новый перевод на иврит «Евгения Онегина». Просто потрясающе.

М.Г.: Вы, господин президент, невероятно интересно рассказали о вашей духовной близости с русской культурой, литературой и историей. Говоря об отношениях России и Израиля, в каких областях наши связи вам кажутся наиболее перспективными: в экономике, в культуре, в политике, в борьбе с терроризмом?

Ш.П.: Главная опасность в современном мире — это возможность применения террористами ядерного орудия. Если это случится, то мир станет неуправляемым, неконтролируемым. Россия, несомненно, является очень важным игроком в борьбе с международным терроризмом, в войне с распространением атомного оружия, которое может попасть в безответственные руки. В борьбе с международным терроризмом необходимо объединение усилий всех ведущих стран мира, включая, разумеется, Россию.

 

2005 год вошел в историю Израиля и России важным событием. Весной этого года состоялся первый за всю историю визит российского лидера в Израиль. Президент России Владимир Путин прибыл в Иерусалим в особые дни и для россиян, и для евреев — годовщину победы над фашизмом во Второй мировой войне. В память о чудовищной трагедии XX века российская делегация преподнесла израильскому народу свой дар — памятник жертвам холокоста.

 

Ш.П.: Тот факт, что в Израиле на сегодняшний день более миллиона человек говорит по-русски, является весьма важным обстоятельством. Репатрианты из России составляют шестую часть нашего населения. Русская диаспора играет все более важную роль в науке, культуре и политике Израиля.

 

Последняя по времени массовая алия началась в 1989 году, с падением «железного занавеса». Только в 1990 году в Израиль прибыло 200 тысяч репатриантов. И далее каждый год приезжали целыми семьями: бабушки, дедушки, родители, внуки… Люди разных профессий: врачи, ученые, программисты, инженеры… Так же, как и 100 лет назад, во время первой алии, эти люди решили, что и они должны вернуться на Землю Обетованную. Научный и технологический прорыв Израиля последнего десятилетия связывают во многом именно с прибытием высокообразованных репатриантов из России.

 

Ш.П.: В современном мире стираются все расстояния. Я уверен, что каждый человек имеет право на блага нашей общей планеты.

М.Г.: Вы, господин Перес, счастливый отец трех детей. У вас, я знаю, 8 внуков, двое правнуков. Вы уже больше 60-ти лет в браке. Я вновь хочу вернуть вас в годы вашей молодости. Я знаю, что когда вы ухаживали за своей супругой Соней — это было 60 с лишним лет назад — вы читали ей стихи, в том числе, своего сочинения.

Ш.П.: Прежде всего, я хотел добиться ее расположения. Во-вторых, я считал, что в сочинениях Карла Маркса есть своя прелесть, что они далеко не банальны. И я думал, что раз мне нравятся его книги, значит, их полюбят и другие. И бедняжка Соня была вынуждена все это слушать. Именно, повторяю, не стихи, а сочинения Карла Маркса! Бедная Соня!..

М.Г.: Вы сказали, господин президент, что вы прочитали «Евгения Онегина» на иврите. Я представил себе, если бы вы попытались перевести Карла Маркса в стихи на иврите. Вот это было бы очень сложно.

Ш.П.: Маркса переводить легче, чем «Евгения Онегина». Вообще, стихи переводить очень сложно. Известный французский писатель сказал как-то: «Чем отличаются стихи от прозы? Тем же, чем танец отличается от обычной ходьбы». В прозе вы как бы выходите из пункта А в пункт Б. Вы выстраиваете логический маршрут. А в поэзии нет логики. Поэзия — это темп, воображение, чувства…

 

Соня и Шимон поженились 1 мая 1945 года. У них было целых две свадьбы — в кибуце Алумот, где они жили, и в поселении Бейт-Шемен, где они учились. На свадьбу Шимона снаряжали всем кибуцем. Праздничные фланелевые штаны, в которые облачались женихи, были одни на всех. Когда настала очередь идти на собственную свадьбу Шимону, штаны были уже серого цвета. Но у невесты было красивое белое платье. В 2007 году Соня и Шимон отметили 63-ю одовщину счастливого брака.

 

М.Г.: Вы как-то написали книгу в прозе и назвали ее «Женские репортажи». Вы «спрятались» под женским именем, и все произведение написано от имени женщины. Какие эмоциональные мотивы двигали вами в момент написания этой книги?

Ш.П.: Либо Марксу, либо Энгельсу, не помню, принадлежит высказывание: «Каждая женщина — это отдельная цивилизация». Мы, мужчины, достаточно похожи друг на друга. А вот каждая женщина представляет собой целый мир. И это обстоятельство меня всегда интриговало и интересовало. Поэтому я каждый раз пытался поместить самого себя в ту или иную «цивилизацию», чтобы понять, о чем думает женщина, что она чувствует. Самое важное, что случилось в XX веке, — это то, что произошло освобождение женщины. Это даже важнее, чем освобождение рабов. Каждая вторая женщина была порабощена мужем. А какие это были мужья, не приведи Господь! С раскрепощением женщины мир стал изменяться. И заметьте, в лучшую сторону…

М.Г.: Чему вы посвящаете свободное время?

Ш.П.: Мое хобби — это чтение. Иногда плаваю в бассейне, купаюсь в реке, в море. Но свободного времени категорически не хватает.

М.Г.: Господин президент, наша программы называется «Формула власти» и в конце нашей программы мы каждый раз задаем один и тот же вопрос. У нас уже есть более 120 ответов на вопрос «Что такое власть?». Вы, как никто другой — и в силу своих лет, и в силу своего уникального политического государственного опыта, — мне кажется, знаете ответ на этот вопрос лучше, чем кто бы то ни был. Итак, какова формула власти для вас?

Ш.П.: Самое главное в понятии «власть» — научиться управлять самим собой. Вместо того, чтобы стремиться к власти над другими, следует, прежде всего, попытаться справиться с самим собой. Это самое главное в поведении человека. Кроме того, само понятие «власть» не приемлемо для меня. Я больше предпочитаю понятие «служба». Иными словами, власть — это не возвеличивание собственной персоны, власть — это стремление помочь другим идти вперед.

 

Одному из самых молодых государств на Земле — 60 лет. Нынешний Израиль совсем не тот, что во времена молодости Шимона Переса. Перемены огромны. Сюда приехало много новых людей, которые создали совершенно новое общество. Это общество может гордиться выдающимися достижениями в промышленности, сельском хозяйстве, науке, искусстве. В этом новом обществе жить восьми внукам президента и двум правнукам. И пока еще у молодежи есть возможность из первых уст внимать опыту и знаниям старейших и мудрейших, которые стояли у самых истоков образования Государства Израиль.

 

Ш.П.: Вообще, биография не создается из званий и чинов, она создается из деяний. Самый главный вопрос, на который должен ответить человек, — это не «кем быть?», а «что делать?».

 

Шимон Перес был одним из тех, кто своими руками, с нуля, создавал Государство Израиль. И это многое объясняет…

 

2008 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
Поделиться:
В других СМИ
Реклама
Реклама