Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

От «Матвеевского» до Гольяново: декриминализация споткнулась о систему

22 августа 2013, 11:50 UTC+3 Александр Садчиков (обозреватель ИТАР-ТАСС, Москва)
По данным ВЦИОМ три четверти россиян полагают, что большое количество приезжих из других государств – явление отрицательное
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Фото ЕРА/ИТАР-ТАСС

Временный лагерь для мигрантов в Гольяново ликвидированЧасть его обитателей депортирована, другие переведены в центр содержания в поселке Северный под Москвой. Есть все основания полагать, что кампания по борьбе с нелегальной миграцией пошла на спад. Проверки на рынках продолжаются, но уже не так интенсивно как раньше. Судя по всему, мы имеем довольно скромные результаты этой кампании и в борьбе со  сращиванием правоохранительных органов с этнической преступностью.

 

Где незаконная миграция там и коррупция

Скоро исполниться месяц инциденту на рынке «Матвеевский», с которого, собственно, все и началось. Тогда, напомним, во время задержания 18-летнего Магомеда Магомедова, подозреваемого в попытке изнасилования 15-летней девочки, сотруднику полиции капитану Антону Кудряшову торговцы проломили голову. В этом ЧП сошлось сразу несколько тем и сюжетов, но каждый из них развивался по своему сценарию и по каждому остается много вопросов.

Так, сопротивление оперативной группе полицейских оказывали два десятка друзей задерживаемого, но арестовали и предъявили обвинение только его родственникам – выходцам из Дагестана Халимат и Магомеду Расуловым (их обвиняют по статье «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа»). Почему остались безнаказанными другие участники потасовки? Ответа нет и вряд ли он появится.

Пока били их коллегу-оперативника, сотрудники ОВД «Матвеевское» спокойно за этим наблюдали. Видимо, этот сюжет «исчерпал» себя увольнением шестерых полицейских с формулировкой «за бездействие», возбуждением уголовных дел о халатности в отношении еще двоих и отстранением от должности начальника ОВД.

Наконец, после этого ЧП начались массовые проверки рынков и задержания незаконных мигрантов. Сотрудники полиции и ФМС первые дни рапортовали о десятках задержанных, потом уже о сотнях, затем счет пошел на тысячи. Чтобы содержать всех нелегалов, полиция развернула лагерь мигрантов в Гольяново, а правозащитники начали спорить: насколько быт и условия там соответствуют санитарным нормам и международным стандартам. При этом основные обитатели лагеря – вьетнамцы – не имели никакого отношения к ЧП на «Матвеевском», равно как и к вызывающему  поведению, характерному больше для выходцев из республик Северного Кавказа. В свою очередь, арестованные Халимат и Магомед Расуловы не имеют никакого отношения к незаконным мигрантам из стран юго-восточной Азии, поскольку являются гражданами РФ и находились в столице на вполне законных основаниях.

Вообще, с этим инцидентом случилась странная вещь. Как-то постепенно ЧП на «Матвеевском» свелось только к миграционному сюжету. Остальные темы «потерялись» и по ходу дела были «забыты». В случае с арестованными все свелось к констатации банальной формулы: перед законом все равны, а преступность не имеет национальностей. В случае с бездействием полицейских – пострадали «стрелочники» (пусть вполне заслуженно, это не меняет сути).

Как-то между делом из поля зрения исчез и сюжет, о котором говорил Владимир Путин на встрече с главой МВД Владимиром Колокольцевым, директором ФМС Константином Ромодановским, первым зампредом Следственного комитета Василием Пискаревым и врио мэра Москвы Сергеем Собяниным сразу после инцидента.  Да, миграционная тема тогда обсуждалась, но президент однозначно сказал: «Одна из главных, ключевых проблем – это сращивание органов власти с торговлей и торговцами».

Тогда объектом президентской критики стала не ситуация с нелегалами, а ситуация с МВД (вспомним: «скорей всего они своим бездействием отрабатывают тридцать сребреников, которые получают от этих торговцев, и это всем понятно и всем известно»). Сказав, что уровень доверия к полиции «остаётся на достаточно низком уровне», Путин заметил: «мы реагируем и придаём какие-то ускорения работе на этом направлении только тогда, когда нам уже люди об этом прямо говорят, уже терпеть невозможно, глядя на этот беспредел». Собственно,  и о том, что нужно делать, президент сказал  определенно. Территориальные подразделения службы собственной безопасности МВД  эффективной работы не демонстрируют, работать должно Главное управления собственной безопасности совместно со спецслужбами. «Они должны заняться этим предметно – и должны быть результаты», -- сказал тогда Путин. 

Кого поймали

Теперь, после того, как прошел почти месяц «рыночной активности» правоохранительных органов, появились «миграционные» результаты, но почти нет результатов «коррупционных». Мы знаем, что в Гольяново содержалось от 800 до 1 000 безымянных мигрантов-нелегалов, но не знаем ни одного задержанного за «крышевание» рынков именитого генерала органов или крупного чиновника.

На странице Главного управления собственной безопасности сайта МВД много пресс-релизов с цифрами и фактами. «В рамках проводимых в России мероприятий по наведению правопорядка на объектах торговли и выявлению фактов коррупции в контролирующих и надзирающих органах сотрудники полиции провели более 2,7 тыс. рейдов», -- говорится в одном из последних сообщений. Вот только за минувшие выходные дни (17-18 августа) выявлено свыше 6,2 тыс. правонарушений, в их числе около 1,3 тыс. нарушений норм миграционного законодательства.

На фоне такой масштабной работы как-то скромно выглядит противодействие коррупции в самих правоохранительных органах.  К примеру, «в настоящее время ОРЧ (СБ) ГУ МВД России по Волгоградской области продолжаются оперативно-розыскные мероприятия по выявлению сотрудников органов МВД России районного уровня, покровительствующих за вознаграждение незаконно образованным торговым точкам, которые осуществляют реализацию бахчевых культур, овощей и фруктов». В переводе с официального на русский, это означает, что поймали участкового, который «крышевал» «арбузника». Да  и то, видимо, с доказательствами дело обстоит слабо, посему и оперативно-розыскные мероприятия «продолжаются». Круто?... Но вряд ли президент, когда говорил о сращивании этнической преступности с правоохранительной системой, имел в виду участкового…

Если подсчитать все служебные проверки за это время, то их наберется десяток. Уровень проверяемых в основном низовой – участковые, сотрудники региональных ОВД. Понятно, что задержать бесправного мигранта  проще, чем вести разработку сотрудника полиции. В случае с коррумпированным полицейским требуется серьезные доказательства для суда, нужны свидетели. При этом не стоит забывать, что вся система МВД крепко повязана круговой порукой, разрушить которую сложно. Не будем спорить, может быть, сейчас ведутся разработки и в отношении тех, кто «крышует» нелегальную миграцию и рынки на самом верху. Согласимся, что такие дела не рождаются на скорую руку и о них пока не позволяет рассказать тайна следствия. Возможно, мы еще увидим судебные процессы на эту тему, которые нас удивят своими участниками. Проблема в другом – нет ощущения, что в полиции поняла свою задачу и стала что-то менять в своей работе.  Скорее, можно говорить о том, что МВД как бы «не услышало» слова президента.

В недавней истории российских правоохранителей был такой эпизод как борьба с «оборотнями в погонах». Он начался в июне 2003 года, когда главой МВД был Борис Грызлов, с задержания сотрудников самого знаменитого подразделения – Московского уголовного розыска. Операция против «оборотней в погонах» вызвала шок и в самой системе МВД, и в обществе. Трудно было представить, что в легендарном МУРе работают не жегловы и шараповы, а коррупционеры и «крышеватели». Тогда само по себе разоблачение «оборотней» внушало надежду на перемены в полиции. Сейчас рейды по рынкам не дают ощущения, что наши правоохранители становятся чище и избавляются от «оборотней». 

Год работы после «месячника облав»

Независимо от того, какие силы и средства будет применять власть в борьбе с нелегальной миграцией, эта тема никуда не уйдет из общественной повестки дня.  В обществе существует колоссальный запрос на противодействие миграции. По данным ВЦИОМ, обнародованным в начале августа, три четверти россиян – 74 % -- полагают, что большое количество приезжих из других государств – явление отрицательное (причем за последние пять лет сторонников такого мнения стало больше – было 68%). Этой позиции придерживаются, прежде всего, «либеральные» москвичи и петербуржцы (84%). Больше стало и тех, кто считает необходимым ужесточить законы на эту тему (сейчас таковых 53%, а в 2005-ом было 40%). При этом 10% полагают, что приток приезжих следует полностью остановить. Но вот, что любопытно. По мнению более чем половины опрошенных, необходимо ужесточить законы для пресечения потока мигрантов в первую очередь из республик СНГ, а затем – для стран юго-восточной Азии.

Опыт лагеря в Гольяново показал, что наши миграционные власти работают в другом направлении: задерживают вьетнамцев (хотя не они являются главными раздражителями общества) и не трогают узбеков, таджиков и выходцев из республик Кавказа (хотя эта среда, судя по сводкам, наиболее криминальна). Эксперты говорят о политических причинах такого «отбора»: Москва не хочет ссориться с бывшими советскими республиками. С одной стороны, российским властям нужно ответить на запрос своего общества, с другой, - сохранять баланс в отношениях на постсоветском пространстве. Но такой подход не может быть вечным.

Лагерь в Гольяново ушел в историю, но проблемы миграции остались. По мнению экспертов, нужен как минимум год для того, чтобы появились нормальные центры временного содержания, где нелегалы могли бы дожидаться выдворения. Кроме того,  нужно переходить от хаотичных действий к системной работе. Это не означает, что рейдов на рынки и на подпольные фабрики должно быть меньше. Равно как и не означает, что задерживать нужно представителей одних национальностей и закрывать глаза на экспансию других. Чтобы «смягчить» натиск нелегалов на столицу, миграцию нужно ограничивать на «дальних рубежах», в том числе через введение виз и других ограничительных барьеров. Нужно думать не только о том, как поймать и где разместить «чужих», но и как привлечь на эти же рабочие места «своих». Только кропотливая системная работа может повлиять на ситуацию с нелегалами и на настроения в обществе.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама