Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Митинг ни о чем: политическое будущее Грузии по-прежнему неопределенно

20 апреля 2013, 20:55 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
15 тысяч человек – а это комплиментарная оценка сторонников ЕНД – в нынешней ситуации, очевидно, мало
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Пятница 19 апреля была одной из ключевых дат в грузинском политическом календаре: в Тбилиси на проспекте Руставели должны были собраться сторонники пока еще действующего президента Михаила Саакашвили. Их количество должно было стать верным маркером окончательного ухода или, наоборот, реванша его команды.

По разным оценкам, на Руставели собрались от 7 до 15 тысяч человк. Это выглядело внушительно: действительно большой митинг под красно-белыми флагами Грузии и синими флагами ЕС, символами евроатлантической интеграции страны.

Но для того, чтобы продемонстрировать силу и ресурсы для дальнейшей борьбы, Единому национальному движению Михила Саакашвили требовалось собрать больше. Ему нужна была манифестация масштаба Революции роз, когда из желающих выразить поддержку выстраивались колонны от Тбилиси чуть ли не до самой Западной Грузии. 15 тысяч человек – а это комплиментарная оценка сторонников ЕНД – в нынешней ситуации, очевидно, мало.

Этого, конечно, достаточно, чтобы ЕНД осталось крепким центром оппозиции, - но оно и так в оппозиции, и пока можно предположить, что, оказавшись в таком положении, бывшая партия власти начнет утрачивать внутреннюю консолидацию. Это неизбежно в ситуации, когда почти все ее лидеры находятся или под угрозой возбуждения судебного преследования, или уже преследуются.

Не будет способствовать единству движения и вопрос о кандидатуре на президентских выборах – это может быть мэр Тбилиси Гиги Угулава, но у него уже есть серьезные проблемы с грузинской юстицией, или генсек партии, экс-министр внутренних дел Вано Мерабишвили, у которого проблемы с юстицией могут начаться в любой момент.

Оптимальным вариантом для ЕНД был бы, вероятно, альянс этих партийных тяжеловесов: на раскрутку новой фигуры просто не остается времени. При кажущемся многообразии вариантов, положение у ЕНД не слишком завидное, и в этом контексте пятничный митинг на Руставели отнюдь не назовешь триумфом. Строго говоря, пока это и не панихида, но очень возможно, что это начало прощания.

Позиции ЕНД, как ни парадоксально, могут укрепить его оппоненты: "Грузинская мечта" до 2 мая должна определиться с кандидатом в президенты, но пока нет даже примерного представления о том, кого выдвинет Бидзина Иванишвили. Сам он принимать участия в выборах не намерен, у него есть на сегодня и формальные ограничения, которые означают, что среди фамилий, которые он может предложить, скорей всего не будет его собственной.

В прошлом году Иванишвили уже называл кандидатуру главы параментского комитета по законодательству Вахтанга Хмаладзе. Эта кандидатура абсолютно укладывается в концепцию «технического президента», который не будет харизматическим лидером и согласится на дальнейший перенос центра тяжести политической жизни Грузии из президентского дворца в парламент и кабинет министров.

Проблема в том, что в самой "Мечте" далеко не все уверены, что этот путь правилен. Собственно, относительно консолидированное голосование обеих фракций парламента за поправки, запретившие президенту самостоятельно увольнять кабмин, не были таким уж триумфом "Мечты", как об этом принято писать.

Президент, если кто-то дал себе труд вчитаться в новости, по-прежнему может распустить кабмин, но с согласия парламента. Если же парламент не согласится, то распущен может быть и он. По совокупности это не то что не ослабляет, а даже несколько укрепляет президентскую власть. Причина же согласия "Мечты" и ЕНД на эту поправку – именно стремление обеих политических сил сохранить в системе сильного президента: кто бы ни стал им после ухода Саакашвили.

Кроме Хмаладзе, у "Мечты" есть еще Ираклий Аласания – яркий публичный политик с собственным реноме на Западе и опытом переговоров с Абхазией и Южной Осетией. У Аласания нет заоблачного рейтинга – но сейчас его, похоже, нет ни у кого. Теоретически, Аласания мог бы стать неплохим кандидатом в сильные президенты. Тем более, что он останется вполне приемлемым и для части ЕНД. Однако амбиции Аласания, кажется, настораживают Иванишвили.

Следующая контрольная дата грузинского кризиса двоевластия – 2 мая: в этот день "Мечта" обещала определиться с кандидатом. Это даст понять, насколько коалиции победителей 1 октября 2012 года удается сохранять сплоченность, и с кем она готова идти в бой за президентство. Митинг 19 апреля определенности не внес. Ясно лишь, что он точно не стал началом реванша националов: для этого толпа перед опустевшим зданием парламента, который сам же Михаил Саакашвили перенес в Кутаиси, была явно недостаточно густой.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама