Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Преобразование образования: дополнить творцов инженерами

25 января 2013, 17:18 UTC+3 Александр Цыганов (ИТАР-ТАСС, Москва)
Высшее образование поистине стало всеобщим, но и качество его стало соответствующим. На троечку
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Татьянин день – повод не только отметить праздник российского студенчества и очередную дату со дня основания Московского университета. Предания о том, что в старину в этот день студиозусы писали на спинах свои адреса, дабы до невероятия предупредительные полицейские знали, куда доставить бесчувственное тело, - всё же не более чем заметки на манжетах истории.

Татьянин день – повод всмотреться в положение отечественного образования, абстрагировавшись от весёлых или не очень пометок на полях, но сосредоточившись на сути.

И тут обнаруживается первая беда: до этой сути необычайно трудно добраться. В самом обществе до сих пор так и не созрело понимание, что происходит с образованием и ради каких целей оно существует. Слова прежнего министра образования и науки Андрея Фурсенко о том, что нужны не столько творцы, сколько грамотные потребители, хоть и были сначала искажены до злого анекдота, а затем яростно атакованы, на деле отражают не конфликт внутри сферы образования. Они отражают конфликт внутри самого общества – которое и само не определилось с вопросом, чего ожидает от времени и от себя.

А определяться надо срочно. Ибо в другой своей мысли Фурсенко был совершенно прав: мы "неожиданно для себя и для всего мира вступили на арену жёсткого геополитического соревнования". Причём после того, как Россию уже все похоронили. И потому у нас "нет десяти-пятнадцати лет на то, чтобы изменить систему высшего образования плавно, эволюционным путем".

И хотя министр ныне другой, но вызов остаётся тем же: национальная система образования должна быть в состоянии не только успевать адаптировать людей к ускоряющимся метаниям технического прогресса, но и работать на опережение. Иначе стопчут.

Как этого добиться? И здесь Дмитрий Ливанов вполне логичен: по его словам, первоочередной проблемой системы образования является большое количество абитуриентов с невысокими баллами, поступающих в негуманитарные вузы. Иначе говоря, если позволить себе менее обтекаемую формулировку, в стране излишнее количество вузов, которые просто ради заработка готовы принимать любого троечника. В институты и университеты поступает ныне едва ли не больше, нежели оканчивают школу. Высшее образование поистине стало всеобщим, но и качество его стало соответствующим. На троечку.

А троечника, по замечанию министра, "если куда-то и возьмут, то он будет плохим инженером".

Между тем, как показывает наша же собственная история, из беды страну выручают именно инженеры. На "офисный планктон", к тому же и в вузы подавшийся, чтобы избежать солдатского хлеба, надежды никакой.

А что такое инженер? А не тот ли он самый грамотный потребитель, о котором на самом деле говорил Фурсенко, – "потребитель, который сможет правильно использовать достижения и технологии, разработанные другими"? Ведь это основная и давно осознаваемая руководством страны проблема: умеем открыть, умеем придумать – но не умеем воплотить придуманное в технологии, которые приносили бы большие доходы.

Наша большая наука по-прежнему богата на творцов. И то, что именно наши учёные "заглянули" по ту сторону "чёрной дыры", создав и оседлав собственную математическую модель, одним этим примером подтверждает, что нынешние исследователи достойны славы своих советских отцов. Но столь же показателен и другой пример - когда новый элемент таблицы Менделеева наши физики открывают блистательно. Вот только… с помощью американской техники. А разработки стратегически важной для следующего поколения компьютеров нанооптоэлектроники Институт физики микрострукур РАН может вести только на иностранном оборудовании и благодарит соответствующие структуры академии за то, что не пожалели денег на его приобретение. При том, что в силу запрета на экспорт передовых технологий Запад продаёт нам вчерашний, а то и позавчерашний день.

Геополитического соревнования на нём не выдержать.

Образование должно стать мощным инструментом развития экономики и промышленности. Но для этого оно должно преодолеть период определённой ломки. Не потому, что кому- то так хочется хрястнуть прежнюю систему о колено. А потому лишь, что оно должно быть конкурентным, отвечать на вызовы времени.

И вот здесь вернемся к началу разговора. Списки "перспективных" и "неперспективных" вузов, единый государственный экзамен, планы сокращения часов на некоторые предметы в школе не хороши и не плохи сами по себе. Важно то, насколько приближают они образованность школьников и студентов к тем запросам, которые предъявляет современное производство.

"Неистовый" Виссарион Белинский как идол советской школьной литературы за свои заслуги по критике царизма действительно в его рамки не вписывается. А многие гуманитарии забыли не то что бином Ньютона, но и синус- косинус. Не потому, что глупые – а просто не оказалось нужным.

Так что кучу того, чему учили раньше, действительно можно перевести на факультатив. Общий культурный уровень общества от этого не пострадает, ибо для одного факультатив – Белинский, а для другого – тот самый пресловутый бином Ньютона. И носители этих знаний друг друга дополнят, если что.

А вот умение конвертировать результат творчества в потребительскую стоимость дополнить нечем.

Об этом-то и предстоит позаботиться преобразователям образования.

 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама