Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Реформа РАН: системная разборка

28 июня 2013, 18:18 UTC+3 Александр Цыганов, обозреватель ИТАР-ТАСС, Москва

Какое будущее ждет академию наук

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

В ближайшей перспективе Российская академия наук должна быть принципиально преобразована. Она не только должна превратиться в общественно-государственную организацию, не только слиться с академиями медицинских и сельскохозяйственных наук, но прежде всего лишиться "несвойственных функций". Под последними понимаются, в основном, управление имуществом и коммунальным хозяйством.

Законопроект подготовило правительство. "Система управления этими структурами сложилась еще в 30-40 годы прошлого века. И, конечно же, не в полной мере соответствует современным задачам развития страны. Эта система давно нуждается в обновлении, — заявил премьер-министр Дмитрий Медведев. — Важно дать возможность ученым заниматься прежде всего наукой и исследованиями и избавить их от несвойственных функций управления имуществом и коммунальным хозяйством". Таким образом, реформа российской науки и ее главного штаба – РАН, - о чем уже несколько лет ведутся горячие дискуссии, перешла в практическую фазу: законопроект уже внесен в Госдуму и будет рассмотрен еще до парламентских каникул.

Раз вопрос решен, полезно системно разобраться в целях грядущей реформы. Иначе, согласимся, трудно будет что-то возразить "злым языкам", выхватившим из правительственного постановления главное с их точки зрения: у ученых "заберут право управлять имуществом академий" и передадут его в специальное правительственное агентство. А история, дескать, убедительно показала, что УЖЕ стало с наукой, попавшей в такие руки - огромное большинство отраслевых НИИ разгромлено, приватизировано, стало торговыми базами и центрами.

Итак, системно. Какова должна быть цель реформы? Очевидно, повышение эффективности российской науки. А в чем эффективность науки? Часто указывают на недостаточную цитируемость работ российских ученых – дескать, всего 2%. Но цитату на хлеб не намажешь и в пушку не затолкаешь. Цитата не решает две главных государственных задачи – обеспечение благосостояния граждан и обороноспособности страны. Тем более, что на фоне того финансирования, что получает наша наука в сравнении с другими развитыми странами, - примерно $10 млрд против более $300 млрд в США, более $125 млрд в Китае и даже против более $15 млрд в Австралии – объем цитирования строго соответствует объему вложений. Даже,  пожалуй, в пользу российских ученых: общая доля финансирования науки в России – сильно меньше 2% от общего мирового объема, а доля цитирования все же выше.

Но в любом случае обмен научными данными через научные журналы никак не должен волновать государство – это предмет рейтингования между учеными. Это их профессиональная табель о рангах.
В чем еще можно измерить эффективность науки? Возможно, как эффективность любого вложения: после всех производственно-финансовых транзакций получить больше, нежели вложено. Для фундаментальной науки такой критерий тоже не годится. Какую прибыль принесло открытие нового вида древнего человечества, совершенное в России? Да никакой! А ведь это – открытие историческое, одно их тех, которые рывком поднимают престиж российской науки на высоту, которую не дадут и тысяча цитирований.

Получается, что эффективность науки, по крайней мере фундаментальной, академической, - в том, чтобы совершалось как можно больше фундаментальных открытий. Но вероятность открытия – всего лишь функция от объема исследований. А этот объем – прямая зависимость от величины финансирования. Таким образом, мы возвращаемся к началу: давай науке больше денег – будет больше открытий, а значит, и эффективности.

Ну, и понятно, что если в российскую науку вкладывается в 30 раз меньше средств, чем в американскую, не стоит ждать равноценного соревнования между ними. Более того: отсюда и проистекает тот прискорбный факт, который также был упомянут на правительственном заседании: доля ученых от 30 до 49 лет угнетающе мала, а молодые ученые уезжают работать на Запад при первой возможности. И совершенно прав министр образования и науки Дмитрий Ливанов, говоря, что "это просто кадровая катастрофа" и что "эти тенденции несут в себе существенные риски, необратимые утери нашей страны, своего статуса, ведущей научной державы". Все верно. А чего еще ожидать, ежели наш профессор получает в два раза меньше хотя бы польского?

Следовательно, для повышения эффективности науки надо просто банально давать ей много денег. И при этом не рассчитывать на отдачу, по крайней мере – напрямую. Разумеется, такого вывода ни одна душа эффективного менеджера вынести не может. Тем более, что за последние годы финансирование науки и так значительно увеличено – в разы. Точнее, с 2008 года оно выросло со 129 336,6 тыс. рублей до 320 725,2 тыс. А ответного движения, если судить все по тем же пресловутым цитатам, нет! Значит, остается сделать вывод, что академия наук просто неэффективно тратит выделенные деньги!

Вообще-то и тут "злые языки" говорят: если доля затрат на науку в ВВП у нас в 2-3 раза меньше, чем в странах, с которыми сравнивают нашу науку, а доля затрат на госуправление – больше, то еще неизвестно, кто управляет эффективнее – чиновники или ученые. Но на самом деле с тем, что в РАН с управлением активами не все благополучно, охотно соглашаются и сами академики. Имущество у академии большое, разбросанное, многообразное. Земля, здания, прочая недвижимость, приборный парк, машины, оборудование – всегда ли это используется по назначению и используется с максимальной отдачей? Не всегда, и об этом много говорилось на заседаниях президиума РАН.

Однако парадоксальная вещь. По словам президента РАН Владимира Фортова, все это имущество и так академии не принадлежит! Имущество, закрепленное за Российской академией наук и организациями, подведомственными РАН, имеет статус государственной собственности, управляется Федеральным агентством по управлению государственным имуществом (Росимущество), а академия наук им только пользуется! Поэтому провозглашенное образование нового агентства, призванного управлять академической собственностью, строго говоря, суть дела не меняет. С точки зрения же системной оно  лишь забирает  принадлежавшее до сих пор РАН право распоряжения и управления данным сектором государственного имущества.

То, что своя логика в этом есть, согласился и президент РАН Владимир Фортов: "Но есть логика, ее как раз Медведев озвучил, что чем больше ученые занимаются наукой и меньше бытовыми делами, то это хорошо". Иное дело, добавил, впрочем, он, что "реализовать это бывает очень трудно". И вот тут системный подход выводит нас к процессу, от результативности которого и будет зависеть успех провозглашенной реформы. Если изображать его предельно просто, то взаимодействие науки и государства в лице будущего имущественного агентства должно выглядеть так: научный директор института обращается к представителю агентства с обоснованием проведения той или иной работы, доказывает ее необходимость, предъявляет смету – а уже представитель утверждает или отвергает данное предложение.

Насколько укрепит такой подход нашу науку, покажет, видимо, будущее. "Мы договорились на правительстве, что поставим эксперименты. Посмотрим, как это будет работать в наших условиях. Если этот эксперимент будет хорошим, то почему бы и нет?" — заявил по этому поводу президент РАН Фортов.

Кому как не ученым знать, что такое эксперимент.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама
источников много
ГЛАВНЫЙ ОДИН
Читайте ТАСС в Яндекс.Новости