Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Год после революции: смогут ли исламисты спасти Египет от экономического краха?

11 марта 2012, 13:27 UTC+3 Дина Пьяных

Экономика Египта все последние месяцы поддерживается на плаву исключительно за счет искусственных мер

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото Анатолия Струнина

Фото Анатолия Струнина

компасМинуло больше года после «революции 25 января» в Египте, свергнувшей политического «монстра» и «последнего фараона» Страны пирамид Хосни Мубарака. С исчезновением силы, на протяжении трех десятилетий сдерживавшей наступление исламистов, они, как и ожидалось, ринулись во власть. Стихли, наконец, мощные акции протеста, прекратились столкновения, остались позади многоэтапные парламентские выборы в нижнюю и верхнюю палаты, принесшие сокрушительную победу исламистским партиям и разгромное поражение светским политикам. Начинается президентская гонка – выборы запланированы на 23-24 мая. Главный вопрос, который сейчас очень остро стоит перед крупнейшей в Африке страной с 80-миллионным населением: сумеют ли исламисты удержать Египет от экономического краха.

Политические потрясения и бесконечные забастовки работников предприятий практически всех отраслей экономики неизбежно обернулись значительным падением объемов производства. Многие предприятия полностью встали. Лишь один небольшой пример - это исчезновение лекарственных препаратов из аптек Каира. Фармацевтический рынок Египта последние годы представлял собой одну из наиболее динамично развивающихся секторов экономики. Рынок был наводнен дешевыми лекарствами местного производства, изготавливаемыми по лицензиям крупных зарубежных компаний с мировыми именами.

Богатый ассортимент фармацевтической продукции и большой выбор аналогов препаратов всегда оставлял потребителям выбор в соотношении цена-качество. Египетские производители были открыты для партнерства с зарубежными компаниями. Теперь все это плавно сходит на нет. Как оказалось, после революции многие компании закрылись, заводы по производству лекарств, расположенные, главным образом, на севере страны, остановились. И сейчас лекарственный ряд в аптеках стремительно скудеет, фармацевты извлекают со складов последние запасы, новых поставок не осуществляется и, что еще хуже, не ожидается. Многие переходят на импортные препараты, которые по цене окажутся просто не по карману рядовому потребителю. Аналогичная ситуация происходит и в других отраслях.

Экономика страны все последние месяцы поддерживается на плаву исключительно за счет искусственных мер. Стремительное обесценивание национальной валюты сдерживается лишь вливаниями центробанка. На данный момент они позволили удержать падение не больше, чем на 4%. Но и при этом к концу году египетский фунт перешел критическую отметку в 6 ег. ф. за доллар США. За минувший год золотовалютные резервы Египта сократились вдвое, достигнув к концу 2011 года 18,2 млрд долларов против 36 млрд в конце 2010 года. В настоящее время они не превышают 16,35 млрд долларов. При этом выросла инфляция, которая достигла в минувшем декабре 10,4% по сравнению с 7% осенью 2011 года.

Одна из двух ключевых статей доходов страны - иностранный туризм - несет убытки, развиваясь преимущественно на красноморских курортах. В Каире он практически отсутствует, простаивают и туристические объекты на юге страны, богатом древними памятниками. Потери уже превысили 10 млрд долларов. Процветает лишь Суэцкий канал. В минувшем году доходы от эксплуатации канала принесли национальной казне более 5,2 млрд долларов, став хоть и незначительным, но все же неплохим подспорьем для экономики. По итогам 2011 года прибыль от канала, через который осуществляется около 10% мировых морских перевозок, превысила показатели 2010-го почти на полмиллиарда (456 млн долларов). Экспорт газа, также приносивший в казну миллиарды долларов, из-за многочисленных диверсий на газопроводе на Синайском полуострове и политической конъюнктуры терпит огромные потери. Достижение соглашения с основными импортерами в лице Иордании и Израиля о пересмотре цен на природный газ за все это время так и не сдвинулось со стадии переговоров, а многие наиболее радикально настроенные исламисты вообще выступают за разрыв отношений с Израилем и сворачивание экспорта в эту страну.

На этом фоне все основные надежды египетское правительство, которое пока никак не может избавиться от популистских заявлений, возлагает на международную помощь. В ходе одного из своих выступлений премьер Камаль аль-Ганзури, возглавивший кабинет в тяжелый и нестабильный период для страны, возложил ответственность за «беды» на иностранных кредиторов и спонсоров. В разгар стачек и забастовок, нанесших огромный ущерб производству, он, вместо того, чтобы жестко ответить на протесты, обвинил в сложившейся ситуации иностранные государства, которые пообещали помощь, но так ее и не предоставили.

«После революции арабские и западные страны обещали нам многое, но мы получили лишь малую часть», - заявил он в конце декабря. По его словам, за год Египет получил лишь один миллиард долларов, в то время как отток капитала из страны только за несколько последних месяцев превысил девять миллиардов. Иностранные инвесторы, не желая подвергать свой бизнес неоправданным рискам, выводят финансовые ресурсы из некогда стабильной и динамично развивающейся экономики, чьи показатели роста при Мубараке ежегодно составляли 3-5%. Сейчас Каир усиленно пытается «подсесть на иглу» Международного валютного фонда, рассчитывая на получение экстренного кредита в размере 3,2 млрд долларов сроком на 18 месяцев.

Между тем, по оценкам экономистов, в условиях продолжающихся переговоров с МВФ и нежелания иностранных инвесторов пока возвращаться в страну, центробанку АРЕ ничего не остается, как продолжать линию на девальвацию национальной валюты. Но, прогнозируют они, «при всей своей неизбежности этот процесс может привести к куда более долгосрочным инфляционным последствиям, чем многие себе это представляют». И пострадают от этого, в первую очередь, наименее защищенные слои населения.

На фоне и так остро стоящей перед страной проблемы обеспечения рабочих мест безработица в последние месяцы из-за сворачивания производства только увеличилась. По мнению исполнительного директора Центра экономических исследований АРЕ Магды Кандиль, теоретически после девальвации происходит увеличение экспорта и, соответственно, снижение импорта, за счет чего решается проблема торгового дефицита и стремительно истощаемых валютных запасов. «Но проблема Египта заключается в том, что здесь ни один сценарий не подходит», - заключает она. И тому есть несколько объяснений. Во-первых, основную часть египетского импорта составляют товары первой необходимости, без которых люди не могут обойтись. Это, главным образом, зерно и растительное масло, альтернативы которым на внутреннем рынке практически нет. А значит, жители Страны пирамид «вынуждены будут проглотить очередное повышение цен», если только правительство не решит субсидировать это в большей мере. Но с другой стороны, это приведет еще к большему дефициту бюджета.

Во-вторых, по словам эксперта, большую часть экспорта составляют товары, производимые в Египте не на 100 процентов. Электроника и пластиковые товары собираются в Египте из импортных материалов. А значит, повышение цен на импортные составляющие неизбежно повлечет за собой рост стоимости конечного продукта, тем самым, нивелируя любое снижение цен, ожидаемое от девальвации национальной валюты.

И наконец, большей части населения придется еще больше «затянуть пояса» в условиях дальнейшего роста цен на товары первой необходимости, включая бензин и газовые баллоны, которыми пользуется большинство египтян, на фоне дальнейшего обесценивания национальной валюты. При любом сценарии развития экономики страны, прогнозируют специалисты, рост цен неизбежен, и затронет он не только малый, но и крупный бизнес по всему Египту. Как считают специалисты, для преодоления негативных последствий, увеличения экспорта и укрепления позиций отечественного производителя, способного «прикрыть» хотя бы те сферы, где нет зависимости от импорта, нужно не менее четырех лет, а это «слишком долгий срок для рабочих египетских предприятий и многотысячной армии безработных. И даже кредит МВФ не сможет остановить эту тенденцию.

Новые власти Египта прекрасно это понимают, хотя и отказываются признавать открыто. Наиболее остро неизбежность экономического кризиса осознают «Братья-мусульмане», являющиеся сейчас главной политической силой страны. На фоне радикальных салафитов они представляются наиболее умеренным крылом, к тому же имеющим многолетний опыт в политике.

Возможно, по этой причине «Братья» выступают в последнее время в поддержку руководящего страной Высшего совета ВС, поскольку понимают, что после передачи летом после выборов армией власти в стране новому избранному президенту решать весь груз проблем, вставших крайне остро перед страной, придется именно им. Вот и не торопятся они пока «тянуть на себя одеяло», предоставляя армии возможность хоть как-то обезопасить страну от дальнейших рисков и угроз.

Очень показательной в этой ситуации является история с освобождением Египтом иностранных сотрудников неправительственных организаций, против которых было возбуждено уголовное дело о незаконном финансировании НПО с целью дестабилизации обстановки в АРЕ. История эта вызвала большой международный резонанс и едва не испортила отношения между Каиром и Вашингтоном, поскольку в ней оказались замешаны структуры, которые работают на Национальный демократический и Международный республиканский институты США. Эти организации, провозглашающие целью своей деятельности укрепление демократии в других странах, официально именуются независимыми, но финансируются американским правительством и поддерживают тесные связи с Конгрессом США. Их цели не всегда соответствуют официально декларируемым.

Однако несмотря на шумиху вокруг начавшегося в Каире судебного процесса, скандал с запретом на выезд 17 иностранцев из Египта неожиданно закончился их освобождением и снятием ограничений на передвижение. Как оказалось, в рамках сделки между ВС АРЕ и администрацией США Каир за «мирное разрешение конфликта» получит помощь на миллиарды долларов. По данным информированных источников, речь идет почти о 12 млрд долларов. Причем Соединенные Штаты, как и планировалось, выделят 1,3 млрд в качестве военной помощи, хотя именно ее Вашингтон пригрозил свернуть, если Каир «не одумается».

Остальные средства должны поступить от Катара - 4 млрд, Саудовской Аравии - 3,5 млрд, ОАЭ - 3 млрд. Известно, что администрация Обамы оказывала серьезное давление на правительства этих государств, чтобы заставить их в кратчайшие сроки предоставить обещанную ранее - после «революции 25 января», но так и не поступившую помощь Египту. Кроме того, согласно договоренностям, будет ускорен процесс получения египтянами льготных кредитов от МВФ, а также Всемирного банка (один миллиард долларов) и Африканского банка развития (еще 500 млн долларов). Освобождение сотрудников НПО вызвало бурю негодования в Египте. Многие обвинили армию и правительство Камаля аль-Ганзури в том, что они пошли на поводу у Вашингтона, поставив личные интересы выше государственных. Спикер Народного собрания (нижней палаты парламента) Саад аль-Кататни потребовал от главы кабинета объяснений по поводу выезда иностранцев. Премьер, как ожидается, будет вызван на специальное заседание парламента 11 марта.

Но, похоже, с помощью именно этой сделки Каир пытается хоть как-то защитить экономику страны от дефолта, прикрывая увеличивающиеся дыры «американскими президентами разного номинала». Конечно, это не спасет экономику от кризиса, но, по крайней мере, позволит отчасти сдержать темпы ее падения.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама