Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Эхо войны: Саакашвили напомнили про август 2008-го

11 апреля 2013, 20:33 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Бурное настоящее грузинской внутриполитической жизни оказалось неотделимо от сравнительно недавнего драматического прошлого. Премьер-министр Бидзина Иванишвили и его команда намерены рассеять туман вокруг войны в августе 2008 года. Если потребуется, на допрос могут пригласить и самого Михаила Саакашвили.

Сразу несколько действующих грузинских чиновников сделали в последние дни заявления о начале военного конфликта. Среди них не только премьер, но и, к примеру, министр юстиции Теа Цулукиани, и прокурор Арчил Кбилашвили. Интерес руководителей Минюста и прокуратуры как бы подчеркивает, что вопрос, который в устах премьера еще может восприниматься как риторический, быстро может перейти из разряда риторики в плоскость судебной процедуры.

Иванишвили предельно аккуратен в выражениях – он напоминает о докладе специальной комиссии, созданной Евросоюзом для расследования событий августа 2008 года под председательством Хайди Тальявини. Еще эта комиссия пришла к выводу о том, что первый выстрел в роковую ночь с 7 на 8 августа 2008-го был сделан с грузинской стороны. Об этом, напоминает грузинский премьер, отлично знают и европейцы, и американцы. Теперь можно спросить и самого президента Саакашвили о том, как было дело. Премьер полагает, что президент должен с пониманием отнестись к стремлению общества знать правду, и допрос в суде отнюдь не является бестактным по отношению к главе государства.

Война 2008 г – это то, что в очень значительной мере подорвало престиж и популярность Саакашвили внутри Грузии. Предыдущие большие выборы – и в парламент, и в президенты, -  были еще до войны. Парламентские выборы 1 октября прошлого года прошли через 4 года после войны, но их результат не оставляет сомнений: войну помнят все, и многие считают, что она была фатальной ошибкой команды Саакашвили. Даже если исключить возможность выдвижения прямых уголовных обвинений против него в связи с решениями, принятыми той августовской ночью, очевидно, что аргумент "утраченных территорий", которые после войны оказались утрачены гораздо более прочно, чем до нее, - это мощнейший козырь противников Саакашвили.

Этот козырь предъявлен за несколько месяцев до выборов. Правда, эффект может быть неоднозначным. Апрель будет в Грузии горячим: несмотря на одобренную парламентом конституционную поправку, президент все еще вправе уволить кабинет министров. Поправка просто связала отставку правительства с согласием парламента, но если парламент окажется несогласен, то он тоже может быть распущен: ни авторы поправки, ни противники ее не хотят делать должность президента совсем уж символической.

На роспуск парламента и кабинета Михаил Саакашвили, который сейчас проходит курс реабилитации после сложной травмы, полученной на велосипедной прогулке в турецкой Анталии, едва ли пойдет. Отказ от роспуска даст ему шанс подтвердить и в Грузии, и на западе свой имидж демократического реформатора, а также отложить решающий политический бой еще на несколько месяцев и дать таким образом "Грузинской мечте" дополнительное время на то, чтобы разочаровать ее избирателей. Немедленные выборы президентское "Единое национальное движение" скорее всего проиграло бы точно так же, как и в октябре, а может быть, и с более плачевным "счетом".

Но результат октябрьских парламентских выборов, на которых "националы" все же показали 40 проц поддержки, говорят о том, что в Грузии есть избиратели, готовые простить Михаилу Саакашвили его ошибки августа 2008, либо даже считающие, что его действия были вынужденными и относительно адекватными. Преждевременный огонь из главного калибра – то есть публичные обвинения в развязывании войны – может увеличить их число и сыграть против "Мечты". В конце концов, это очень деликатная материя: самому Иванишвили после каждого заявления о неизбежности скорой нормализации отношений с Россией приходится заверять слушателей, что "утраченные территории" шаг за шагом будут возвращены. Пытаться привлечь Саакашвили к суду за попытку "восстановить конституционный порядок" в Южной Осетии и Абхазии может только политик, очень уверенный в том, что у него есть лучшая технология восстановления, нежели военная операция.

Ситуация для "Мечты" осложняется тем, что на Западе, где, действительно, давно прочитали доклад Хайди Тальявини и заметно устали от некоторой эксцентрики Саакашвили, действующего грузинского президента принимают и понимают заметно лучше, чем Бидзину Иванишвили. Саакашвили в глазах Запада остается агентом вестернизации Грузии, а в Иванишвили чем дальше, тем чаще начинают видеть угрозу переориентации страны, ее, образно говоря, возврата в постсоветское пространство. Грузия Иванишвили сильно рискует остаться без внешней помощи, если западные спонсоры перестанут доверять ей раньше, чем она найдет приемлемый модус отношений с Россией. А найти его будет непросто, особенно если постоянно пытаться соединить риторику сближения с заявлениями о неизбежном возвращении "утраченных территорий".

Пока у каждой из сторон этого сложного внутригрузинского конфликта появилась "контрольная дата": 19 апреля митинг "националов" в Тбилиси должен показать реальный уровень их поддержки в обществе и их организационных возможностей. В свою очередь "Мечта" 2 мая должна назвать кандидата в президенты. От того, чья фамилия будет названа, напрямую будет зависеть перспектива политического проекта "Мечты": сохранит ли она единство и сможет ли выстроить адекватные и доверительные контакты на Западе и в России.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама