Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Система ПРО НАТО: первые шаги

20 мая 2012, 0:12 UTC+3 Денис Дубровин (ИТАР-ТАСС, Брюссель)
Вашингтон даже со своими союзниками по альянсу не столько обсуждает создание системы, сколько просто информирует их о своих действиях
Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

На саммите в Чикаго главы государств и правительств 28 стран НАТО объявят о завершении первой стадии создания противоракетной системы альянса. Именно эта тема стала причиной отказа РФ от проведения саммита Совета Россия-НАТО в США 20-21 мая.

Что же действительно создал Североатлантический альянс, что он намерен сделать в будущем и почему это так не нравится России?

Любая противоракетная система имеет три основных компонента.

Во-первых, это сенсоры, засекающие ракетный пуск и сопровождающие ракету. Это разнотипные радары и системы теплового и оптического наблюдения за поверхностью Земли, базирующиеся на суше, в море, в воздухе /самолеты типа АВАКС/ или в космосе.

Во-вторых, это комплекс управления, анализа и принятия решений. Командный центр или их совокупность, куда поступает и обрабатывается информация с сенсоров. Его задача - подтвердить, что произведен пуск ракеты, и рассчитать возможную траекторию ее полета для перехвата.

В-третьих, это перехватчики, в качестве которых сегодня выступают противоракеты, хотя в теории эту функцию может выполнять, например, лазерный луч.

Системы ПРО делятся на два вида – тактические и стратегические. Различаются они радиусом действия /типом/ перехватываемых ракет, а главное - скоростью ракет- перехватчиков. Американская система "Пэтриот" или российские С-300 способны перехватывать тактические баллистические ракеты с радиусом действия менее 3 тыс км, которые отличаются сравнительно низкой скоростью – 3-5 км в секунду, низкой и неизменной траекторией.

Для перехвата стратегических межконтинентальных ракет, выводящих боезаряд в космос и оттуда сбрасывающих его на противника, необходимо создание гораздо более скоростных перехватчиков. Работы над ними активно ведутся как в США, так и в России /в частности, в рамках доработки комплекса С-500/. Эффективных прототипов таких перехватчиков пока нет.

Существуют еще низколетящие крылатые ракеты, которые очень трудно обнаружить наземным радаром, однако их способны засечь воздушные или космические средства слежения, после чего перехват такой ракеты может быть осуществлен обычными средствами ПВО.

Эффективность системы ПРО определяется плотностью системы слежения за воздушным пространством, способной фиксировать ракетные пуски, а также количеством и качеством готовых к запуску ракет-перехватчиков.

Наиболее действенный метод повышения эффективности современных систем - эшелонирование, использование перехватчиков с большим радиусом действия, таких как американская система морского базирования "Иджис" /Aegis, дальность действия 190 км/ или наземная мобильная установка "Таад" /THAAD, дальность - до 200 км/. Российские дальние системы – комплекс С-400 /400 км/ и С-500 /до 700 км/.

Следует отметить, что каждый из этих комплексов – это универсальная система ПВО/ПРО, которая включает в себя все элементы – сенсор, вычислительный центр, блок перехватчиков. Естественно, если объединить несколько комплексов для защиты одного участка территории, усилить эту систему дальними системами обнаружения и снабдить их центром принятия решений с мощными вычислительными средствами, то эффективность такой противоракетной системы может вырасти в разы.

Именно в этом и заключается результат первой фазы создания европейской системы ПРО, о котором лидеры стран НАТО объявят сегодня на саммите в Чикаго. НАТО завершает объединение имеющихся систем ПВО и ПРО в Европе, усиленных американскими кораблями "Иджис", в так называемую Промежуточную противоракетную систему, архитектура которой рассчитана на решение задач по перехвату тактических ракет. Возможности этой объединенной системы уже были успешно испытаны в ходе компьютерных учений в апреле на авиабазе Рамштайн в Германии, где размещено командование военно- воздушными силами НАТО.

В основу создаваемой сейчас системы ПРО Североатлантического альянса лег предложенный администрацией Барака Обамы в 2009 году так называемый "поэтапный адаптивный подход" /известный также как "фазовый адаптивный подход" – Phased adaptive approach/. Формальное решение о создании системы ПРО альянс принял на саммите в Лиссабоне в ноябре 2010 года.

Согласно официальной формулировке Белого дома, система будет разворачиваться "для защиты европейских союзников, нашего персонала в Европе и их семей". Этот процесс развертывания системы ПРО США в Европе рассчитан на период с 2011 по 2020 годы. Он направлен на размещение в Европе как стационарных, так и мобильных комплексов ПРО, преимущественно морского базирования, которые могут быть оперативно переброшены в район возникновения ракетной угрозы. Кроме того, мобильные комплексы гораздо менее уязвимы для превентивных ракетных ударов.

Первая, завершившаяся, фаза этого плана предусматривает размещение в Европе противоракетных систем и радаров морского базирования. В рамках этого плана в марте в Средиземном море заступил на боевое дежурство крейсер "Монтеррей" с системой "Иджис". Всего к концу 2011 года американский флот получил 23 корабля "Иджис".

На втором этапе, который должен завершиться в 2015 году, возможности обнаружения системы ПРО должны быть усилены размещением радаров в Турции и Болгарии. Начнутся поставки армии США наземной системы "Таад", которая в перспективе может быть развернута в Европе. К 2015 году в Румынии должна быть развернута наземная система "Иджис", число кораблей с этой системой достигнет 38 – девять крейсеров и 29 эсминцев. Кроме того, радары "Иджиса" должны быть доработаны и модифицированы.

Третий этап завершится в 2018 году. В ходе него в Польше должен быть развернут наземный блок "Иджис", завершена модификация системы в Румынии "для более широкого покрытия территории Европы". Тогда же США намерены развернуть космическую систему точного слежения /Precision Tracking Space System, PTSS/ и воздушную /авиационную/ систему инфракрасного обнаружения /Airborne Infrared, ABIR/, которые, по оценкам Вашингтона, смогут отслеживать до нескольких сотен ракет одновременно. Количество кораблей с системой "Иджис" должно увеличится до 43.

По оценкам экспертов РФ, именно на этой стадии своей эволюции ПРО в Европе начнет приобретать возможности для перехвата российских ракет.

Четвертая фаза, которая завершится к 2020 году, предполагает поставку на вооружение новых блоков ракет- перехватчиков типа "Эс-эм-3 блок-2-би" /SM-3 Block IIB/, которые будут иметь "ограниченные возможности" перехвата стратегических межконтинентальных ракет. Кроме того, планируется усилить группировку космических средств слежения и обнаружения.

Заметим, что это лишь сокращенный перечень мер и шагов, касающихся Европы. Нынешняя американская программа ПРО включает размещение многочисленных средств обнаружения ракетных пусков и наблюдения за воздушно-космическим пространством, а также перехватчиков в других регионах мира. Таким образом, система ПРО НАТО в Европе для Вашингтона - это лишь часть американской глобальной системы ПРО. Ее главная цель - защита территории США от ракетных нападений на дальних подступах, чтобы даже перехват ракет условного противника с ядерным, химическим или бактериологическим оружием происходил не над американской, а над чужой территорией. Например, над Европой.

Тогда возникает вопрос: какая роль в этой системе в действительности отводится НАТО?

Альянс предоставляет территорию и свои штабные структуры для содействия координации с союзниками. Плюс отдельные тактические комплексы ПВО европейских стран НАТО будут подключены к этой системе как вспомогательные элементы.

Иными словами, не НАТО платит за эту систему и не НАТО "заказывает музыку". Весь комплекс остается американским, и складывается впечатление, что Вашингтон даже со своими союзниками по альянсу не столько обсуждает его создание, сколько просто информирует их о своих действиях. Не говоря уже о том, что все военные заказы по этой системе осуществляются военно-промышленным комплексом США.

Тогда каковы возможности для сотрудничества с Россией?

Ответ на этот вопрос переговорщики России, США и НАТО ищут уже больше года, с того момента, как в конце ноября 2010 года на саммите в Лиссабоне альянс пригласил Россию к сотрудничеству по ПРО. Пока безрезультатно.

Уже рассмотрены самые разные форматы сотрудничества, проделана масса технической работы. Эксперты России и стран НАТО подтвердили техническую совместимость существующих систем ПРО РФ и Североатлантического альянса, не говоря уже о средствах обнаружения и слежения. Они также неоднократно доказали, что объединение наших возможностей способно значительно повысить эффективность общей системы. Увы, без взаимопонимания на политическом уровне об архитектуре сотрудничества России и США /НАТО/ по ПРО все эти усилия не имеют смысла.

Позиция Москвы заключается, во-первых, в необходимости подписания юридически обязывающего документа, который бы гарантировал, что система ПРО не направлена против РФ. Во- вторых, в требовании отодвинуть все силы и средства ПРО НАТО на расстояние их радиуса действия от российских границ, чтобы исключить даже теоретическую возможность перехвата чего бы то ни было в российском воздушном пространстве. В-третьих, в отказе от создания потенциала для перехвата современных стратегических межконтинентальных ракет, которых у "непредсказуемых государств" еще нет и в проектах.

Отсутствием реакции НАТО на эти требования стало заявление президента РФ в конце 2011 года о военно- техническом ответе на систему ПРО, если компромисс не будет найден. Этот ответ может заключаться в приближении к границам НАТО российских тактических ракет, чтобы в случае чего сократить их время подлета. Также речь идет о разработке новых средств преодоления ПРО для стратегических ракет /системы постановки помех, ложных целей, маневрирования/. Что, заметим в скобках, сделать гораздо проще и дешевле, чем разработать эффективные средства перехвата этих ракет.

На одной из дискуссий в Брюсселе тогда еще постоянного представителя России при НАТО Дмитрия Рогозина и представителя руководства альянса Джейми Ши /бывшего в годы войны в Косово официальным представителем НАТО/ всплыла возможность следующего сценария. В 2020 году в Балтийском море выстраиваются 43 корабля "Иджис" при поддержке наземных комплексов ПРО. Все они оснащены модифицированными ракетами-перехватчиками и действуют как единая система, а наведение осуществляется при помощи наземных, воздушных и космических средств обнаружения. Смогут они перехватить значительную часть российских ракет или нет?

Внятного ответа на этот вопрос Ши не дал, отговорившись, что НАТО ничего такого не планирует.

Однако соотношение сил и дух этого сценария звучит естественно для второй половины XX века. Ждем ли мы, что в XXI веке все будет также?

Или мы вспомним, что ракеты, на борьбу с которыми тратятся столь крупные средства, это не оружие. Это всего лишь средство доставки оружия. Эта технология была необходима для менталитета XX века, когда границы двух мировых блоков бдительно охранялись и единственная возможность преодолеть их заключалась в том, чтобы сбросить через космос ядерный заряд на голову противника.

Сегодня границы открыты. И если "нестабильное государство" действительно захочет нанести ядерный удар по противнику, ему не нужно создавать межконтинентальные ракеты. Достаточно зафрахтовать судно, загрузить его, например, мешками с бетоном, в толще которого и будет спрятан ядерный боезаряд, который без малейших затруднений приплывет в нужный порт. А самое главное, узнать потом, кто нанес удар, будет заметно сложнее, чем при помощи ракетного пуска...

Трудно представить, что эту простую истину понимает Москва, но не понимает Брюссель или Вашингтон?

Тогда почему создается система ПРО, да еще и в разгар финансового кризиса?

Предложить объяснение нетрудно, если искать его не в военной, а в политической и экономической сферах. После окончания "холодной войны" НАТО так и не нашла своего нового предназначения. Альянс выполняет роль территориальной обороны, но от кого? Военного противника у НАТО нет. А блок есть. Он на протяжении последних 15 лет пытается выполнять роль "гаранта мировой стабильности". Получается не очень. Все военные операции приносят военную победу, но их результат, что в Косово, что в Афганистане, что в Ливии, остается сомнительным. А главное, этот принцип не работает как объединяющая НАТО идеология. Не зря военные бюджеты европейских стран тают на глазах, несмотря на призывы Вашингтона тратить на оборону больше.

В этой ситуации система ПРО выполняет важную идеологическую функцию. Она играет роль нового стержня альянса, его главного военного средства, которое сейчас необходимо создать, а затем использовать для защиты от кого бы то ни было. При отсутствии явного врага создан объединяющий бизнес-проект. Который, кстати, будет очень выгоден для военно-промышленного комплекса США.

Впрочем, если Россия и США не найдут компромисса по ПРО, то и российский ВПК получит изрядную подпитку в рамках обеспечения "военно-технического ответа". Главное, не забыть, что госзаказы в период кризиса дают краткосрочный эффект, а в долгосрочной перспективе гонка вооружений способна пустить по миру самые богатые страны, примеры следует искать в новейшей истории.

Остается надеяться, что стороны принимают этот факт во внимание, оценивая возможности компромисса между Россией и США по ПРО. Его желательно найти до "точки невозврата", которой станет 2018 год, когда завершится третий этап развертывания системы ПРО в Европе.

 

 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама