Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Госдума ушла на каникулы: резонансная сессия и бурные перспективы

5 июля 2013, 20:44 UTC+3 Александр Садчиков (ИТАР-ТАСС, Москва)
Нынешняя Госдума стала играть большую роль в политике, чем ее «предшественницы»
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

Госдума шестого созыва завершила весеннюю сессию, третью по счету в своей работе. По тематике принимаемых законов и по процессам, которые происходили внутри нижний палаты парламента, этот год был одним из самых противоречивых за почти 20-летнюю историю российского парламентаризма. Итоги работы Госдумы не сводятся только к количеству принятых законов, они шире. Нынешняя Госдума стала играть большую роль в политике, чем ее «предшественницы». Правда, эта роль по-разному воспринимается в обществе 

Место для дискуссий и демаршей  

«Политика вернулась в парламент», - констатировали эксперты уже после первых заседаний новой Госдумы. Для таких выводов были все предпосылки. В результате выборов 4 декабря 2011 года «Единая Россия» утратила возможность принимать конституционные законы (для этого нужно 300 голосов), но сохранила простое большинство голосов - 238 мандатов (при необходимых 226 для принятия «обычных» законопроектов). У КПРФ - 92 места. Это достаточно много. К примеру, чтобы  инициировать голосование по вотуму недоверия правительству достаточно собрать 90 депутатских подписей. При желании коммунисты могут постоянно ставить на голосование  вопрос об отставке кабинета министров. У «Справедливой России» — 64 мандата,  у ЛДПР — 56 мандатов. Мало, чтобы играть самостоятельную роль, но вполне достаточно, чтобы блокироваться с другими парламентскими игроками по ключевым вопросам.

 «Штамповочный законодательный цех» при Администрации президента – как называли оппоненты прошлый состав парламента, - «закрылся». В зал пленарных заседаний снова вернулась интрига. Весной прошлого года борьба шла за каждую строчку законопроектов, направленных на либерализацию политической жизни (новые правила для политических партий, выборность губернаторов). Еще больше разногласий вызвали поправки в закон «О митингах». В этом случае впервые за долгие годы наблюдалось жесткое политическое противостояние, когда «справедливороссы» явились на заседание с белыми лентами (символом протестного движения), а коммунисты устроили «итальянскую забастовку» (депутаты-оппозиционеры внесли свыше 500 поправок, рассмотрение которых тянулось более 10 часов). Тогда, конечно, победило думское большинство, но  победа далась нелегко.

Политическое противостояние в парламенте продолжилось в виде «войны компроматов» и «борьбы за чистоту рядов». В сентябре Дума проголосовала за лишение депутатского мандата «справедливоросса» Геннадия Гудкова. Потом своих мандатов лишились коммунист Константин Ширков, «справедливоросс» Олег Михеев. Резонансным стало «дело» Владимира Пехтина. Вслед за Пехтиным ушел депутат-миллиардер из числа «единороссов» Анатолий Ломакин.

Разоблачение владельцев зарубежной собственности и бизнесменов, прикрывающихся депутатским мандатом, стало своеобразным трендом парламентского сезона. Никогда прежде депутатский корпус не был под таким пристальным вниманием общества, как за последние несколько месяцев.

Политическое обострение возникло и под финал нынешней весенней сессии Госдумы. Поводом стал законопроект о реформировании Российской Академии наук. КПРФ собрала подписи, чтобы инициировать вопрос об отставке правительства. Но когда будет поставлен вопрос о доверии кабинету министров – и будет ли? Возможно, осенью, когда традиционно растут цены и протестные настроения?

В любом случае, политика «прописалась» на Охотном ряду и вряд ли покинет парламент до конца его полномочий. 

Что принимали?  

Спикер Госдумы Сергей Нарышкин назвал минувшую сессию «переломной», «в силу многих выдержанных испытаний и принятых в результате решений».

Решения, действительно, были серьезными и по-разному трактовались в обществе. Как только в сентябре прошлого года – на первых заседаниях парламента после каникул – появился законопроект, предписывающий НКО, получающим финансирование из-за рубежа, роль иностранного агента, - началась жесткая линия противостояния законодателей и критически настроенной части общества.

Дальше противоречия обострялись от заседания к заседанию, от законопроекта к законопроекту. Самый резонансный документ - «закон Димы Яковлева» (был принят в конце 2012 года как ответ на американский «Закон Магнитского). В этом же ряду и закон о  запрете пропаганды однополых отношений, и введение уголовной ответственности за нарушение прав верующих.

На этом фоне осталась незамеченной работа над другимине менее важными, но более прозаическими законопроектами. Фактически из поля общественного зрения выпали десятки документов, регулирующих бюджетные финансовые потоки и устанавливающие новые правила «игры» в ключевых сферах. Наверное, спорить о резонансных законопроектах интереснее, чем, к примеру, разбирать нюансы документов о федеральной контрактной системе, но вот последствия такого подхода станут ощутимы постфактум, когда закон заработает на практике. Так же, почти незаметно для общества, через Госдуму прошел закон об образовании, вызвавший неоднозначную реакцию у учителей.

Одно из важнейших решений за минувшую сессию – объявление экономической амнистии.  Был скорректирован вопрос о «нулевом промилле», приняты «антитабачные законы» и законы, направленные на социальную защиту многодетных семей, приемных детей и сирот. Но, видимо, не они определили отношение россиян к действующему депутатскому корпусу, а как раз «спорные законопроекты» и их авторы. За минувший год у Госдумы появились свои герои, популярные медиатический фигуры – Ирина Яровая, Александр Сидякин, Евгений Федоров, можно еще назвать десяток имен.

При этом у нынешней Думы гораздо больший индекс одобрения, чем у ее «предшественниц». В начале 2000-х деятельность Госдумы одобряли 26-31 % опрошенных (не одобряли 30-37%).  Год назад уровень одобрения «начинающей» Госдумы составлял 28–31%. Уже в марте 2013-го этот показатель поднялся до 38–39%. По данным ВЦИОМ, в июне нынешнего года деятельность Госдумы одобряли 35 % опрошенных (не одобряют -- 47%). 

По данным «Левада-центра», большинство россиян поддерживает как раз наиболее спорные законопроекты. Так, полностью поддерживают лишение свободы за оскорбление чувств верующих 16% опрошенных, скорее поддерживают - 39%, (скорее против  -- 28%, категорически против - 9 %, затруднились ответить - 8%). Похожая история и с введением штрафов за пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений. Полностью поддерживают эту меру 35%, скорее поддерживают 41 % (скорее против – 13%,  категорически против - 4, затруднились - 6%). Это только единичные примеры. По другим депутатским инициативам – такая же ситуация.

«Перед Госдумой стоит еще слишком много реальных законотворческих задач, чтобы заниматься инициативами, мало похожими на законопроекты», - напутствовал своих коллег спикер палаты Сергей Нарышкин. Но получается как раз спорные инициативы «выводят» нынешних депутатов на уровень общественной поддержки. 

Как принимали?

Почему в нынешней Думе один законопроект обсуждается долго и тщательно, а другой принимается сходу? Ответа на этот вопрос нет. Сложившаяся практика рассмотрения документов говорит о том, что внутрипарламентские манипуляции никуда не исчезли.

Простой пример. Тот же законопроект о защите прав верующих был внесен 19 сентября 2012 года, а вступил в силу 2 июля 2013 года (после публикации). Получается, этот документ «прожил» в думских стенах без малого год, еще перед первым чтением он долго обсуждался в Общественной палате и площадках гражданского сообщества. В свою очередь, законопроект  о реформировании Российской Академии наук был внесен в Госдуму 28 июня, а 3 июля - принят первом чтении, 5-го – во втором. Третье чтение отложено на осень.

Хотя в первом случае мы имеем дело не столько с правоприменительным, сколько с идеологическим документом. Во втором – речь идет об институциональных изменениях, сопоставимых, к примеру, с трансформацией милиции в полицию. Но подход к фундаментальному закону был таким, как будто речь идет о технических поправках.

«Одномандатники» или «партийцы»

Часто говорят, что нынешняя Госдума стала «безликая», «серая» и «реакционная», потому что в ней, дескать, нет «одномандатников». В апреле 2005 года был принят закон о переходе на пропорциональную систему выборов палаты парламента. В 2007 году были отменены выборы по одномандатным округам.

Не стоит, конечно, абсолютизировать мажоритарную систему. Депутаты-одномандатники могут быть не менее управляемыми, чем «партийцы-списочники». Если вспомнить опыт прежних думских составов, то среди них были и люди с криминальным прошлым, и политические демагоги. Но у каждого «депутата-одномандатника» есть свои конкретные избиратели, которые ему обеспечивают, если угодно, дополнительную легитимность. Кроме того, смешанная система повышает роль регионов в законотворческом процессе.

Сейчас, кстати, в Госдуме рассматривается президентский законопроект, который вернет избирательные округа, хоть и в новой интерпретации.

Впереди парламентская осень

Следующая думская сессия по-своему знаковая. Она будет проходить накануне 20-летия современного российского парламентаризма. Осенью парламенту предстоит принять законы о слиянии Верховного и Арбитражных судов, о выборах депутатов Госдумы, поставить точку в вопросе реформирования РАН, плюс десятки других законопроектов. Наверняка, появятся и новые резонансные законопроекты, которые вызовут неоднозначную реакцию в обществе. Один такой документ уже есть – об уголовной ответственности за оправдание нацизма и пересмотр итогов второй мировой войны. 

Аналитики и эксперты дают разные прогнозы на будущее нынешней Думы – от скорого роспуска до переформатирования состава (к примеру, из-за активности Общероссийского народного фронта). В конечном счете, судьба Госдумы зависит от того, насколько адекватно депутатский корпус будет реагировать на настроения в обществе и на политику верховной власти.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама