Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Штормовое предупреждение: Египет стремительно превращается из курорта в горячую точку

16 августа 2013, 10:20 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
Египет может повторить судьбу Сирии
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Российские туристы все еще стоят в очередях на регистрацию чартерных рейсов на полюбившиеся им египетские курорты. А те из них, кто уже нежится на пляжах Красного моря, пока не собираются домой. Но часть страны де-факто уже закрылась для туристов, и прогнозы неутешительны.

Московские турфирмы встревожены. Моя знакомая из агентства, расположенного на задворках Бульварного кольца, одного из сотен подобных, сокрушенно констатирует факт: интерес к Египту падает. И смутно вспоминает историю о том, как афганские талибы 12 лет назад расстреляли из минометов уникальную статую будды в Бамиане. Ей страшно не хотелось бы, чтобы исторические сокровища Египта разделили судьбу будды, но она видит, что за два года произошло с таким ближневосточным туристическим направлением, как Сирия, - и не имеет больших оснований для оптимизма.

В туристических заповедниках Дахабе, Шарм-эль-шейхе и Хургаде эхо фактической гражданской войны в Египте практически не слышно. Но поездки к достопримечательностям внутри страны – например, в Асуан и Луксор – уже затруднены, а в Каир своих клиентов теперь не отправит ни одна уважающая себя фирма. Богатейшее собрание Египетского музея в Каире рискует остаться без посетителей – и вообще сильно рискует.

Пока трудно себе представить, чтобы Египет – большой, достаточно динамичный, многоликий – превратился в то, чем сегодня является Сирия: в разрушенную воюющую страну с неопределенным будущим. Но Сирия три года назад тоже выглядела вполне устойчивой, и мало кто мог представить себе, что правительственные войска будут сражаться с мятежниками в пригородах Дамаска, а оппозиционеры из местного филиала «Аль-Каиды» объявят фактическую охоту на алавитов – единоверцев президента Асада.

Ситуация в Египте трудно сопоставима с сирийской, и прежде всего потому, что любая типология конфликтов всегда создает почву больше для ошибочных аналогий, чем для точных выводов. Но с момента отставки вице-президента Мохаммеда аль-Барадеи Египет сделал несколько заметных шагов в сторону сирийского варианта.

Вице-президент, ушедший в знак протеста против действий силовиков, жестоко разогнавших накануне огромный митинг сторонников свергнутого в июле этого года Мухаммеда Мурси, в определенной мере мог считаться представителем прогрессивного человечества в сложившейся после июльского переворота конструкции египетской власти.

Западные правительства не одобрили июльский переворот, поскольку с чисто формальной точки зрения он лишил власти демократического президента и откатил страну к фазе, в которой она находилась до первых выступлений на площади Тахрир. То есть к ситуации, в которой все решают военные. Но это неодобрение звучало скорее как глухое неодобрительное ворчание. Уход аль-Барадеи, совпавший с рядом неодобрительных официальных заявлений западных правительств относительно введенного военными чрезвычайного положения и комендантского часа, может быть сигналом: действующее руководство Египта – то есть военные – больше ни в какой степени не заслуживают поддержки.

Генералы, свергнувшие «брата-мусульманина» Мухаммеда Мурси при поддержке значительной части граждан, недовольных быстро усиливавшейся клерикализацией страны, рискуют оказаться по отношению к Западу в позиции Башара Асада. У которого после двух лет войны все еще достаточно сильны позиции в сирийском обществе и которому противостоят, по его собственным словам, люди, объявляющие: если ты против них, значит, ты против бога.

Египет все еще далек от сирийской ситуации – например, потому, что там пока нет раскола в среде самих силовиков. Но, говоря об этом, стоит помнить, что фундамент армии – это солдаты, призываемые из тех же крестьян и жителей каирских пригородов, которые сейчас стреляют в полицейских и военных на улицах Каира. Страны Залива не демонстрируют в отношении Египта такой вовлеченной заинтересованности, как в отношении Сирии. Но и в случае с Сирией официальные лица Саудовской Аравии и эмиратов, как правило, не позволяют себе никаких публичных оценок – это дело общественности, в том числе тележурналистов арабских телеканалов. А они, что называется, тут как тут – это именно с их легкой руки число погибших в Каире 14 августа «выросло» с нескольких десятков до двух с лишним тысяч человек.

Ситуация меняется на глазах, штурм правительственных зданий в Каире, который последовал за разгоном митинга и уходом вице-президента – это ничто иное, как начало полномасштабной гражданской войны. В которой Запад рискует сделать ту же ошибку, что и в Сирии. Грозя из уютных прохладных кабинетов холеным пальчиком египетским генералам, которые пренебрегли демократическими процедурами, можно развязать руки фундаменталистам, которые, поначалу изобразив невинных жертв тирании, ни перед чем не остановятся ради достижения своих целей.

России, которая, увы, похоже, терпит провал в своих попытках объяснить своим западным партнерам, с кем именно воюет в Сирии правительство Башара Асада, остается единственное утешение взамен полюбившихся ее гражданам египетских курортов. С появлением нового очага противостояния в Египте возвращение на родину тех уроженцев Северного Кавказа, которые воюют против Асада, по всей вероятности, откладывается. 

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама