Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

«Матвеевское» ЧП: реформа промахнулась?

1 августа 2013, 11:08 UTC+3 Александр Садчиков, обозреватель ИТАР-ТАСС, Москва
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС/Геодакян Артем

Фото ИТАР-ТАСС/Геодакян Артем

Инцидент на рынке «Матвеевский» уже обернулся кадровыми выводами: начальник ОВД этого района отстранен от должности, с формулировкой «за бездействие» уволены из органов шесть сотрудников полиции. На фоне эмоциональной реакции населения предельно жесткие оценки случившегося прозвучали от президента.

"Мы реагируем на определенные столкновения на этом направлении и придаем ускорение только тогда, когда люди об этом прямо говорят - терпеть невозможно, либо, как в этом случае, когда сотруднику МВД голову проломили", - сказал президент.

Действительно, почему когда одни сотрудники полиции задерживали опасного преступника, другие стояли сложа руки? Причина не только в пренебрежении своими обязанностями, но и глубоких институциональных проблемах правоохранительной системы.

Надежда на «полицию» не оправдалась?

Инцидент на «Матвеевском» чуть ли заслонил собой другое ЧП. В Приморском крае пьяные пассажиры поезда напали на сотрудников транспортной полиции, отобрали у них оружие, открыли стрельбу в вагоне, а потом попытались скрыться. В конце концов, нападавших обезвредили, но не полицейские, а «гражданский» многодетный отец семейства. В то время, когда полицейские обходили рынки и рапортовали о сотнях задержанных, появлялись и сообщения из «другой серии». Вот пьяный боец московского ОМОНа открыл стрельбу из травматического оружия у кафе в Южном Бутове (не пустили – начал стрелять). В Иркутске полицейский, находясь за рулем в нетрезвом виде, протаранил маршрутку (двое пассажиров маршрутки пострадали). За пару дней, пока шла успешная (без всякой иронии!) операция по декриминализации московских рынков, поступило десяток сообщений об инцидентах с участием полицейских. Разумеется, эти сообщения тут же «тонули» в большом информационном море: кому интересны мелочи, когда творится такое…

А «такое» стало следствием не столько агрессивности жителя Дагестана, сколько бездействия коллег капитана Антона Кудряшова. Почему они ничего не предприняли, чтобы защитить товарища и задержать преступника?

На этот вопрос жестко ответил президент на специально созванном совещании: "Стоят рядом сотрудники милиции и смотрят как избивают их коллегу. Почему? Они что, такие трусливые? Возможно, но маловероятно. Скорее всего, они своим бездействием отрабатывали тридцать серебряников, которые получают от торговцев. Это всем понятно и известно. Неизвестно только службе внутренней безопасности МВД! Где результат от их работы?"

1 марта 2011 года вступил в силу новый закон о полиции. Тогда и сам факт переименования ведомства, и переформатирование его функций, и переаттестация сотрудников МВД воспринимались как начало новой жизни. Казалось, наши стражи порядка начинают все с чистого листа, а Евсюков и евсюковщина - останутся в прошлом (бывший майор российской милиции Денис Евсюков, начальник ОВД «Царицыно», в  апреле 2009 года в состоянии алкогольного опьянения убил двух и ранил семь человек в московском супермаркете).

Чуда не случилось. Вывески - сменили, именные жетоны на грудь – повесили, в новую форму – переоделись. А суть осталась прежней. Сначала грянул скандал с казанским ОВД «Дальний», за ним - другие ЧП и трагические инциденты.

Случившееся на московском рынке «Матвеевский» - еще один пример, что формальная смена вывески не гарантирует появления принципиально иную структуру. Российская милиция не смогла автоматически стать полицией, скажем так, в ее западном восприятии во многом потому, что в ОВД и УВД остались сидеть прежние люди, а старые проблемы перешли в «новую» жизнь.  

Полицию «недопереаттестовали»

Главной «обновленческой» точкой считалась переаттестация всех сотрудников МВД, которая закончилась как раз два года назад - 1 августа 2011-го. Сама по себе организация этого процесса – когда пять месяцев сотрудники находились в подвешенном состоянии – отдельная история. Но и процесс переаттестации оказался бессмысленным, формальным, а кое-где и коррупционным. В одних УВД сотрудников заставляли подписывать чистые листы, а потом говорили, что они успешно аттестованы. В других – «парили» по нескольку месяцев разными формальными и бюрократическими «заковырками»,  и лишь потом сообщали о служебном соответствии.

А для некоторых милицейско-полицейских чинов переаттестация оказалась хорошей кормушкой. Об этом ходили легенды. То на участке километров этак в 150 федеральной трассы в разы начали больше «стричь» автолюбителей. «Переаттестация, начальству деньги нужны», - сетовали инспекторы. То говорили, что некий генерал МВД, чтобы остаться «в должности», пару особняков продал. Многих сотрудников заставляли подписывать рапорты о том, что они согласны с результатами аттестации, в которой сами не участвовали. Более того, в результате аттестации из органов часто уходили  лучшие опера, а оставались как раз те, кто обеспечивал хорошую отчетность и показатели. В результате всего этого личный состав МВД вряд ли обновился в лучшую сторону. Главные проблемы ведомства – коррупция и круговая порука - никуда не ушли, а приобрели лишь другую форму.

Мы не знаем, как проходила переаттестация сотрудников ОВД «Очаково-Матвеевское», на территории которого находится злополучный рынок. Столичную милицию тогда уже возглавлял Владимир Колокольцев, и она была отнюдь не в худшем состоянии по своему кадровому составу. Но ни одна система не может сама себя эффективно реформировать или обновить. Если люди «привязаны» к «земле», «кормятся» от торговых палаток и рыночных точек, то они сделают все, чтобы сохранить статус-кво. Так вышло и с переаттестаций нашей полиции. Это не значит, что сейчас нужно затевать новую. Полиции придется активней обновлять кадры и работать с теми, кто еще не попал в систему круговой поруки.

Избавиться от «палок» и взяток

За два с половиной года с начала работы закона о полиции выявились сразу несколько проблем, которые не позволяют участковым анискиным и инспекторам прониным работать эффективно. Главный «рудимент», оставшейся еще с советских времен,  - сохранение так называемой «палочной системы» оценки в МВД. По сути, работа полиции оценивается по «валовым показателям», которые должны расти в каждом подразделении год от года. С одной стороны, эта система заставляет полицейских гнаться за раскрываемостью. С другой - всеми правдами и неправдами отбиваться от назойливых граждан с их жалобами и заявлениями. Получается, что вместо заботы об интересах граждан полиция по-прежнему борется за успешные показатели. Хорошие показатели – довольно начальство. А что на самом деле происходит в ОВД – крышуют ларьки или обирают пьяных – никого не волнует. Резонансные полицейские истории как раз и возникают, когда вскрывается это противоречие между цифрами на бумаге и реальностью. А потом генералы разводят руками: «Такое хорошее ОВД, такие хорошие показатели… были». 

Что же касается эффективности службы собственной безопасности МВД на местах, недовольство которой выразил Путин, то в новой системе ведомства ее структуры подчинены начальникам полиции в регионах. Получается, что «контролеры» и «подконтрольные» в равной степени  зависимы от одного и того же начальства. Как после этого можно эффективно бороться с коррупцией и системой «кормления» на местах? Тем не менее, в 2012 году за взятки было задержано 374 сотрудника МВД. Вероятно, можно было бы усилить эффективность службы собственной безопасности, переподчинив ее региональные структуры напрямую профильному главку министерства. Такой вариант обсуждается, но решение пока не принято.

За время работы нового закона о полиции вскрылись и совершенно «технические» просчеты. Например, два последних призыва в армию военкоматы «бодаются» с полицией по поводу уклонистов. В законе о милиции за сотрудниками органов внутренних дел было закреплено право участия в розыске уклонистов от призыва в армию. В законе о полиции этого нет. Но в законе о военной службе норма по-прежнему присутствует. Сейчас понять, кто же «крайний» по уклонистам, невозможно.

ФМС или МВД: рука об руку или кто кого?

Рынок «Матвеевский» как и любой другой – территория мигрантов. Это факт, от которого не уйти. Два дня активности правоохранительных органов привели к возбуждено 250 уголовных дел о незаконной миграции. Однако понять, в чьей «зоне ответственности» сегодня находятся десятки, а то и сотни тысяч мигрантов, не так-то просто. Если подходить по формальному признаку, то ими до совершения криминальных действий должна заниматься ФМС, но как только они переступили черту закона – в дело вступает МВД. Это формально. В жизни не все так однозначно.

С недавнего времени МВД и ФМС стали выступать одновременно и как союзники, и как структуры, которые борются между собой за новые полномочия и бюджет. Начиная с 1 января 2006 года, когда появились территориальные органы ФМС, ведомство Константина Ромодановского все больше и больше набирает политический вес. В мае прошлого года ФМС окончательно вышла из структуры МВД. Но и полиция не намерена расставаться и с функцией контроля за  мигрантами. Более того, у МВД для этого есть вся необходимая инфраструктура, а ФМС только начинает ей обрастать.  Например, миграционная служба не во всех регионах располагает специальными учреждениями для содержания иностранных граждан, подлежащих выдворению из РФ. Или вот еще вопрос: куда, собственно, доставляют всех задержанных на тех же рынках? Большую часть - в приемники и изоляторы МВД.

Конкуренция, соперничество между силовиками – это нормально. Это явление всегда было, есть и будет, но вопрос миграции – как легальной, так и нелегальной - в современной России настолько острый, что оставлять его «на перепутье» между двумя ведомствами неразумно. Как минимум, нужно четко и ясно прописать, за что отвечают полицейские, а за что – сотрудники ФМС. Не случайно на упомянутом совещании президент потребовал "более энергичного" взаимодействия ФМС и полиции.

Задание на осень

Судя по всему, в МВД пройдет не одно совещание по поводу того, что же случилось на рынке «Матвеевское». Как выражаются сотрудники МВД, будут сделаны кадровые и организационные выводы. Но уже сейчас ясно, что осенью, с началом политического сезона, нас ждет новый виток реформирования и переформатирования правоохранительной системы. Накопилась достаточно много претензий к закону о полиции, которые нельзя снять только техническими поправками. Звучат даже голоса экспертов о том, что необходим новый закон, регулирующий деятельность МВД, в котором, к слову, предлагается прописать опыт массовых акций оппозиции. Еще одно предложение заключается в том, чтобы воссоздать РУБОПы - размах этнической преступности настолько велик, что «рядовые» полицейские структуры не могут ему противостоять. Разумеется, все эти предложения нужно оценить и взвесить. 

Но главное не в этом. Какие бы выводы не были сделаны из ЧП на рынке «Матвеевское», какие бы предложения не звучали по поводу закона о полиции, у власти и самих полицейских должно остаться желание навести порядок на улицах наших городов. В противном случае можно будет констатировать, что мы имеем дело с очередной кампанией, которая закончится и все вернется к исходной точке.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама