Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Даниэль Ортега, президент Республики Никарагуа

13 декабря 2008, 23:30 UTC+3
Материал из 1 страницы
Поделиться
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'HH:mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'HH:mm:ss') || '26:03'}}
{{secondsToDateTime(data.visiblePosition) | date: 'mm:ss'}} / {{(videoDuration | date: 'mm:ss') || '26:03'}}
{{qualityItem | uppercase}}
SD .mp4 Среднее качество
AU .mp3 (23.85 MB) Аудио дорожка

[ литературная версия ]

ДАНИЭЛЬ ОРТЕГА:

«Принципы не изменились. Мир также не меняется. Это должен быть мир демократии, мир свободы, мир без войн…»

 

Родился 11 ноября 1945 года в городе Ла-Либертад.
Учился на факультете права Центральноамериканского университета в Манагуа.
С 1962 по 1979 год участвовал в партизанской борьбе против диктатуры Анастасио Сомосы.
В 1967 году арестован, 7 лет провел в тюрьме.
С 1985 по 1990 год президент Республики Никарагуа.
С 1990 по 2006 год лидер оппозиции.
10 января 2007 года вновь избран на пост президента Республики Никарагуа.

 

Никарагуа, по российским меркам, — страна маленькая, но в Центральной Америке она самая большая. На севере у неё расположен Гондурас, на юге поместилась КостаРика. Берега Никарагуа омывают Атлантический и Тихий океаны. Это страна озер и вулканов, а также бананов, кофе, каучука, золота, ценных пород дерева, омаров и лангуст. «Никарагуа». Говорят, что это название произошло из соединения имени одного из встреченных испанскими конкистадорами индейских вождей — а его звали Никарао — и испанского слова «агуа», что означает «вода», ведь столица племени стояла на берегу огромного озера, в котором и до сих пор водятся пресноводные акулы.

Слово «никарагуансе», а по-нашему — никарагуанец, слишком длинное, произносить его лень, поэтому появилось и прижилось короткое «ника». Так они себя называют и сейчас — «никас».

 

 

Михаил ГУСМАН: Компанеро президенте, команданте, дон Даниэль, большое спасибо за возможность встретиться с вами.

Даниэль ОРТЕГА: Добро пожаловать в Никарагуа. Как тебя зовут?

М.Г.: Михаил.

Д.О.: А полное имя и фамилия?

М.Г.: Михаил Гусман.

Д.О.: Интересно, и откуда такая фамилия? Она испанская, ты испанец?

М.Г.: Может быть, из XVI века…

Д.О.: Понятно.

М.Г.: Мы встречаемся с вами, компанеро президенте, накануне вашего визита в Россию. Чего вы ждете от этого визита?

Д.О.: Несколько дней назад в Каракасе мы получили приятный сюрприз. Когда были там с руководителями группы стран-членов «АЛБА», состоялась наша встреча с президентом Медведевым. Мы с ним познакомились и поприветствовали его. И там же мы договорились с ним о встрече в Москве.

У нас были установлены очень тесные отношения с Советским Союзом в период с 1979 по 1991 год. Потом в Никарагуа у власти находились правительства неолиберального толка, и уровень наших отношений понизился. Но сейчас, когда мы снова вернулись к управлению страной, мы хотим восстановить те же отношения, которые у нас были со всем миром. Мир становится многополярным. И в рамках этой концепции мы, страны блока АЛБА (Никарагуа, Венесуэла, Куба, Боливия, Доминикана, Гондурас), будем развивать отношения с Россией.

 

Чуть больше 6 миллионов человек проживают в Никарагуа. Большая часть из них — метисы, но есть и индейцы — потомки коренных жителей, и белые — потомки завоевателей, пришедших из Европы пять с лишним столетий назад, и арабы, и негры, и евреи. Но не все они живут непосредственно в Никарагуа. В последние десять лет наблюдается большая эмиграция: из-за тяжелого экономического положения, вызванного неудачной экономической политикой неолибералов. Люди в массовом порядке перебираются, кто в США, кто в более благополучную соседнюю Коста-Рику.

 

М.Г.: Никарагуа вместе с остальным миром живет почти 10 лет в новом ХХI веке. Что такое Никарагуа в начале ХХI века?

Д.О.: В начале ХХI века Никарагуа откатилась назад. Приведу пример с уровнем грамотности. Когда мы проиграли выборы, «отдали» страну оппозиции, в стране каждый восьмой был неграмотен, когда мы вновь пришли к власти, количество безграмотных утроилось. Таким образом, сегодня наша задача — полностью ликвидировать неграмотность.

М.Г.: Я понимаю, что это ваша главная задача?

Д.О.: Да, эта задача имеет фундаментальное значение. Нужно дать доступ и к начальному, и к среднему образованию всем юношам и девушкам, которые не имели такой возможности в недавние годы из-за того, что образование у нас было только для избранных. Я думаю, что новым элементом жизни Никарагуа в ХХI веке является также развитие средств связи, коммуникаций, интернета и почты.

 

Неутомимый Христофор Колумб открыл землю, которую сейчас все называют Никарагуа, во время своего последнего плавания в 1502 году. Колонизация началась позже, через 20 лет, а уже в 1524 году, подавив сопротивление индейцев, конкистадор Франсиско Кордова основал город Гранаду, ставший потом столицей колонии Леон. Классик никарагуанской поэзии Рубен Дарио так писал о Христофоре Колумбе:

И все ж избави Бог, чтоб в лоне чистых вод
Вновь отразился чей-то парус белый,
Чтоб звезды в ужасе увидели полет
Твоей, Колумб, крылатой каравеллы!

Но полёты, а вернее налёты чужих кораблей здесь пришлось не только видеть, но и отражать много раз. Атлантический берег Никарагуа неоднократно подвергался нападениям пиратов Карибского Моря.

 

М.Г.: А что из себя представляет сегодняшний типичный никарагуанец? Каким он себя ощущает в современно мире? Что нужно сегодняшнему никарагуанцу, чтобы ощущать себя счастливым человеком?

Д.О.: Никарагуанцу нужна работа, здоровье, образование и хорошее жилье. Это — главное.

М.Г.: Как я понимаю, в этом никарагуанец не сильно отличается от всех других людей на Земле?

Д.О.: Вы правы. Подобные проблемы стоят перед всем человечеством. К этому нужно добавить еще культуру и спорт. Мы всем этим занимались в первый период нахождения у власти, и сейчас с новой силой взялись за решение такого рода задач.

 

ХIХ век начался для Никарагуа, как и для всей Латинской Америки, под гром пушек на полях сражений за независимость от Испанской Короны. На весь мир прогремело имя Симона Боливара.

Индейским нашим ртом, полуиспанским ртом
Сок революции французской мы вкусили,
Мы «Марсельезу» пели, а потом
Её мы «Карманьолой» завершили
Нет честолюбию преград и нет плотин,
Свободы утвердив, мы их топтали смело.
 

(Рубен Дарио)

 

М.Г.: Принято считать, господин президент, что политика — это искусство компромисса. И, естественно, вам тоже приходилось идти на разные компромиссы, чтобы находить договоренности и внутри сандинистского движения, и с оппозиционерами. Где в прошлом революционер, а сегодня президент Ортега? Где та граница, которую во имя компромисса вы не переступите никогда?

Д.О.: Эта граница — мои принципы. Мы можем делать все, что позволяется делать в рамках законных институтов, но никогда не пойдем на нарушение принципов. Посмотрите, что произошло в Никарагуа. Сандинизм был так силен, что в 1990 году мы спокойно оставили власть в ходе демократически проведенных выборов. Правые решили, что это — победа контрреволюции. И попытались принять ряд контрреволюционных мер. Но конституционные законы не позволили им сделать это. Да и народ немедленно стал этому сопротивляться. Крестьяне, рабочие, студены потребовали уважения к закону.

Никарагуа проходит этап либерально — буржуазной демократии, мы ее законы уважаем и соблюдаем. Если наши конкуренты выигрывают, мы говорим «Нет проблем!». И тот, кто выигрывает выборы — получает власть, а тот, кто проигрывает, должен снова бороться тем же оружием за законную, достигнутую в ходе демократических выборов, победу.

 

В 1850 году был подписан договор между США и Великобританией о нейтральном статусе зоны будущего межокеанского канала, который тогда хотели прорыть через Никарагуа, а вовсе не через Панаму. Но помехой стал вулкан Монотомбо. Тот самый, что разрушил первую столицу Никарагуа город Леон. Была выпущена почтовая марка, изображающая извержение Монотомбо. И случилось непоправимое: сторонники альтернативного проекта строительства канала, которые настаивали на его панамском маршруте, громогласно заявили, что нельзя рисковать миллионами долларов и строить канал в сейсмоопасной зоне. И они победили — канал прошел через Панаму!

 

М.Г.: У меня, команданте, вопрос, касающийся вашего отца, который, как я знаю, сражался под знаменами легендарного «генерала свободных людей» Аугусто Сесара Сандино, национального героя Никарагуа. Что вам запомнилось из рассказов вашего отца о Сандино?

Д.О.: Мое мировоззрение сформировано моей матерью. Она была верующей христианкой. Но мне с младых ногтей казалось, что Христос был бунтарем. Что же касается моего отца, то именно от него я, будучи восьмилетним мальчиком, впервые узнал о Сандино. Я гордился тем, что он был знаком с Сандино, воевал рядом с ним.

 

В первой трети прошлого столетия, «никас» вели нескончаемые гражданские войны между собой. Это мешало американцам спокойно вывозить отсюда кофе, хлопок, бананы. И США оккупировали почти всю страну под предлогом защиты железной дороги. Таможня и все дороги перешли под контроль американской морской пехоты. Постепенно на смену мятежам приходит борьба с американскими оккупантами. США в первый раз в мировой истории применяют военную авиацию для бомбардировки мирных городов и сел Никарагуа.

Особенно яростное сопротивление захватчикам оказывают отряды генерала Сандино. Но в 1934 году его убивают по приказу главнокомандующего созданной и обученной американцами «Национальной гвардии» — генерала Анастасио Сомосы Гарсиа. Семейство Сомоса правило Никарагуа вплоть до 1979 года, когда пало в результате сандинистской революции. Семейство диктатора нещадно грабило свою страну, в их пользу даже фальсифицировались индивидуальные счета за электроэнергию, кровь лилась рекой, тюрьмы были переполнены. «Национальной гвардией» Сомосы были убиты 300 тысяч человек, то есть каждый 10-й «никас».

 

Д.О.: При Сомосе мои родители были брошены в тюрьму. Но смотрите, как иногда бывает в жизни. Это просто ирония судьбы. Когда мы перебрались в Манагуа, единственное жилье там, которые было нам по карману, которое удалось отыскать в тот момент, оказалось в квартале, который носил имя Сомосы. Там родился мой брат, которого звали Камило, он потом погиб, сражаясь против диктатора.

 

В 17 лет, прервав учебу на юридическом факультете университета, Даниэль Ортега ушел в партизанский отряд Сандинистского фронта национального освобождения, сражавшегося против многолетней кровавой диктатура клана Сомосы. Личная храбрость в сочетании с лидерскими качествами сделали его командующим Центральным фронтом партизанских отрядов. В 1967 году сомосовская охранка схватила молодого команданте. Суд приговорил его к 14 годам тюрьмы. Только через 7 лет товарищи отбили Ортегу у тюремщиков. Тайный отъезд на Кубу и скорое, тайное же, возвращение на родину. Ортега возглавляет подполье в столице страны городе Манагуа, затем руководит Северным, а потом и Южным партизанскими фронтами. Он сыграл решающую роль в восстановлении единства Сандинистского фронта. Умение объединять людей, имеющих серьезные идеологические разногласия, в будущем не раз пригодилось Ортеге. В июле 1979 года, накануне победы сандинистской революции, он вошел в состав Руководящего совета временного демократического Правительства национального возрождения. Это была коалиция различных политических сил.

 

М.Г.: Прошло почти 30 лет со дня свержения диктатуры и победы народной революции в Никарагуа. Большой срок, многое с тех пор изменилось в мире. Какие события, на ваш взгляд, в наибольшей степени повлияли на Никарагуа, на Латинскую Америку, на мир в целом?

Д.О.: Несколько десятилетий назад американцами в Латинской Америке была навязана неолиберальная модель развития, именно ее Папа Римский назвал «моделью дикого капитализма». За это «достижение» народам пришлось заплатить высокую социальную цену. Многие страны решили, например, не производить у себя дешевое продовольствие и были вынуждены обратиться к его импорту. Были созданы так называемые «зоны свободной торговли» без учета собственных производственных возможностей в сельском хозяйстве, в рыбной ловле. Это принесло огромный вред нашим странам. И народы Латинской Америки начали на выборах отдавать свои голоса тем, кто предлагал альтернативные проекты экономического развития, новые формы власти.

Если же говорить о Никарагуа, то и здесь главное событие — это провал неолиберализма. Мы критиковали своих противников, но в драку не ввязывались, войны не было, наша позиция была конструктивной. В итоге их модель провалилась. А мы выиграли на выборах 2007 года.

 

Семья Даниэля Ортеги заплатила дорогую цену за победу — младший брат Даниэля Камило был убит в бою в 1978 году, другой брат Умберто был тяжело ранен в 1969 году во время партизанской операции.

Выборы 1984 года. Ортега избран президентом. Его вступление в должность состоялось 10 января 1985 года. Ему удалось создать демократическую конституцию, установить многопартийность, повысить грамотность населения, но не удалось одолеть нищету и сохранить за собой доверие большинства никарагуанцев, измученных гражданской войной с «контрас», то есть, вооруженной оппозицией, получавшей щедрую всестороннюю помощь от правительства Рональда Рейгана. «Никас» устали ждать выполнения сандинистами своих обещаний построить справедливое и сытое общество. И Ортега проиграл выборы 1990 года . Но, невзирая на то, что продолжал контролировать и армию, и силы безопасности, он признал поражение и сдал свои полномочия бывшей своей союзнице Виолетте Барриос де Чаморро. Она была выдвинута на пост президента Никарагуа от Оппозиционного национального Союза под лозунгами восстановления экономики, предоставления полной свободы деятельности частному бизнесу. Ортега на 18 лет ушел в оппозицию.

 

М.Г.: Команданте, вы упомянули слова «принципы», «убеждения»... В чем сегодня заключаются убеждения и принципы президента Даниэля Ортеги? Что изменилось в вашем мировоззрении, а какие принципы, убеждения остались прежними?

Д.О.: Принципы не изменились. Они те же самые. Мир, наш мир, не меняется. Это должен быть мир демократии, мир свободы, мир без войн. Это простые и вечные истины. Я думаю, что мы должны бороться за мир, за социальную справедливость. И если бы все так думали, то мир бы был веселым и счастливым. Нужно двигаться в этом направлении. Нужно проявлять солидарность. Посмотрите, в Европу каждый день прибывают тысячи мигрантов из Африки. В США — из Мексики, Центральной и Южной Америки. И единственный способ решить эту проблему — создавать рабочие места в странах Африки и Латинской Америки, там, где мы постоянно живем.

 

В 2007 году Даниэль Ортега вновь вернулся во власть, с третьей попытки победив на президентских выборах. Ортега сейчас дружит с Кубой и Венесуэлой, но не отказывается и от добрых отношений с США. Некоторые говорят, что «он ставит одну свечку Богу, а другую дьяволу». Его программные заявления полны народно-христианской риторики. Его избирательная кампания проводилась в духе примирения и солидарности, с частым упоминанием Господа Бога. Многие из соратников Ортеги отошли от своего бывшего лидера, но появились новые союзники и сторонники. Удалось договориться и с бывшими «контрас», и с официальным руководством католической церкви, ранее резко критиковавшей сандинистский режим. Черно-красное сандинистское знамя было заменено на предложенный супругой Даниэля Ортеги Росарио розовый флаг, который объявили символом согласия. Вместо сандинистского призыва «Patria Libre o morir! Venceremos!» — «Свободу Родине или смерть! Мы победим!», зазвучал лозунг «Дайте миру шанс!».

 

М.Г.: Вернемся к тому, что вы сказали. У вас, команданте, есть интересная работа. Вы президент страны. У вас, я вижу, есть все, чтобы быть счастливым человеком. Правильно ли я понимаю, что можно говорить о вас как о счастливом человеке?

Д.О.: Нет, это не так. Человек не может чувствовать себя счастливым, когда вокруг столько несчастных людей, озабоченных решением самых элементарных житейских проблем. У многих нет основного, самого необходимого...

М.Г.: Я знаю, что ваша супруга ведет большую общественную работу, у нее много программ, проектов. К тому же у вас 10 детей — большая семья. Как часто вам удается собраться вместе?

Д.О.: Мы стараемся выкраивать время, чтобы видеться с детьми. Зачастую это получается только поздно ночью. Один из наших сыновей занимается журналистикой, работает на телевидении, другой на радио.

М.Г.: Пусть приезжает к нам на практику.

Д.О.: Надо подумать.

М.Г.: У нас хорошая школа журналистики.

Д.О.: Хорошая идея. Правда, мы никому из детей не навязывали и не навязываем свое мнение. Каждый думает и решает по-своему.

М.Г.: А в политику из них никто не идет?

Д.О.: Старший — тот, кто занимается журналистикой, — состоит в Сандинистском фронте.

М.Г.: Наша программа называется «Формула власти». Какая она на вкус, эта птица под названием «власть»?

Д.О.: Мне очень подходит песня «Спасибо жизнь, что ты мне дала так много». Мальчишками мы были в партизанах, и каждый день были готовы к смерти, не знали, когда это может случиться, но понимали, что можем умереть, не дожив до победы, в торжество которой мы были уверены. И мы победили! А в 1984 году прошли выборы, была создана Конституционная ассамблея, и меня избрали президентом Никарагуа. В 1990 году мы выборы проиграли и мирно отдали власть. Это очень серьезный, необыкновенный опыт. И вновь власть мы получили легитимно, в результате выборов. Поэтому я благодарен жизни, которая предоставила мне возможность остаться верным своим принципам, увидеть энтузиазм простых людей. Не в этом ли счастье власти?!

 

Никарагуа, маленькая моя Никарагуа!
Ты прекрасный цветок моей любви!

 

2008 г.

 

 

©  ИТАР-ТАСС
©  М. Гусман

Все права защищены
Любое копирование и воспроизведение текста, в том числе частичное и в любых формах, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Любое использование видео и аудио материалов, в том числе частичное, без письменного разрешения правообладателей запрещено.
Цитирование разрешено со ссылкой на программу "Формула власти".

тел. +7 (499) 791 0307, 791 0308, 791 0310; факс: +7 (499) 791 0303
rusmarket@itar-tass.com

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама