Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Коллапс СССР по-прежнему остается загадкой

19 августа 2013, 15:33 UTC+3 Сергей Роганов

Опыт мгновенного распада Советского Союза по-прежнему является уникальным в новейшей истории

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС\Валентин Кузьмин, Александр Чимичев

Фото ИТАР-ТАСС\Валентин Кузьмин, Александр Чимичев

19 августа - очередная годовщина ГКЧП, который стал катализатором стремительного крушения сверхдержавы планеты, уже не вызывает ни российских, ни международных масштабных дискуссий. 19 августа 1991 года забывается и стирается в памяти постсоветского общества. Единственное, что попадает в информационное пространство, это теперь уже редкие хроники участников и очевидцев последнего месяца жизни СССР и оценки различных групп населения конца собственной истории.

Серьезный анализ событий того года переместился на периферию политической науки. Но необходимо признать, что до сих пор ни отечественные, ни западные эксперты, не говоря уже об обычных гражданах, не могут предложить четкую и ясную макроисторическую модель коллапса Советского Союза. Тем более, ни один исследовательский центр или эксперт не может предложить модели для описания общества после коллапса, а ведь речь идет о стране, которая подарила миру одну из главных идеологий современности – коммунизм. О стране, которая была вторым полюсом мира и определяла облик планеты в ХХ веке.

Время черно-белой логики в анализе развития и стагнации Советского Союза прошло, и чем дальше от нас события тех времен, тем больше загадок появляется перед  независимыми исследователями в разных частях земного шара. Очевидно, что СССР не был жертвой Холодной войны, - ее конец наступил в конце 80-х. Очевидно, что пресловутая «десталинизация» была в основном и в целом осуществлена именно послевоенными поколениями советских граждан. Несмотря на прогнозы краха коммунистической сверхдержавы, события 90-х были полной неожиданностью и для советских, и для западных политиков и экспертов. Социально-экономическая ситуация в СССР была тяжелой, но отнюдь не смертельной. Резервы и потенциал для роста и развития были, тем более что во многих областях культуры, науки, образования, производства, оборонной промышленности Советский Союз был лидером в 60-е и 70-е годы. Что касается Коммунистической партии, то было совершенно очевидно, что сущность идеологии, самое главное, - реальная действительность жизни большинства советских граждан 70-х годов была далека от ужасов, которые любят изобретать и описывать ярые антисоветские эксперты и политики. Поэтому пытаться определить порядок причин краха супердержавы, оставаясь в то же самое время в парадигме коммунизма как абсолютного зла, и, соответственно, неизбежности его абсолютной гибели, бессмысленно.

Не лучше обстоят дела в оценках перспектив развития постсоветского пространства. Ведущие представители американской транзитологии вынуждены теперь признать, что нельзя говорить о неизбежном переходе к свободному рынку и демократии для всех постсоциалистических стран, включая, разумеется, и Россию. Единственное, в чем согласны представители разных школ и направлений - так это в том, что изучение, анализ перспектив исторического развития только начинается, но невозможно со всей определенностью сказать, к какой политической модели движется Россия. В этом нет ничего удивительного: феномен внезапного, абсолютного, быстрого крушения гигантского государства неизвестен современникам. Да, мы можем обращаться к далекой истории - например, к коллапсу цивилизации Майя, - но ни одна страна современности, тем более страна, которая занимала лидирующие позиции в мире, не обладает таким уникальным историческим опытом мгновенного самоуничтожения без всякого военного вмешательства.

Исследования опыта постколониальных стран не могут, разумеется, предложить сколь-нибудь исчерпывающие или разработанные модели для описания феноменов, подобных коллапсу СССР.  Единственное, что остается многим исследователям - это констатировать научные загадки. Например, признаваться в том, что слабость постсоветского государства будет настолько неожиданно очевидна. Что вопреки всем ожиданиям, подавляющее большинство граждан новой России будут нести в себе явно или неявно потенциал советских ценностей и стереотипов. Что развитие России в ХХI веке станет моделью описания разнообразных процессов постсоветского и постсоциалистического развития. Что прежнее про-американское настроение России обернется «суверенной демократией» и жестким антиамериканизмом. В целом, подавляющему большинству ведущих исследователей приходится признать, что события последних 20 лет не подпадают ни под одну политическую или историческую теорию.

«Коллапс» многозначное слово и термин - от «распада», «краха», «дезинтеграции» до «смерти» и «гибели». Собственно, палитра мнений, оценок, теорий, концептов также многоцветна. Теперь уже очевидно для всех, что невозможно сводить коллапс СССР к дезинтеграции или предельной недееспособности советского партийно-хозяйственного аппарата. Нынешние исследователи все больше начинают обращать внимание на феномен коллапса общества, то есть на атомизацию, поляризацию любых индивидов и групп. Разумеется, говорить о возможности возрождения или создания социальных институтов руками тех же поколений, которые перенесли такой травматический опыт, бессмысленно. Непросто и пытаться анализировать или прогнозировать реакцию такого общества на те или иные вызовы дня. Самая же главная проблема заключается в оценке обратимости последствий коллапса общества: по мнению ряда исследователей, подобный коллективный шок необратим, а значит, бессмысленно пытаться воспользоваться моделями гражданского общества западного образца для социальной психотерапии.

Интеллектуальная жизнь современной России постепенно стабилизируется в том смысле, что пытается нащупать пути к конструктивному анализу современности, к поиску эффективных моделей описания и анализа постсоветской действительности. Излишне эмоциональные, конспирологические или фантастические концепты уходят в прошлое. Трудно сейчас сказать, насколько быстро загадки собственной истории найдут разрешение в нашей действительности. Но одно ясно: небывалый исторический опыт, который получила Россия, уникален и неповторим не только для нее, но и для всего мира. 

 

РогановСергей Роганов - философ, публицист

 

 

 

 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама