Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Разворот от Атлантики: возможности офшора на Дальнем Востоке

23 марта 2013, 11:45 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
Россия в последнее время активно пытается почаще "демонстрировать флаг" на Тихом океане
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Первый зарубежный визит нового председателя КНР Си Цзиньпина и его встреча с президентом Путиным не случайно совпали по времени с предложением премьер-министра Дмитрия Медведева о создании офшора на Дальнем Востоке. В Москве явно увидели новые возможности, связанные с быстрым развитием азиатско-тихоокеанского региона. Правда, стать полноправным участником и даже бенефициаром бурного роста, происходящего в этой части планеты, России будет непросто.

Сложности становятся очевидны, если просто посмотреть на ночную космическую съемку российской территории: максимум света в центре, вокруг Москвы и Петербурга, на юге европейской части и на Урале, а дальше на восток – только тоненькая, почти исчезающая цепочка огоньков Транссиба.

Российский Дальний Восток – в значительной степени до сих пор неосвоенная terra incognita. Даже люди на востоке и на западе страны мало что знают друг о друге – даже несмотря на весь новейший прогресс информационных технологий. В представлениях о Дальнем Востоке реальность – например, цена на билеты, - сплетается с мифами – например, о сплошной китайской колонизации.

Между тем, именно тихоокеанский регион демонстрирует в последнее время настолько устойчивые признаки роста, что эксперты уже заговорили о смещении центра мировой политической и экономической активности из Северной Атлантики в Тихий океан. Для того, чтобы понять, какой потенциал развития существует на Дальнем Востоке, достаточно просто вспомнить, как выглядели китайские приморские города всего 25 – 30 лет назад.

Очевидно, что у китайского роста, который в России иногда воспринимают как пример возможностей, упущенных нашей страной, есть и издержки, и даже опасности. Но даже инерционная энергия уже происшедших в регионе изменений способна сильно изменить и его собственный облик, и ландшафт по соседству. Города российского Дальнего Востока могут получить реальный шанс повторить историю успеха Шанхая или Гонконга – вместо того, чтобы окончательно превратиться в переполненные мигрантами трущобы.

Понимая открывающиеся возможности, Россия в последнее время активно пытается почаще "демонстрировать флаг" на Тихом океане. Именно в этом состоял главный внешнеполитический смысл прошлогоднего саммита АТЭС на острове Русский. Правда, скандальное послесловие с уголовными делами по фактам баснословных хищений при подготовке саммита воочию показало, с какими еще проблемами, кроме чисто инфраструктурных, страна столкнется при попытке наконец всерьез освоить восточную окраину.

После президентских выборов в правительстве сформировали отдельную структуру по развитию Сибири и Дальнего Востока. На развитие этих территорий Россия готова выделить до 10 трлн рублей – правда, пока непонятно, откуда в бюджете возьмется такая сумма. А буквально накануне визита китайского председателя, видимо, под впечатлением от финансовой катастрофы Кипра, российский премьер предложил создать на Дальнем Востоке офшор. Предложение уже вызвало оживленную экспертную реакцию: по крайней мере, технологически оно пока выглядит реалистичней, чем ассигнования в объеме 10 трлн.

Опыт частичных внутренних офшоров у России есть – например, зона экономического благоприятствования в Ингушетии, которая существовала с 1994 по 1997 год. Проект закрыли в том числе и потому, что там обнаружились злоупотребления, связанные с регистрацией в зоне предприятий, реально работавших совсем в других местах. Но, во-первых, в какой-то степени в этом и состоит смысл внутреннего офшора, который должен способствовать росту не только «по месту прописки», но во всей остальной стране. А во-вторых, Ингушетия с 1994 по 1998 год совершила действительно колоссальный скачок. Перед введением режима зоны благоприятствования это была заброшенная и запущенная окраина развалившегося советского региона /Чечено- Ингушетии/, к тому же вплотную затронутая кровопролитным этническим конфликтом в Пригородном районе /1992/. К 1998 году это был регион, в котором была создана значительная часть базовой инфраструктуры: аэропорт, вокзал, школы, дороги, даже новый столичный город.

Проблемы, естественно, были. Но если бы ингушский проект удалось более тонко настроить и отрегулировать, не исключено, что сейчас центру не пришлось бы тратить деньги на целевую поддержку испытывающей перманентные трудности ингушской экономики. Если дальневосточный офшор удастся точно отрегулировать с самого начала, он вполне сможет стать двигателем развития российских восточных окраин.

И однажды переехать из Москвы во Владивосток и обратно можно будет также просто, как из Нью-Йорка в Сан-Франциско. В конечном итоге, современный мир глобален, и на Тихом океане Россия, кроме соседей -- Китая, Японии и "азиатских тигров" - встретит примерно тех же партнеров и соперников, с которыми привыкла иметь дело. До тех же Штатов с Дальнего Востока гораздо ближе, чем из Москвы. И это можно рассматривать как ограничение, а можно – как новые уникальные возможности.

Главное, чтобы российский проект развития Дальнего Востока не оказался просто еще одной большой историей стройки на острове Русский.

 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама