Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Военная «перезагрузка»: партнеры и противники в кругу противоречий

24 мая 2013, 14:01 UTC+3 Александр Садчиков (ИТАР-ТАСС, Москва)

Сегодня Россия и НАТО – это друзья или враги? Как ни странно, однозначного ответа на этот вопрос нет

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Вся система военно-политических отношений России и НАТО нуждается в серьезном обновлении. Главным же препятствием для «перезагрузки» в сфере безопасности была и остается система американской противоракетной обороны в Европе /ПРО/.  Такой вывод можно сделать из прошедшей в Москве международной конференции, посвященной европейской безопасности.  

Для ПРО нужны свои «золотые стандарты»

Самый тупиковый вопрос во взаимоотношениях России и США – размещение американской системы ПРО в Европе. Да, американцы передвинули сроки реализации третьей фазы размещения ПРО с 2018 на 2022 год (речь идет о размещении в Польше более усовершенствованных ракет-перехватчиков) и готовы совсем отказаться от четвертой фазы (вместо наземного базирования противоракеты, возможно, разместят в море). Правда, главный мотив для этих решений, отнюдь, не озабоченность России, а нехватка финансовых средств. При этом Москве предлагается рассматривать эти шаги чуть ли ни как миротворческие уступки.

Теперь американцы говорят о транспарентности и призывают начать сокращать ядерные арсеналы. «Все знают о проблеме глобальной противоракетной обороны и взаимосвязи со стратегическими ядерными силами. Сегодня Россия может не беспокоится по поводу того, что каким-то образом наши действия сократят деятельность российского ядерного арсенала», — заявила и.о. заместителя госсекретаря Роуз Геттемюллер
Российская сторона по-прежнему настаивает на гарантиях. «Мы исходим из необходимости получения юридических гарантий невозможности применения средств ПРО в Европе против российских стратегических ядерных сил», — сказал начальник Генштаба ВС Валерий Герасимов. Не случайно представитель Минобороны напомнил: в случае «качественного и количественного» наращивания возможностей американской ПРО Россия будет решать, оставаться ли ей в договоре СНВ-3.

Если верить российским и западным СМИ, то требование предоставления юридических гарантий того, что программы ПРО не представляют угрозы для сил сдерживания,  содержится и в ответном письме Владимира Путина Бараку Обаме.

Процесс выработки таких гарантий, очевидно, будем нелегким и долгим. Начальник Генштаба Герасимов назвал «золотым стандартом» тот же договор по СНВ-3, подписанный Медведевым и Обамой в 2010 году в Праге. Работа над этим документом может служить моделью и для работы над возможным соглашением по ПРО. Тогда несколько лет согласования и поправки «кочевали» из рабочих групп к президентам и обратно. При желании этот путь можно пройти снова. Нужна только политическая воля сторон.

Партнеры-противники должны заняться «сканированием» угроз

Сегодня Россия и НАТО – это друзья или враги? Как ни странно, однозначного ответа на этот вопрос нет. С одной стороны, есть договоренности об афганском транзите, об антипиратском патрулировании в Аденском заливе, проводятся совместные учения. С другой, Москва признает основной внешнеполитической опасностью стремление Североатлантического альянса «приблизить военную инфраструктуру стран-членов НАТО к границам РФ», а «под крылом» альянса его новые члены всерьез говорят о  «военной угрозе из России».

И таких противоречий в отношениях  партнеров/противников можно насчитать много. Чтобы преодолеть их, нужно «перезагрузить» площадку Совета Россия-НАТО. «Эта уникальная площадка может и должна использоваться для "сканирования" горизонтов безопасности, выявления на ранней стадии проблем и угроз, принятия решений и выработки мер по их совместной нейтрализации», - заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Тем более, что изменились характер и качество угроз. Как заметила и.о. заместителя госсекретаря Роуз Геттемюллер, современные угрозы «путешествуют на цифровых крыльях». Плюс географический фактор. В современном мире безопасность  Европы – Европы в широком смысле: от Ванкувера до Владивостока – зависит от ситуации в Азии. Многие выступавшие на конференции говорили о том, что мы слишком увлечены  «евроцентризмом». Современный мир таков, что Россия и НАТО прекрасно знают, сколько танков и ракет у потенциального противника, но при этом, к примеру, о потенциале ядерного оружия у некоторых азиатских стран приходится только гадать. По официальной версии, в мире сейчас девять государств обладают ядерным оружием, но насколько реальны эти данные? Кто их проверял? Да и как проверить…  

Первый пункт в «повестке дня» для России и НАТО просчитать, что будет в Афганистане после 2014 года, когда оттуда уйдут войска США и альянса. Станет ли эта территория очередной «базой» экстремизма и терроризма или получится «купировать» эти угрозы совместными усилиями? Пока что стороны «диагноз» ставят правильный, но варианты «лечения» предложить не могут. 

 «Домашнее задание» для военных и политиков

«Очевидно, что нынешняя модель военно-политических взаимоотношений серьезно отстала от продвинутого уровня торгово-инвестиционных связей, в энергетике, в области культуры, туризма», - констатировал глава МИД России Сергей Лавров.

Как «перезагрузить» военно-политические отношения?

Тут возможны два варианта выхода на новый формат отношений:  «сверху» и «снизу». Первый сводится к тому, что Путин и Обама должны договориться об отдельной встрече, посвященной только вопросам безопасности, и пройтись по всему кругу проблемам  (ПРО, распространение ядерного оружия, терроризм, договор об обычных вооружениях).

Вероятно, что ближайшие встречи лидеров - на полях саммита «Большой восьмерки» в июне в Северной Ирландии и во время визита президента США в Россию в преддверии  саммита «Большой двадцатки» в сентябре – будут носить, скорее, общий характер. Лидеры обсудят проблемы, но вот ожидать конкретных договоренностей пока рано.

Подписанию каких-то важных документов должна предшествовать рутинная работа «снизу». А кроме нее важны совместные проекты, которые могли бы компенсировать дефицит доверия, - это обмен информацией, совместные учения, даже подготовка офицеров. Почему, например, по Договору по открытому небу, натовские самолеты в рамках контроля за вооружением облетают российскую территорию 40-45 раз в год, а российские появляются в небе стран альянса 2-3 раза?

Чем больше мероприятий, тем лучше. Рано или поздно количество совместных проектов должно перейти в качество отношений.

Понятно, что каждая страна привержена своим принципам безопасности и не станет от них отступать. Эти принципы нужно уважать.  Но забота об их чистоте не должны мешать  Москве и Вашингтону налаживать сотрудничество в сфере безопасности.

Это была уже вторая международная конференция, организованная Минобороны. Если первая, прошлогодняя, была слишком эмоциональной (зам генсека НАТО Александр Вершбоу пикировался с российскими военными, тогдашний начальник Генштаба Николай Макаров в пылу дискуссии говорил о возможности «упреждающего удара по объектам ПРО в период обострения обстановки»), то нынешняя, скорее, рациональная: и на пленарном заседании, и на «панелях» стороны больше пытались разобраться в происходящем, чем обличали друг с другом. Хороший знак. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама