Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Учения на Дальнем Востоке: армия должна быть готова к внештатной ситуации

15 июля 2013, 20:34 UTC+3 Александр Садчиков (ИТАР-ТАСС, Москва)

В России начались самые масштабные со времен СССР учения

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС

Фото ИТАР-ТАСС

По поручению президента Владимира Путина началась внезапная проверка боеготовности войск Восточного военного округа, которая продлится до 20 июля. Эти учения стали самыми крупными в истории современной России. Как и предыдущие внезапные проверки, они позволят выявить сильные и слабые стороны армии, в этот раз на «восточном направлении».    

 

Внезапность как залог успеха 

«Мы с Вами провели несколько внезапных проверок и связанных с ними последующих учений Южного военного округа, Западного и Центрального. Практика показывает, что эти мероприятия чрезвычайно полезны и эффективны с точки зрения выявления проблем и последующего их устранения, - сказал Владимир Путин министру обороны Сергею Шойгу на рабочей встрече перед началом учений. - Поручаю Вам провести такую же внезапную проверку Восточного военного округа».

Внеплановые учения стали уже традиционными для российской армии. Впервые они прошли по приказу министра обороны 17-21 февраля нынешнего года. Тогда задача стояла простая: оценить, по выражению военных, «качество функционирования в реальной обстановке современных систем управления войсками и вооружением».  Каких-то публичных оценок тех учений не прозвучало, но решение продолжить их проведение на новым уровне само по себе показательно.

Дальше началось самое интересное. В марте Владимир Путин возвращался с саммита БРИКС в Южной Африке и прямо с борта самолета внезапно отдал приказ о проведении учений Южного военного округа. 28-29 марта в учениях приняли участие порядка 7 тыс. военнослужащих, было задействовано 50 артиллерийских орудий, 20 боевых самолетов и вертолетов и 30 кораблей Черноморского флота различного назначения. Позже, подводя итоги этих учений на Совете безопасности, Путин заметил, что смысл таких мероприятий заключается в том, чтобы «не просто рапортовать и блистать красками», а выявить слабые места и проанализировать ситуацию.

Уже через два месяца армию всколыхнули новые внезапные учения, еще более масштабные -  27-29 мая проверялись войска Воздушно-космической обороны, дальней и военно-транспортной авиации, подразделений ВВС и ПВО Западного военного округа. В маневрах приняли участие 8 тыс.700 человек, 185 единиц авиатехники и 240 бронемашин. Задача незапланированных учений заключалась в том, чтобы определить, насколько дежурные части и средства ПВО готовы обеспечить прикрытие воздушного пространства на западе страны. Войска перехватили девять из 11 ракет, выпущенных условным противником. Путин назвал такой результат «удовлетворительным».

Внезапность тем и коварна, что не знаешь, когда и о чем будет новый приказ. Проверка только закончилось, но командование может поставить новые задачи в новых условиях.  Любопытно, что уже через 10 дней Западный военный округ ждала новая «встряска» и снова проверялось взаимодействие ВВС и ПВО. 10 июня нужно было передислоцировать авиационную технику с базовых аэродромов на запасные и оперативные аэродромы. Были задействованы авиабазы в Карелии, в Ленинградской и Мурманской областях. К выполнению задачи были привлечены более 20 самолетов и вертолетов.

Теперь главным объектом проверки стал весь Дальний Восток.  Почему же было выбрано это направление?

Масштаб со смыслом 

В нынешних учениях задействованы около 160 тыс. военнослужащих, более одной тысячи танков и боевых бронированных машин, 130 самолетов дальней, военно-транспортной, истребительной, бомбардировочной и армейской авиации, а также до 70 кораблей и судов ВМФ. Многие части и соединения, боевая техника и вооружения перебрасываются на расстояния более тысячи километров с Запада на Восток. Эксперты и сами военные говорят, что это самая масштабная в постсоветской истории проверка боеготовности войск. По сути, проверяется, на сколько весь военный потенциал страны готов реагировать на внезапные угрозы, возникшие на Дальнем Востоке и в Забайкалье. Но возникает закономерный вопрос: кому предназначена демонстрация таких возможностей? Какова цель этих учений?

Когда масштабные учения проводились на юге, то эксперты объясняли это сложной ситуацией на этом направлении: Кавказ – проблемный регион, недалеко сирийский конфликт, вечно полыхает Ближний Восток, в общем, - надо быть готовыми ко всему и всегда. Тем более, что все помнят август 2008-го, события в Южной Осетии и принуждение Грузии к миру. По своему понятны и политические мотивы учений в Западном военном округе, особенно в части укрепления войск Воздушно-космической обороны и ПВО. Такого рода мероприятия воспринимаются как ответ на планы США развернуть систему противоракетной обороны в Европе.

С Дальнем Востоком и проще, и сложнее одновременно. С одной стороны, здесь, к примеру, мы имеем единственный случай официальных претензий на наши территории со стороны другого государства -- Японии. Здесь Россия граничит с Китаем, армия которого одна из самых боеспособных в мире. Здесь Северная Корея периодически начинает шантажировать мир своей ядерной программой и пусками странных ракет. При этом, с другой стороны, вряд ли всерьез можно говорить о попытке Токио силовым способом решить вопрос «северных территорий». С Пекином у Москвы добрососедские отношения, которые подкрепляются, в том числе, совместными военными учениями. Это не тот случай, когда нужно демонстрировать свой военный потенциал соседу. Да, Пхеньян был и остается главным раздражителем в этом регионе, но, к счастью, северокорейцы демонстрируют «силу» на словах, а не на деле. Сказанное, однако, не означает, что Россия должна благодушно относиться к сложившейся на Дальнем Востоке обстановке. Ситуация может меняться, а военный потенциал важен при любых раскладах. 

Нужно учитывать и стратегический момент. Дело в том, что на Дальнем Востоке у России  иная концентрация войск, чем на западе и юге страны. Здесь части и соединения Вооруженных сил в основном «растянуты» вдоль границы «полоской» от Владивостока до Иркутска. Возникновение потенциальной внештатной ситуации требует как раз переброски войск в эти районы и их перегруппировки. Конечно, значительные силы сосредоточены на острове Сахалин и на Камчатке, но им также нужна поддержка с «большой земли». Учения как раз и отрабатывают эту задачу. Отсюда и столь масштабные переброски войск и техники.

Кроме того, здесь есть и психологический фактор. Служба на периферии расслабляет, а привычная обстановка расхолаживает. Не случайно, Сергей Шойгу сказал, что «нужно было бросить подразделения на незнакомые полигоны, находящиеся на значительном удалении от пунктов их постоянной дислокации». Уровень боевой подготовки в армии должен поддерживаться постоянно и независимо от территориальной «прописки» той или иной части или подразделения.

Стоит обратить внимание и на слова президента, адресованные министру обороны. Верховный главнокомандующий сказал Сергею Шойгу: «Проведите также мероприятия, связанные со спасением на море и спасением транспортных средств, в том числе подводного флота». Поскольку речь идет о Дальнем Востоке, то сразу вспоминается трехдневная спасательная операция семи моряков с батискафа АС-28 «Приз» (по официальной версии, батискаф запутался в рыболовной сети и не смог всплыть). В августе 2005 года за спасением российской минисубмарины в Тихом океане следил весь мир. Внештатная ситуация закончилась благополучно, но выявила массу проблем – российские военные тогда оказались не готовы к таким ЧП. Экипаж был спасен британским подводным аппаратом «Скорпион». Тогда много говорили, что нужно из случившегося сделать выводы – иметь под рукой соответствующую технику и отработать навыки спасения. Неизвестно, есть ли в планах учений такого рода операция, но слова президента, очевидно, прозвучали не случайно.

«Разбор полетов» открыто и гласно

Как ни странно, но уже можно говорить о сложившихся традициях внезапных учений. Во-первых, они проводятся открыто и гласно. Со стороны Минобороны нет никакой недосказанности. Военные подробно рассказывают, куда, чего и зачем перебросили. Во-вторых, уже после учений всегда следует «разбор полетов» (либо на Совбезе, либо на рабочей встрече президента и министра обороны). Так, на первых внезапных учениях в Южном военном округе выяснилось, что «слабым местом» является связь, из-за чего «хромает» взаимодействие войск. После вторых учений стало известно, что не все наши противоракеты могут поразить ракеты противника.

«Болевой точкой» дальневосточных учений стала транспортная авиация. Это выяснилось на открытом селекторном  совещании, которое проводил Сергей Шойгу. «Задержка на 10 часов - это очень много», - посетовал министр. Вероятно, уже после учений будут сделаны выводы и состоится очередной «разбор полетов».

В любом случае, практика внезапных военных учений будет продолжена. Она полезна и для армии, и для общества. Военные набираются опыта и выявляют свои недостатки и просчеты, а страна видит армию в действии со всеми ее возможностями, плюсами и минусами. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама