Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Глобальному финансовому кризису 5 лет: выхода пока не видно

9 августа 2012, 11:23 UTC+3 Виталий Макарчев (ИТАР-ТАСС, Лондон)
Мир ждут непростые времена, полные тревог и поисков новых средств по борьбе с глобальным кризисом
Материал из 1 страницы
Фото EPA/AAP/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/AAP/ИТАР-ТАСС

Ранним утром 9 августа 2007 года незадолго до открытия фондовых бирж Евросоюза крупный французский банк BNP Paribas объявил о приостановке работы трех своих инвестиционных фондов, так как не мог точно установить цену находящихся в их активах ипотечных закладных по контрактам на жилищном рынке США. В тот день деловой мир не придал большого значения данному факту.

Однако произошедшее ровно пять лет назад событие сейчас рассматривается как начало самого тяжелого с момента Великой депрессии всемирного финансового кризиса. "9 августа 2007 года стало днем, когда изменился мир", - заявил глава обанкротившегося во время финансовых потрясений британского банка Northern Rock Адам Апплгарт.

И сегодня, спустя пять лет с начала финансового кризиса, никто из ведущих мировых экономистов не может с полной уверенностью сказать, когда он завершится. Более того, как заметил один из ведущих аналитиков Нуриэль Рубини, глобальный кризис продолжает развиваться, приняв сейчас форму системного долгового кризиса еврозоны, что уже поставило ее на грань распада. Более того, Рубини предсказывает и следующую, третью фазу кризиса, когда произойдет резкое падение темпов роста экономики Китая и крах в нем рынка жилья. По его мнению, это случится в предстоящем 2013 году.

Тем не менее крупнейшие экономисты уже сделали свои принципиальные выводы из нынешнего кризиса и в целом описали ту новую эпоху, в которой придется жить нам всем после того, как он завершится. Так, профессор Гарвардского университета Кеннет Рогофф считает, что мир вступил в длительный период, отличающийся низким экономическим ростом, высокой безработицей, сокращением доходов, затяжным падением уровня жизни населения многочисленных стран, геополитическим напряжением. "Люди еще не полностью ощутили, что мы все живем сейчас в новой реальности", - заметил Рогофф. При этом он дал и название этой эпохе – "новая норма".

В свою очередь легендарный американских финансист Джордж Сорос считает, что нынешний кризис продлится еще десятилетие, а, возможно, и дольше. "Пока не будет создана новая мировая финансовая система, не реформированы основополагающие структуры, включая валютный и облигационный рынок, не изменены принципы работы частных предприятий в сторону более высокой социальной ответственности, нынешний кризис не будет преодолен", - отметил он.

Таким образом, ведущие западные специалисты предвидят окончательный выход из нынешнего многоканального кризиса на горизонте 2020 – 2025 годов. Столь затяжной прогноз вызван особенностями нынешнего кризиса, который, по мнению аналитиков, имеет в том числе и цивилизационный характер.

Финансовый кризис был усилен процессом глобализации мира, когда начался бурный рост стран группы БРИК / Бразилия, Россия, Индия, Китай/. В результате, изнуренные финансовыми трудностями государства Запада начали все больше отставать по темпам роста от группы БРИК, которой, по мнению аналитиков, принадлежит будущее. При этом они вынуждены сдавать часть позиций в мировой экономике, ослаблять статус доллара как главной мировой резервной валюты, а также сокращать степень своего политического присутствия в различных частях мира.

Здесь отмечают, что страны БРИК отличает особая модель, основанная на широком участии государства в рыночной экономике. Именно она оказалась наиболее эффективной в условиях глобального финансового кризиса.

В свою очередь страны Запада столкнулись с серьезными трудностями в поиске путей выхода из нынешних трудностей. С кризисом, который зародился в экономике США, а затем перекинулся в Евросоюз, была поставлена под сомнение либеральная модель капитализма, основанная на теоретическом положении об абсолютной способности рынков, включая финансовый, к саморегулированию.

Теория, сформулированная в банковских кабинетах лондонского Сити и Уолл-Стрит, была опровергнута на практике. В основе разразившегося пять лет назад кризиса лежало расширенное, бесконтрольное кредитование, когда деньги выдавались банками и финансовыми институтами под неликвидные или просто под вымышленные активы. В момент, когда на финансовом рынке возникли сомнения в платежеспособности заемщиков, а это в основном были американские семьи с низкими доходами, произошел мгновенный обвал гигантской кредитной пирамиды.

Прошедшее пятилетие продемонстрировало, что капитализм в своих крайних либеральных формах имеет ряд системных недостатков, ведущих к тяжелым и затяжным кризисам, грозящим крахом экономическим, социальным и политическим структурам современного общества.

На пике начальной фазы кризиса – банкротстве в середине сентября 2008 года американского банка Lehman Brothers, когда создалась непосредственная угроза потери мировым финансовым рынком ликвидности, государства Запада пошли на небывалый для себя шаг, взяв под контроль мировую финансовую систему и предоставив неограниченные государственные средства частным банкам. Фактически произошла национализация экономик США и стран Западной Европы, так как у частного бизнеса не было денег для поддержания собственной жизнеспособности.

Таким образом, в первой фазе нынешнего кризиса выход был найден за счет перевода гигантских долгов частного сектора на государственные счета. Это означало гигантское увеличение госдолга стран Запада.

Не все были согласны с подобным решением. Так, на антикризисном саммите "двадцатки", который состоялся в ноябре 2008 года в Вашингтоне, канцлер Германии Ангела Меркель в частной беседе с президентом США Джорджем Бушем предупредила, что нельзя решать кризис задолженности созданием новых и более крупных долгов. "Если мы пойдем по этому пути, то через пять лет получим новый и более тяжелый кризис", - предупредила она.

Слова Меркель оказались пророческими.

Однако осенью 2008 года перед лидерами стран Запада стояла очень простая дилемма: позволить обанкротиться всем банкам и компаниям, которые оказались без средств к существованию, или поддержать их, спасая тем самым от хаоса промышленно развитые страны мира. Выбор был сделан в пользу второго варианта, несмотря на сомнения Меркель и ее сторонников.

В результате, государства мира взяли в середине 2009 года антикризисные бюджетные обязательства в размере почти 60 трлн долларов. При этом цель многочисленных стабилизационных госпрограмм состояла в том, чтобы избежать в мировой экономике депрессии и вызвать экономический рост и потребительский спрос.

Брошенная на борьбу с кризисом гигантская денежная масса сработала: к середине 2009 года была ослаблена тенденция к спаду, а затем в странах Запада началось оживление.

Однако, когда многим казалось, что худшее уже позади, мир вступил во вторую фазу кризиса: в октябре 2009 года обострилась ситуация с задолженностью Греции, который к сегодняшнему дню превратился в системный финансовый кризис еврозоны. При этом замедлился рост экономики США, а ЕС повторно вошел в фазу спада.

Одновременно, как признают ведущие специалисты, мировая экономика оказалась сейчас в совершенно новой для себя ситуации, когда больше не работают традиционные рычаги ее управления, в первую очередь банковская учетная ставка. Последняя в течение почти пяти лет находится в развитых странах Запада на приближающемся к нулю уровню. Подобного положения не было последние 500 лет.

В результате, как отмечает лондонская газета "Файнэншл таймс", управление мировой экономикой осуществляется в ручном режиме, когда власти многочисленных стран реагируют на неожиданно возникающие в ней повороты. Все это увеличивает в экономике риски, которые приобретают системный характер. По общему мнению, весь мир ждут очередные непростые пять лет, полные тревог и поисков новых средств по борьбе с глобальным кризисом, в первую очередь через создание новой архитектуры мировой экономики.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама