Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

"Европа Кэмерона": более прагматичный сосед для России?

28 января 2013, 14:35 UTC+3 Алан Бадов (ИТАР-ТАСС, Лондон)

"Имидж" Евросоюза в глазах британцев испортил кризис зоны евро

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Речь британского премьер-министра Дэвида Кэмерона, в которой он пообещал в случае победы на выборах 2015 года провести референдум о пребывании страны в ЕС, подвела черту под "романтическим" этапом политической евроинтеграции, начало которому положили Маастрихтские соглашения. Они были подписаны в 1992 году, на волне эйфории после падения берлинской стены. Однако их будущее оказалось не столь блестящим, о чем Кэмерон, собственно, и сигнализировал.

Он прямо заявил, что Великобритания не намерена оставаться в ЕС, если он превратится в централизованный политический союз. Для Лондона главное и достаточное – доступ к общему рынку, а потому национальным правительствам надо возвратить политические полномочия, которые они уступили на прежних этапах интеграции. И хотя сейчас вероятность выхода Великобритании из Евросоюза представляется весьма малой, уже ясно, что сообществу в обозримом будущем не стать "Соединенными Штатами Европы".

Данные социологов показывают, что если бы референдум был проведен сейчас, большинство британцев проголосовало бы за выход из Евросоюза в соотношении 53:47.

Кэмерон рассчитывает, что идея референдума поможет ему выиграть следующие выборы. Популярность консерваторов пошла вверх и разрыв от лидирующей в рейтингах лейбористской оппозиции сократился. Сами лейбористы, хотя и критикуют идею референдума за то, что она, по их мнению, повредит деловому климату в стране, полностью не исключают его проведения.

Нынешние настроения британского электората контрастируют с ситуацией 1975 года, когда по инициативе лейбористского премьера Гарольда Вильсона в стране был проведен референдум по вопросу о пребывании в Европейском экономическом сообществе. Тогда 67 проц высказались "за".

"Имидж" Евросоюза в глазах британцев испортил кризис зоны евро. Великобритания не входит в нее и не должна платить в фонд спасения Греции и других проблемных стран, однако не может остаться в стороне от происходящих в сообществе процессов. Особое беспокойство в Британии вызывают планы создания в Европе бюджетно-финансового союза и ужесточения регулирования финансово-банковской деятельности. Они создают угрозу позициям лондонского Сити как мирового центра капитала. Британские и международные банки, базирующиеся в Сити, угрожают, в случае ущемления их прав, перенести свои штаб-квартиры за границу, например, в Гонконг или Сингапур. А ведь в Великобритании финансовый сектор дает 10 проц ВВП и около 25 проц бюджетных поступлений.

Кэмерон заговорил о "Европе двух скоростей", где будут сосуществовать "твердое ядро" с более тесной интеграцией /Франция, Германия/, и страны, сохраняющие большую долю суверенитета, такие как Великобритания.

А ведь двадцать лет назад в Маастрихте казалось, что мечта о единой Европе близка к воплощению. Считалось, что Евросоюз, который примет в свои ряды страны бывшего соцлагеря, бывшие республики СССР /исключая Россию/, а также Турцию, превратится в процветающего и мощного мирового игрока наряду с США и Китаем.

Действительно, группа стран Восточной Европы в качестве "награды" за вступление в НАТО получила членство в ЕС, миллиардные субсидии из евробюджета и возможность легально "экспортировать" рабочие руки на запад, избавляя себя от бремени пособий по безработице.

Но вот для бывших стран СНГ членство в ЕС и будущее процветание в рамках европейского выбора остаются пока лишь призрачной приманкой. Им предпочитают не напоминать, что Турция, например, подписала заговор об ассоциации с Европейским сообществом еще в 1963 году, но до сих пор не стала его членом. А также о том, что у стран ЕС просто нет денег на субсидии странам бывшего СССР в награду за антироссийское прилежание.

К тому же сами граждане стран ЕС, правительства которых проводят жесткие меры бюджетной экономии, выделяют сотни миллиардов на спасение от дефолта Греции, Ирландии, Португалии, вряд ли будут в восторге, что им придется затянуть пояса еще туже, чтобы обеспечить "европейское качество жизни" новым собратьям в случае гипотетического вступления бывших советских республик.

В отношениях с Россией для Евросоюза во главе угла традиционно стоит вопрос энергетической дипломатии. Россия является крупнейшим поставщиком нефти и газа в Европу, и ее роль в обеспечении континента этими ресурсами будет возрастать. Но Брюссель в этом усматривает угрозу собственной энергетической безопасности.

Целью ЕС является диверсификация источников поставок нефти и газа, поощрение конкуренции между странами- экспортерами, которая, как известно, ведет к снижению цен, что выгодно покупателю и невыгодно продавцу. В 1990-е годы основой политики Евросоюза в данной сфере была Энергетическая хартия. Она обязывала Россию предоставлять свои трубопроводы для экспорта в Европу среднеазиатского газа, что вело бы к снижению доходов от экспорта газа российского. Хартия так и осталась на бумаге - Россия ее не ратифицировала. Доктринерство и отсутствие прагматизма, проявленные ЕС, завели в тупик.

Более эффективно Россия развивала связи с Европой через двусторонние отношения с отдельными странами, минуя чрезмерно бюрократизированные центральные структуры ЕС. Лидеры Германии, Франции, Великобритании, обеспокоенные, прежде всего, интересами своих стран, в большей степени склонны к поиску компромисса. Им легче находить общий язык с Москвой, прагматически достигая не глобальных, а вполне конкретных целей, будь то снижение цен на газ или предоставление доступа национальным компаниям к разработке российских месторождений.

В мировых столицах анализируют речь Дэвида Кэмерона, пытаясь угадать, какой будет Европа будущего. В США выступление вызвало беспокойство, администрация Обамы выразила надежду, что Лондон останется в составе ЕС: Великобритания является самым проамерикански настроенным государством  из стран "старой Европы", и ее обособление будет означать для Вашингтона сокращение его влияния в Старом свете.

Россия не ищет выгоды в экономических проблемах Евросоюза. Однако наметившаяся переориентация ЕС с построения федеративного государства к свободной конфедерации, где главную роль будут играть национальные правительства, как это предлагает Кэмерон, может сделать внешнюю политику Евросоюза более прагматичной, менее идеологизированной.

А без идеологического забора общий язык с соседями искать легче.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама