Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

БРИКС: в ЮАР Путин продвигает новую внешнюю политику

27 марта 2013, 11:20 UTC+3 Иван Сухов, ИТАР-ТАСС,
Россия рассматривает БРИКС как один из приоритетов внешней политики
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Владимир Путин прибыл на саммит глав государств БРИКС в Южной Африке. Эта поездка последовала сразу же за его свиданием в Москве с председателем КНР Си Цзиньпином. Глава российского государства явно обозначает тот вектор внешней политики, который все больше интересует Москву.

После встречи глав финансовых ведомств России и Кипра в Москве на прошлой неделе стало очевидно, что у нашей страны нет возможности напрямую влиять на развитие банковского кризиса на средиземноморском острове. Дискуссия о том, насколько велик может быть ущерб, причиненный России коллапсом Кипра, определенно будет еще продолжаться. Эксперты оценивают объем российских депозитов на острове в 15–20 млрд долларов, и если для национальной экономики это заметная, но далеко не критичная сумма, то для отдельных компаний, которые и являются клиентами кипрских банков, потери могут быть достаточно болезненными: вернуть крупные депозиты полностью уже не удастся.

Кипрская история помимо очевидных минусов принесла России и некоторые плюсы. Например, возможность начать разговор о создании собственного офшора на Дальнем Востоке, а также рост интереса со стороны инвесторов, которые в быстро меняющемся мире ищут экономические гавани, где существуют хотя бы краткосрочные гарантии относительной стабильности. Но в целом кипрский кризис стал еще одним сигналом: западная экономика, какой мы знали ее в последние два десятилетия, вошла в зону турбулентности. Фундаментальные западные институты и огромные экономические ресурсы Запада с большой вероятностью позволят найти способ преодоления этого затяжного системного кризиса, но уровень возможных издержек пока трудно оценить даже приблизительно.

Россия оказывается в ситуации, которая для нее, по большому счету, беспрецедентна. Российская внешняя политика и российская экономическая система традиционно, в течение по крайней мере нескольких последних столетий, были ориентированы на Запад. Запад мог играть роль союзника, смертельного противника, партнера, но он все это время на самом деле оставался единственным ориентиром, с которым Россия сверяла свои внутренние часы.

Сейчас Россия привязана к европейской и евроатлантической экономике, возможно, даже сильнее, чем когда-либо, причем эта зависимость взаимна. Но признаки серьезных сбоев на Западе постепенно переходят из разряда алармистских предупреждений в область ежедневной практики. И это не может не заставлять Россию активнее искать альтернативные направления – или, лучше сказать, диверсифицировать свою внешнеполитическую и внешнеэкономическую ориентацию. Совершенно очевидно, что БРИКС – группа стран, которая включает в себя, кроме России, Китай, Индию, Бразилию и ЮАР, – выглядит подходящим для этой цели форматом, а по сути – частью фундамента нового глобального мира, контуры которого только еще угадываются.

Эксперты, в том числе и представители самих стран БРИКС, предупреждают от чрезмерного оптимизма в отношении этой "фантастической четверки". Китайской экономике грозит перегрев, возможности роста в Индии могут оказаться переоцененными и столкнуться с серьезными институциональными препятствиями, Южная Африка играет серьезную роль на Черном континенте, но пока только ищет свое место в глобальном разделении труда. А Бразилия находится в географической зоне традиционной гегемонии Соединенных Штатов, которые и в глобальном масштабе склонны стратегически сдерживать рост реальных и потенциальных конкурентов.

Недооценивать эти факторы и другие угрозы, бесспорно, существующие и в отношении "пятерки" в целом, и в отношении каждой из стран, было бы, по меньшей мере, недальновидно. Но есть обстоятельства, которые делают именно формат БРИКС неизбежно привлекательным для России. Во-первых, при всех прочих условиях, "пятерка" продолжает демонстрировать рост: по данным, которые российский президент привел в эксклюзивном интервью ИТАР-ТАСС накануне встречи с китайским коллегой и поездки на саммит БРИКС в ЮАР, в 2012 году средний экономический рост внутри группы составил 4 процента - это примерно вшестеро больше, чем в "старых" экономиках группы семи экономически развитых стран. Имея долю в 27 процентов мирового производства, "пятерка" демонстрирует лидерские амбиции глобального порядка.

Во-вторых, формат БРИКС дает России возможность участвовать в глобальной политике на том уровне, который более соответствует ее внешнеполитическим амбициям, чем статус главной региональной державы на постсоветском пространстве. Группа БРИКС – пусть пока еще не структура, но проект глобального масштаба, где к тому же есть сильные противовесы Китаю.

Последнее важно, несмотря на подчеркнуто позитивный характер московской встречи Путина и Си Цзиньпина. Китай очень привлекателен и как рынок сбыта, и как потенциальный локомотив роста российского Дальнего Востока, и даже как внешнеполитический партнер в эпоху сложностей перезагрузки. Но Китай пугающе масштабен и довольно стремителен в своих далеко не безуспешных попытках потеснить Россию даже внутри тех форматов, ориентированных на постсоветскую Азию, в которых она сначала участвовала с неподдельным энтузиазмом – например, в формате ШОС.

В таком свете участие Путина в саммите БРИКС сразу же после встречи с китайским коллегой в Москве придает новым российским внешнеполитическим инициативам, ориентированным на Юг и Восток, оттенок почти конфуцианской гармонии.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама