Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

История для школы: единство подхода, но не единственность учебника

10 июня 2013, 19:05 UTC+3 Александр Цыганов, обозреватель ИТАР-ТАСС, Москва
Подготовка нового школьного учебника истории активно приобретает уже не аморфные, а вполне системные черты
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Судя по поступающим сообщениям, подготовка нового школьного учебника истории активно приобретает уже не аморфные, а вполне системные черты. Можно даже сказать, что она идет вперед методическим шагом. А при том, что маршем этим руководит глава Государственной думы и руководитель Российского исторического общества Сергей Нарышкин, шаг постепенно становится чеканным.

Сегодня на рабочем совещании координаторов групп по подготовке концепции учебно-методического комплекса по истории России Институт российской истории РАН /ИРИ РАН/ предложил свой проект.
Слово "свой" здесь может вызвать привычную усмешку. Ну да, в условиях, когда над проектом работают ещё несколько институтов, дело, как часто бывало, могло закончиться классически: все участники кладут на стол свои варианты, а потом безымянный чиновник в недрах Минобрнауки слепляет из них окончательный. Подчас – едва ли не методом свободного перемешивания листочков из разных концепций.
Сейчас, кажется, получается иначе. В основе концепции ИРИ РАН не идеи-теории-взгляды, а попытка ввести единый историко-культурный стандарт для будущих школьных пособий. Может быть, и не только для них.

И снова – повод для недоверия. Какой, дескать, может быть стандарт, особенно в истории? Особенно в нашей, по поводу которой говорят: запри дюжину историков в одном помещении – так на троих оставшихся в живых окажется шесть разных версий.

И тем не менее как раз стандарт - по крайней мере для учебных пособий или их линейки - дает главное: чёткость исходных позиций. Согласно пояснительной записке к проекту Концепции, историко-культурный стандарт должен включать "принципиальные оценки ключевых событий прошлого, основные подходы к преподаванию отечественной истории в современной школе с перечнем обязательных для изучения тем, понятий и терминов, событий и персоналий, а также перечня "трудных" событий истории, которые вызывают острые дискуссии в обществе".

Получается, стандарт задает методику, подход. Ширину шага, если выразиться фигурально. Говоря уже словами директора Института всеобщей истории РАН /ИВИ РАН/ академика Чубарьяна, первый компонент – это бесспорная, объективная часть. "В ней должно быть перечисление основных дат, фактов, событий, персонажей и понятий. Этот список должен быть составлен, утвержден и стать обязательным для всех учебников", - поясняет он.

Таким образом, основная образовательная цель - создание условий для получения выпускниками "прочных знаний по истории России", формирование представлений об основных этапах развития российского государства и раскрытие сути исторического процесса – достигается сразу. Уже на этом этапе.

А дальше, как говориться, можно спорить. Ведь об истории так сладко спорить! Достаточно высказать скандальную идею – и вот ты уже уважаемый диспутант: ну-ка, историки, оспорьте мое убеждение, что Александр Невский был не национальным героем, а предателем – ведь он же пошел поклониться Батыю! Или самое простое: посмотреть на исторических деятелей с точки зрения современности и современной морали – и вот уже у власти одни тираны, во главе великих армий – бездарности, а самые лучшие умы человечества – все с изрядными изъянами.

Но и на этом пути авторы новой концепции, судя по всему, закладывают некий стандарт в подходах. Как сообщил академик Чубарьян, будет сформулирован перечень так называемых "болевых точек" отечественной истории. То есть это те дискустабельные проблемы, которые представляют определенную трудность для преподавания в школе – и с точки зрения содержания, и с точки зрения методики. То есть разные взгляды излагать никто не запрещает, но они должны подчиняться опять-таки минимальным научным приличиям. И в итоге оказывается, что перечень "трудных" событий составлен с целью включения в методические пособия для учителей дополнительных справочных материалов, "соотносящих наиболее распространённые точки зрения на эти события".

Единство подхода, таким образом, не отрицает возможности изложения разных взглядов. Просто давайте обходиться без бреда, поскольку бред образованию противопоказан. 
Более того: как не устают подчеркивать участники подготовки концепции, речь не идет даже о едином учебнике, а точнее - о единственном. "Единственного учебника я себе не представляю", - отмечает директор Института этнологии и антропологии РАН Валерий Тишков. Оно и верно: в конце концов, школьники различаются хотя бы по возрасту. И, соответственно, по пониманию жизни и ее концентрата, отраженного в истории. Есть классы профильные, с углубленным изучением. А когда-нибудь, возможно, появятся профильные классы с упрощенным подходом к этой науке – скажем, классы будущих математических или химических гениев.

Главное не в единственности, а в единстве. Судя по всему, к этому концепция школьного учебника и придет. Методичным чеканным шагом.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама