Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

При благоприятном раскладе торговый оборот России и Китая составит около 90 млрд долларов

4 декабря 2012, 11:04 UTC+3 Андрей Кириллов, Алексей Селищев (ИТАР-ТАСС, Пекин)
Нестабильность мировой экономики может привести к незначительному уменьшению этого показателя
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Российско-китайский товарооборот в 2012 году составит около 90 млрд долларов. Об этом заявил сегодня торговый представитель РФ в КНР Сергей Цыплаков в эксклюзивном интервью корр. ИТАР-ТАСС.

"Если говорить по 2012 году, то сейчас еще рано подводить итоги. Но основная динамика уже ясна. Нужно отметить, что в области двусторонних торгово-экономических отношений России и Китая год был достаточно сложным. Торгово-экономическое сотрудничество между Россией и Китаем развивалось на очень сложном внешнем фоне.

Во-первых, мы продолжаем наблюдать значительное замедление темпов роста мировой экономики, серьезные долговые проблемы стран ЕС. Во-вторых, мы наблюдаем замедление темпов роста китайской экономики. По уровню потребления многих товаров, прежде всего в группе промышленного металла, КНР является крупнейшим потребителем данной продукции. Нынешняя динамика замедления китайской экономики оказывает влияние на положение дел во внешней торговле.

В начале 2012 года соответствующие ведомства Китая поставили задачу по увеличению внешнего товарооборота на 10 проц. В начале года эта цифра казалась нам заниженной. Ведь тогда внешняя торговля росла темпами свыше 10 проц. Статистика за ноябрь пока еще не опубликована. Но мы видим, что достижение указанного показателя в 10 проц оказалась трудно выполнимым.

С учетом упомянутых факторов российско-китайская торговля растет сравнительно высокими темпами. В первом полугодии Россия занимала одно из первых мест по темпам роста товарооборота среди ведущих торговых партнеров Китая. Другие крупные торговые партнеры сильно отстают от РФ по этому показателю. За 9 месяцев 2012 года экспорт Китая в страны ЕС сократился на 5,6 проц по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Экспорт китайских товаров в Индию снизился на 4,5 проц.

Тоже самое относится и к импорту. Импорт японских товаров в КНР упал на 6,5 проц, а из Индии - на 11,2 проц по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это серьезные показатели.

Согласно данным китайской статистики, в период с января по октябрь 2012 года объем российско-китайского торгового оборота увеличился на 13,4 проц. Этот показатель существенно превышает темпы роста китайской внешней торговли. Наибольший рост показателя отмечен в первом и втором квартале этого года. К сожалению, в третьем квартале происходит замедление динамики.

По китайским данным, в октябре увеличение показателя товарооборота составило лишь 6,3 проц. Это связано с замедлением китайской экономики и резкими колебаниями уровня цен на мировых рынках. Российская статистика подтверждает эту тенденцию.

Как отмечают китайские чиновники, за 10 месяцев 2012 года объем российско-китайской торговли составил 73,6 млрд долларов. На протяжении указанного периода происходит замедление темпов роста показателя. В октябре значение товарооборот вырос только на 6,3 проц. При этом российский экспорт увеличился на 1,9 проц, а импорт на 10 проц. Налицо снижение динамики. Тем не менее, наша торговля, в общем-то, показала себя неплохо. Нам удалось избежать сокращения товарооборота, как это произошло с рядом китайских торговых партнеров.

В структуре товарооборота России и Китая по-прежнему доминируют энергоносители — это нефть, уголь, электроэнергия и нефтепродукты. На их долю приходится две трети, или 66,4 проц экспорта. Сейчас на РФ приходится 9,1 проц поставок нефти в Китай. Эта цифра включает в себя экспорт по нефтепроводу и морским транспортом.

Согласно данным китайской статистики за 10 месяцев 2012 года общие поставки нефти составили 20,5 млн тонн. Это почти 30 проц от роста месячных объемов. Цены на нефть в течение года были подвержены значительным колебаниям. Большой удельный вес экспорта нефти был обеспечен за счет роста объемов экспорта. Одной из причин роста стало сокращение закупок Китаем нефти у Ирана. Сейчас Россия является третьим по величине поставщиком "черного золота" в КНР и уступает только Саудовский Аравии и Анголе.

Существенно увеличились поставки электроэнергии. Они возросли почти на 90 проц. По итогам года мы можем выйти на 2 млрд кВт часов. За прошедшие месяцы 2012 года уже поставлено в Китай более 1,9 млрд кВт часов. Для масштабов КНР это не много, но динамика очень неплохая.

Все остальное осталось без особых изменений. В сегменте древесины сохраняется тенденция к сокращению поставок необработанного круглого леса в Китай. Уменьшение составило около 20 проц. На данный вид приходится 34 проц всего российского объема поставок древесины в КНР. Одновременно с этим вырос российский экспорт "первично обработанной" древесины /распиленной продольно/. По объемам он стал сопоставим с поставками круглого леса. На мой взгляд, это неплохая динамика.

По черным и цветным металлам, рудам мы наблюдаем либо отрицательную динамику показателей, либо физическое увеличение объемов с целью поддержания стоимостных показателей. Уровень цен в целом был неблагоприятным.

В секторе машиностроения отмечено небольшое увеличение, но его доля в общем объеме российского экспорта невелика. Согласно китайской статистике, он составил только 0,7 проц при приросте в 13 проц.

В целом структура российско-китайской торговли пока не претерпела существенных изменений. В Россию активно поставляются машинное оборудование, бытовая электротехника, тракторы, грузовики, автомобили, погрузчики. Их совокупная доля составляет 43 проц китайского экспорта.

Товары общего потребления составляют примерно такой же объем. .Однако их доля постепенно сокращается за счет наращивания поставок более сложной продукции.

В области инвестиционного сотрудничества наметился некий застой. Есть положительные моменты — создание российско-китайского инвестиционного фонда объемом в 2 млрд долларов с участием Российского фонда прямых инвестиций /РФПИ/ и Китайской инвестиционной корпорацией /CIC/. Часть средств фонда уже вложена в один из проектов по переработке древесины на Дальнем Востоке.

Но в целом ощущается дефицит крупных проектов в области инвестиций. У меня складывается ощущение, что российские компании больше тяготеют не к инвестициям, а к получению китайских кредитов. Однако это выходит дороже, чем привлечение денег на Западе - ведь ставка в КНР выше.

С другой стороны, в китайских компаниях продолжают сохраняться определенные опасения относительно инвестиционного климата России. Две недели назад я принимал участие в дискуссии, посвященной аспектам китайских известий на Дальнем Востоке, Сибири и России в целом. Ряд представителей крупного китайского бизнеса высказались осторожно по этому вопросу. Они говорили, что в России "пока нет устоявшихся правил игры". В США, Канаде - ключевых правлениях инвестиций Китая за рубежом, существует жесткие, но постоянные нормы и правила для иностранных инвесторов. В России этого постоянства пока нет, что осложняет наше положение, заявили китайские бизнесмены.

Сейчас Китай осуществляет массированное инвестирование в зарубежные активы. При этом китайские компании сталкиваются с инвестиционным протекционизмом. За китайскими инвестициями, как правило, стоит китайское государство. Комитет Госсовета по контролю и управлению государственным имуществом /КГКУГИ/ пытается стимулировать увеличение частных китайских инвестиций за рубеж, но это непростая задача.

У китайских компаний есть желание приобрести активы, но они не могут ими распорядиться. Аппетит к инвестициям есть, но научится "переварить" приобретенные активы в США, ЕС и России пока нет возможности.

Китайские компании стремятся на развитые рынки, но они не могут работать в новой для них среде. Это относится и к России – компании КНР не очень хорошо понимают российский рынок. Это является объективным фактором сдерживания роста объема инвестиций в нашу страну.

Стоит отметить положительную тенденцию сотрудничества в сфере высоких технологий. В прошлом году был подписан межправительственный меморандум о сотрудничестве в области модернизации экономики. На предстоящей встречи премьеров, скорее всего, будет подписан протокол о механизме выполнения данного меморандума. Он предусматривает создание перечня проектов модернизационной направленности.

Некоторые мероприятия уже стали проводиться до подписания протокола - в области энергоэффективности и энергосбережения. . Соглашение между инновационным фондом "Сколково" и китайским технопарком "Чжунгуаньцунь" - определенный итог.

Здесь, на мой взгляд, будет ряд сложностей. Необходимо найти новую форму сотрудничества с Китаем. В России есть определенные наработки, но они зачастую связаны с обороной нашей страны. Нужно к этому вопросу взаимодействия подходить осторожно.

Направление сотрудничества в торговле зерном также имеет большое значение. Китай сейчас меняет свою политику в отношение данного сегмента экономики, наращивая импорт. Это будет долгосрочной тенденцией. Перед встречей премьеров, скорее всего, не удастся подготовить к подписанию меморандум о предоставлении гарантий взаимных поставок зерна. Однако российская и китайская подкомиссии заинтересованы в наращивании торговли зерном. Раньше китайская сторона отказывалась от такой идеи.

Это процесс небыстрый, он требует определенного времени. Но этот шанс, на мой взгляд, нельзя упустить. У нас серьезные конкуренты. Это не только традиционные конкуренты в лице Канады, Австралии, США или ЕС, но также Украина и Казахстан. Особенно Украина.

Вот, в целом, и итоги года. Есть также перспективы сотрудничества в создании широкофюзеляжного самолета и тяжелого вертолета. Но они находятся пока в предпроектной стадии развития. Эти проекты многообещающие, но их реализация произойдет нескоро.

Отмечено увеличение активности среди финансовых институтов. Кроме упомянутого российско-китайского инвестиционного фонда неплохо зарекомендовало себя Российское агентство по страхованию экспортных кредитов и инвестиций /ЭКСАР/, которое подписало соглашение с Китайской корпорацией по страхованию экспортных кредитов /SINOSURE/.

Сейчас ожидается подписание соглашений о финансовом сотрудничестве Сбербанка с Государственным банком развития Китая /ГБРК/ и Аграрным банком Китая. Постепенно увеличиваются объемы торгов рубль-юань, активизируется биржевая торговля. На 18-м съезде КПК вопрос о полной конвертируемости юаня стоял на повестке дня.

Это будет нескоро, но надо готовиться к грядущим изменениям. Это создаст для наших компаний новые возможности работы на фондовом рынке Китая, который пока практически закрыт. Среди зарубежных институциональных инвесторов /QFII/ пока нет российских участников. Запущенный в 2002 году механизм квалифицированного зарубежного институционального инвестора /QFII/ является одним из способов приобретения китайских акций категории "А" иностранными инвесторами.

При благоприятном раскладе торговый оборот России и Китая составит около 90 млрд долларов. Нестабильность мировой экономики может привести к незначительному уменьшению этого показателя.

Я думаю, это неплохой показатель. К 2015 году увеличение оборота двух государств до 100 млрд долларов и до 200 млрд к 2020 году — это не самоцель, а ориентир.

На мой взгляд, есть проблемы сотрудничества в транспортной сфере. Отсутствие прогресса в строительстве новых мостовых переходов не только сдерживает развитие торговли, но и негативно сказывается на инвестиционном сотрудничестве.

В этом году во время визита вице-премьера Госсовета КНР Ли Кэцяна в Россию было подписано дополнительное соглашение по мосту Нижнеленинское – Тунцзян. Но пока не определен точный финансовый механизм и схема управление этим мостом. Информации о начале строительства тоже пока нет.

Соглашение о строительстве мостов между российским город Благовещенск и китайским Хэйхэ было подписано в 1994 году и пока находится на стадии изучения. Наши партнеры этим недовольны.

Неплохо развиваются связи Китая с ЕврАзЭС. Соглашения в этой сфере не будут подписываться в рамках регулярной встречи, так как их должны утвердить также Белоруссия и Казахстан. Тем не менее, уже подписаны два важных документа — о сотрудничестве в области защитных мер /Меморандум о сотрудничестве в области применения антидемпинговых, компенсационных и специальных защитных мер между Евразийской экономической комиссией и Министерством коммерции КНР/. Оно очень важное. Сейчас вводятся защитные меры на территории таможенного союза. И второе — соглашение о сотрудничестве в области торговли. Начало скромное, но это начало движения в направлении, совпадающем с интересами как России, так и Китая.

Я в целом считаю, что прогресс есть. Сотрудничество развивается в непростых условиях. Опыт 2009 года показал, что наши торговые экономические связи восприимчивы к изменениям внешних условий.

В области инвестиций можно сделать больше. Внесение изменений в программу развития сопряжения Дальнего Востока и северо-восточных провинций КНР требует пересмотра, добавления ряда проектов. Одновременно ряд проектов нужно снять. Есть большой план по активизации сотрудничества в алюминиевой промышленности и крупных проектов "Мечела". Подряд на модернизацию челябинского металлургического комбината. Цель — производство длинномерных рельс для скоростных железных дорог. Мы надеемся, что в следующем году этот объект будет сдан в эксплуатацию. Проекты есть, но их могло бы быть больше.

Сейчас в Китае становится работать сложнее. С 2007 года Китай начал менять правовые основы политики в отношении иностранных инвестиций. В 80-е и 90-е годы прошлого века страна предоставила набор льгот для иностранного бизнеса в области таможенного налогообложения, распределения земельных участков, предоставления ресурсов и снабжения водой.

Китай практически осуществил переход на национальный режим. Это частично открывает новые сферы для применения иностранного капитала. Но, с другой стороны, отменяет упомянутые таможенные и налоговые льготы. Китайское руководство учитывает настроения национального бизнеса, требующего равных условий с иностранцами.

По этой причине ряд иностранных компаний испытывают дискомфорт на китайском рынке. Если посмотреть динамику иностранных инвестиций, то мы видим падение темпов притока. Китай выйдет на показатель в 100 млрд долларов, но это будет хуже темпов прошлого года.

Этому есть ряд причин. Во-первых, происходит медленное изменение структуры иностранных инвестиций в Китай. Растет стоимость факторов производства — рабочей силы, земли, природных ресурсов. Они дорожают. По стоимости рабочей силы Китай обогнал Вьетнам, Бангладеш, Таиланд, Индию. Мы также наблюдаем перенос трудоемких производств в западные районы страны и за рубеж.

Сейчас китайские чиновники все чаще говорят о качестве иностранных инвестиций. При Дэн Сяопине, в период начала экономических реформ, говорилось о важности привлечения иностранных инвестиций любой ценой в любые отрасли экономики. Сейчас этот подход не действует. Китаю не нужен "навал" инвестиций, а нужен приток в высокотехнологические отрасли.

Грязные производства в основном больше не нужны. Это тоже осложнило условия деятельности иностранных предприятий. Отмена преференций ударила по небольшим компаниям и представительствам. Усложнили положение и ограничения в отношении иностранных менеджеров среднего звена, ввод социальных выплат для иностранцев.

Не все еще осознали смену условий. Это внутренняя политика КНР, она не является дискриминационной для России. И мы не в силах помочь российским компаниям в новой ситуации. Есть претензии в области защиты прав интеллектуальной собственности, а также в условиях допуска иностранных компаний в сектор китайских госзакупок. По-прежнему остаются закрытыми для иностранного бизнеса ряд секторов китайской экономики. Совокупная доля иностранных банков в Китае составляет менее 2 проц. На фондовом рынке этот показатель иностранного присутствия составляет чуть более 1 проц. На финансовом рынке то же самое". 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама