Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Большая вода – большая беда: стихия на Дальнем Востоке бросила вызов стране

24 августа 2013, 0:01 UTC+3 Александр Садчиков (обозреватель ИТАР-ТАСС, Москва)
Число пострадавших от наводнения превысило 50 тысяч человек
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Фото ИТАР-ТАСС/ Владимир Смирнов

Число пострадавших от наводнения на Дальнем Востоке превысило 50 тысяч человек. Ситуация там остается напряженной. Владимир Путин намерен посетить охваченные стихией регионы, чтобы провести совещание по оценке ущерба и планам восстановления территорий. Вероятно, пойдет речь и о том, как предотвратить такие катастрофы в будущем.

 

Человек и стихия: кто кого?

Месяц назад – 23 июля – посыпались сообщения информагентств о том, что сильный дождь с грозой залил Благовещенск. Тогда в центре города было затоплено дорожное полотно девяти улиц и 12 приусадебных участков частных жилых домов. В самом городе был введен режим чрезвычайной ситуации. В Амурской области было подтоплено 149 жилых домов, пришлось эвакуировать 125 человек, в том числе 73 ребенка. Так на Дальнем Востоке началась война человека с природной стихией. Эта война идет до сих пор и потери еще только предстоит подсчитать и проанализировать.

"Такого не было раньше, - разводят руками эксперты-гидрологи, - нынешнее наводнение самое крупное за последние 120 лет". Говорят, что сейчас уровень воды в реках Амур и Зея превысил показатели катастрофических наводнений 1984 и даже 1928 годов. Вспоминают даже 1872 года, когда Амур разлился настолько, что поднялся на 10 метров выше ординара (то есть среднего многолетнего уровня). Для сравнения: сейчас его уровень в районе Хабаровска 716 сантиментов выше уровня ординара.

Противостояние человека и стихии развернулось на территории длиной 2 тыс. км и шириной 500 км. Это больше, чем площадь Франции и Германии вместе взятых. Промышленность несет огромные потери. По предварительным данным, ущерб сельскому хозяйству оценивается в 8,6 млрд руб. О каком-то урожае здесь можно забыть. Размыты дороги, даже когда вода уйдет, коммуникации между городами будет невозможно сразу восстановить. Десятки тысяч людей лишились крова и имущества либо частично, либо совсем. Во многих населенных пунктах 1 сентября дети не пойдут в школы. Где-то школ теперь больше нет, где-то сами школьники не смогут вернуться в родные села.

Сводки МСЧ и Минобороны пестрят цифрами. Вот, только в одном Хабаровском крае для борьбы с паводком развернута группировка сил общей численностью 8043 человека, 1415 единиц техники, в том числе от МЧС 1929 человек, 257 единиц техники. Но война с наводнением имеет свою специфику. Здесь количественный перевес сил, вовсе, не означает скорой победы. Стихия то ослабевает, но наносит ответный удар. Хотя рано или поздно, она, конечно же, отступит и придет время подводить окончательные потери в этой войне.

Дальний Восток станет ближе, если будет безопасней

Так получилось, что пик паводка на Дальнем Востоке совпал по времени с вынесением приговора местным чиновникам, виновным в халатности во время наводнения в Крымске. Их вина в том, что они своевременно не оповестили население о катастрофе, в результате погибли люди. Сравнивать нынешнюю дальневосточную ситуацию с крымской некорректно. В Краснодарском край стихия ударила внезапно, затопление произошло буквально за считанные минуты. На Дальнем Востоке уровень воды увеличивался постепенно. Здесь и местные администрации, и федеральные службы имели возможность оповестить население и развернуть работы по противодействию стихии. По большому счету, они справились с задачей. В течении месяца мы наблюдали довольно слаженную работу всех служб, которые задействованы в этой борьбе. Власти заблаговременно предупреждали людей об опасности, но столкнулись с другой проблемой: многие жители отказывались покидать свои дома. К счастью, пока удалось избежать жертв.

После августа-2013, очевидно, придется корректировать программу социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья. Сама по себе эта программа рассчитана на период до 2025 года и предусматривала, к примеру, развитие транспортной инфраструктуры (реконструкцию БАМа и Транссиба; создание сети новых автодорог; модернизацию действующих и строительство новых аэропортов). Идеология последних лет: Дальний Восток должен стать ближе. Но ближе эти регионы станут только в том случае, если здесь появятся принципиально иная система безопасности от наводнений. Бессмысленно создавать современную транспортную инфраструктуру, если в один день ее может смыть водная стихия. Речь идет не о том, чтобы отказываться от планов по возрождению Дальнего Востока, а о том, чтобы в числе приоритетов появились и новые гидросооружения.

Что объединяет такие разные страны как Нидерланды, Германия, Индия, Бангладеш и Филиппины? Все они как минимум раз в год переживают свой удар водной стихии. Этот удар бьет беспощадно, в случае с Бангладеш, Индией и Филиппинами иногда унося за собой тысячи человеческих жизней. Но в каждой из этих стран приоритетным направлением является развитие системы гидрологической безопасности. Уровень экономики и плотность населения разные, а главная задача у правительств одна: как можно лучше подготовиться к стихии. В тех же Нидерландах для этого в структуре правительства есть специальное ведомство (Waterschap) и постоянно реализуются свои программы (например, проект "Дельта", согласно которому все притоки Рейна отгорожены от дельты основной реки дамбами, защитными щитами, штормовыми барьерами). Понятно, что маленькие Нидерланды, где люди веками боролись с водой, проще обустроить, чем периферийный российский Дальний Восток, где площадь затопления равна площади крупных европейских стран, но думать об этом нужно. Уже сейчас эксперты говорят о необходимости обсудить все возможные варианты водорегулирования в Приамурье как минимум на правительственном уровне.

Чьи платины и где насосы?

У губернаторов регионов, где объявлена чрезвычайная ситуация, свой подход. По их мнению, необходимо для начала прости реконструкции системы гидротехнических сооружений. Опыт августа-2013 свидетельствует, что это не блажь и не желание выбить средства из федерального бюджета. Амур – сложная река и паводки здесь случаются постоянно, гидросооружения не были рассчитаны на тот уровень, который мы получили, во многих местах вода просто перелилась «за бортик». Сейчас требуется большая «ревизия» таких объектов, чтобы выяснить, где «протекло», а где защита оказалась надежной.

Отдельная тема – уровень гидросооружений в малонаселенных и отдаленных пунктах. Речь идет о мелких дамбах, водоотстойниках, мини-плотинах. Выяснилось, что у многих таких сооружений нет «хозяев». Объект -- есть, а вот кто за него отвечает и у кого он на балансе – не понятно. Вероятно, подход здесь должен быть таким: "один объект – один ответственный".

Как минимум, стоит задуматься о восстановлении системы Гражданской обороны, которая была в СССР. Люди старше 40, наверное, с улыбкой вспомнят обязательные "учения" в вузах и на предприятиях. Но кроме этих мероприятий "для галочки", система Гражданской обороны выполняла важную защитную функцию, в том числе и противодействуя природным стихиям. Сейчас она оказалась размыта. Формально немногочисленные войска ГО входят в систему МЧС. Однако, очевидно, их численности и ресурсов недостаточно, чтобы эффективно бороться с водой. Приходится привлекать части Минобороны. Так или иначе, проблема, связанная с повышением действенности МЧС, существует. О необходимости "серьезно укрепить подразделения МЧС в Сибири и на Дальнем Востоке" на заседании Совбеза, посвященном вопросам совершенствования военной организации России на период до 2020 года, задолго до наводнений говорил и Владимир Путин.

Системные проблемы и пробелы "дополняются" техническими. Сейчас, если верить сообщениям региональной прессы, и военные, и гражданские спасатели столкнулись с нехваткой насосных установок для откачки воды. Во всех регионах, где действует режим чрезвычайной ситуации, не хватает таких насосов. Здесь уместно задать вопрос: тот чиновник, который занимается прогнозированием таких ситуаций, вообще думал, что при ежегодных паводках может понадобиться больше насосов, чем обычно? Или понадеялся на традиционную формулу российской бюрократии: авось пронесет.

Скромный голос прогрессивной общественности

Наводнение на Дальнем Востоке не стало поводом для сколько-нибудь заметного вмешательства в ситуацию политических партий и общественных организаций. Как провластные, так и оппозиционные структуры занимались в большей степени выборами 8 сентября, а не участием в судьбе тысяч пострадавших. Почти месяц не было слышно голосов в поддержку жертв стихи от Общероссийского народного фронта, который, между прочим, претендует быть своеобразным «каналом связи» между властью и народом. Видимо, природная скромность в деле защиты трудящихся не позволяла как-то проявить себя и КПРФ. Не особо тревожились насчет паводков в "Справедливой России» и ЛДПР. Только сейчас – почти месяц спустя! – политические партии начали сбор средств и вещей для пострадавших, появились сообщения о каких-то акциях и мероприятиях.

Примерно также вела себя и российская блогосфера. Обычно настроенная критически, а то и резко оппозиционно по отношению к действиям власти, на этот раз она почти совсем не обсуждала ситуацию на Дальнем Востоке. В топе социальных сетей были другие темы – к примеру, что сказал господин N во время теледебатов на столичном телеканале или кто кого "прижучил" с жилплощадью и незаконной агитацией.

Сообщения о том, что волонтерские организации – даже те, кто участвовал в ликвидации последствий стихии в Крымске - подключились к помощи пострадавшим на Дальнем Востоке, появились только в последние дни. Предыдущие три недели наводнения как бы игнорировались добровольцами. Хотя многие из волонтеров имеют опыт работы и в разрушенных населенных пунктах, и с пострадавшими людьми. Казалось бы, они должны давно уже быть на месте разгула стихии.

Ситуация как бы целиком отдавалась на откуп власти: справиться – ну, и пусть; а если проиграет, наделает ошибок – тогда уж припомним им всё. Подход циничный, но для людей, которые считают, что занимаются политикой, он, видимо, приемлем. Сейчас ситуация и общественный настрой стали меняться. По всей России появляются штабы поддержки пострадавшим, пункты приема помощи, открываются счета для денежных переводов. Конечно, уж лучше поздно, чем никогда... Но почему почти целый месяц те же люди пропускали выпуски новостей мимо ушей?..

Так уж сложилось, что август для России – тревожный месяц. За последние пару десятков лет в этом месяце мы все видели и все испытали - войны, политические и экономические катаклизмы, удары террористов, трагедии в армии и на флоте. Август-2013 еще не закончился. В этом году этот месяц бросил нам вызов водной стихией. Главное не только справиться с ним, но извлечь уроки. Иначе так и будем обречены считать убытки и вычерпывать воду ведерком.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама