Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Год после революции: обретя свободу, Египет потерял спокойствие

25 января 2012, 5:30 UTC+3 Дина Пьяных (ИТАР-ТАСС, Каир)

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

У египтян - особая любовь к датам. Улицы, проспекты и целые города нарекаются в честь памятных дат и важных исторических событий. Стороннему человеку порой бывает трудно разобраться в этой нумерологии и не запутаться в улицах 26 июля, 15 мая, городах 6 октября и 10 рамадана. Теперь в Египте модно переименовывать все в честь 25 января - новой точки отсчета жизни страны, перевернувшей год назад сознание и мироощущение египтян.

То, что произошло тогда, обескуражило весь мир. Поначалу вполне мирные и символические акции протеста с белыми розами для стражей порядка обернулись страшными столкновениями с сотнями погибших, а из толпы наружу вырвался шквал годами подавляемых и уже не контролируемых эмоций, который за три недели до основания разрушил тщательно выстраиваемый три десятилетия режимом президента Хосни Мубарака уклад, снеся и его самого. Эта революция, третья за последние сто лет, стала логичным продолжением своих предшественниц: первая в 20-х годах ликвидировала английский протекторат, вторая, в 1952-м, уничтожила монархию. В XXI веке египтяне вышли на улицы за "полной" свободой.

Главное, что принесла людям "революция 25 января", - давно забытое чувство собственного достоинства. За прошедшие 12 месяцев в египтянах многократно возросли патриотизм, любовь к родине и гордость за то, что совершил народ. Как говорил устами своих героев египетский писатель и романист, единственный арабский лауреат Нобелевской премии мира по литературе Нагиб Махфуз еще в далеких 60-х годах: "Если бы я не был египтянином, я бы мечтал им стать". Несмотря на то, какой ценой далась революция, ее по-прежнему поддерживают 82 проц жителей страны. Не раз в личных беседах многие признавались, что впервые за много лет почувствовали себя людьми, а не арабами "второго сорта". "Это иностранцам у нас всегда была открыта дорога, а мы оставались на обочине, нас всячески принижали и подавляли, - говорили египтяне. - Теперь этого больше нет".

Но, как и любая революция, египетская привела с собой социально-экономические потрясения, анархию и небывалый рост криминала. Некогда одна из самых спокойных стран региона, она страдает сейчас от разгула бандитизма, в небывалых количествах расплодились воры, грабители, которые тем более чувствуют себя свободно в условиях отсутствия сильных органов правопорядка. После событий начала 2011 года МВД и полиция утратили прежний авторитет, за истекшие месяцы от рук бандитов погибли десятки полицейских и офицеров, силовики стали бояться лишний раз появляться в форме и с оружием, опасаясь нападений. Цена человеческой жизни нивелировалась до стоимости автомобиля, из-за которого могут убить прямо на дороге. Армия, несмотря на все усилия, не может восстановить безопасность в стране.

Крайне в тяжелом состоянии находится экономика. За год золотовалютные резервы Египта сократились вдвое - с 36 млрд долларов США до 18,2 млрд. Осознав эффективность однажды выбранной модели поведения, египтяне продолжают ей следовать и, несмотря на все увещевания и призывы властей, по-прежнему бастуют, перекрывают дороги, добиваясь, таким образом, выполнения своих требований. Отказ от работы крайне негативно сказался на производственных показателях и на инфраструктуре, в целом.

Курс египетского фунта, подкрепляемый усиленными вливаниями центробанка, медленно, но неуклонно падает, опустившись к концу года ниже критического исторического минимума в 6 фунтов за доллар. Отстранение от всех отраслей экономики так называемых "остатков режима" - опытных представителей некогда могущественной правящей партии Мубарака, только ухудшило ситуацию. Несмотря на главную задачу революции - ликвидация бедности и безработицы, процент работоспособного населения без средств к существованию только вырос. Чтобы прокормить большие семьи, египтяне берутся за любую работу, чтобы не умереть с голода. Но армия безработных продолжает расти - многие производственные мощности простаивают, иностранный туризм, обеспечивавший рабочими местами до 10 проц рабочей силы в стране, развивается лишь на красноморских курортах, в столице и на крайнем юге его почти нет. Пополнила ряды безработных и ливийская война, оставившая без работы и вынудившая покинуть Ливию около миллиона египтян.

Год спустя египтяне все еще пытаются засудить Мубарака, которого после 30 лет возвеличивания теперь проклинают. До власти дорвались, наконец, исламисты. Годами "последний фараон" подавлял их и запрещал. Без него "Братья--усульмане" легко ворвались в парламент, а следом за ними - и салафиты, сторонники крайне консервативного ислама, не терпящие никаких отступлений от жестких норм морали.

Сегодняшнее утро египтяне встретят и без режима чрезвычайного положения, действовавшего с 1981 года. Как объявил накануне в обращении к нации по случаю годовщины революции глава Высшего совета ВС Египта Хусейн Тантауи, закон о ЧП отменяется. В стране уже появился парламент, но нет пока президента - его должны избрать только в июне. Зато армия пока сохраняет свои позиции, теряя при этом авторитет, и все громче раздаются призывы к новой революции - уже против Высшего совета.

Через несколько лет новые власти страны обещают поднять Египет с колен и вывести экономику вперед Турции и Малайзии. Страна оправится от потрясений и рано или поздно вернется к нормальной жизни, без протестов, демонстраций и забастовок. Но прежним Египет, став жестче, вкусив со свободой запах крови, уже не будет никогда.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама