Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Секретарь совбеза Ингушетии убит незадолго до выборов главы республики

27 августа 2013, 19:52 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)

Убийство Ахмеда Котиева может преследовать сразу несколько политических целей

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ИТАР-ТАСС/Пресс-служба МВД по Республике Ингушетия

Фото ИТАР-ТАСС/Пресс-служба МВД по Республике Ингушетия

Первое, что пришло в голову, как только зазвучали сообщения о гибели секретаря совета безопасности Ингушетии Ахмеда Котиева – война боевиков с правоохранителями продолжается. Второе – что убийство может быть связано не только с его профессиональной деятельностью, но и с предстоящей процедурой обновления региональной власти на Северном Кавказе.

Тот, кто планировал убийство Котиева, сделал это с тонким расчетом. В день смерти 52-летнего чиновника в Ингушетию прилетел целый пул журналистов федеральных СМИ, чтобы освещать одну из редких на Северном Кавказе «позитивных новостей» - открытие нового республиканского телеканала. Законы современных медиа таковы, что новый телеканал мгновенно был забыт, и ингушским руководителям, включая врио главы Юнус-бека Евкурова, весь день пришлось комментировать смерть секретаря совбеза.

Погибший непосредственно занимался выводом «заблудших», возвращением в мирную жизнь тех, кто ушел партизанить, но еще не успел всерьез нагрешить. Версия мести боевиков наиболее очевидна. Но это не значит, что связь с предстоящими выборами главы республики нужно полностью исключать из анализа ситуации.

Ингушетия вместе с Дагестаном осенью этого года должны были стать первыми из регионов Северного Кавказа, которые опробовали бы на себе возвращенные в российскую политическую реальность прямые выборы глав субъектов федерации. Но этого не случилось: руководство Дагестана, где прямых выборов главы не было никогда за всю его постсоветскую историю, инициировало, как многие полагают, появление закона, который разрешает регионам самим решать, будут ли главу избирать граждане или депутаты регионального собрания из числа кандидатур, внесенных главой государства. Примеру Дагестана последовала Ингушетия.

В ингушском случае вокруг списка кандидатов сразу же возникла интрига: был момент, когда казалось, что в нем могут оказаться чуть ли не все лидеры, побывавшие у руля республики с момента ее создания в июне 1992 года – то есть Руслан Аушев, Мурат Зязиков и Юнус-бек Евкуров. Впрочем, Руслан Аушев отказался от участия в борьбе, как только узнал, что голосовать будут не все наделенные избирательным правом жители республики, а лишь их представители в законодательном собрании.

Интрига с Зязиковым сохранялась несколько дольше, и это давало основания для многочисленных слухов и домыслов о том, что все проблемы, возникающие в регионе, инициированы сторонниками экс-президента, которые во что бы то ни стало хотят дискредитировать Юнус-бека Евкурова. Конец этим домыслом положил список кандидатур, внесенный Владимиром Путиным в Народное собрание Ингушетии чуть более недели назад. Кроме Евкурова, в списке значатся депутат Назрановского муниципального собрания Урусхан Евлоев и зампред республиканского парламента Магомед Татриев.

Нужно обладать очень развитым чувством политической абстракции, чтобы предположить, что республиканские депутаты не прочтут в этом списке вполне однозначно выраженную волю федерального руководства: Евкуров вполне устраивает Москву как глава Ингушетии и без проблем соберет необходимое большинство депутатских голосов в чисто символической борьбе с техническими конкурентами. За весь период, пока главы регионов утверждались народными собраниями по представлению президента, с 2004 по 2011 год, когда Кремль по закону называл депутатам одну фамилию, а не предлагал, как сейчас, список, не было ни одного случая отказа регионального парламента поддержать принятое в Москве кадровое решение. Нынешний ингушский список по сути мало чем отличается от процедуры с одной кандидатурой – из списка вполне ясно, кто этот единственный кандидат.

Евкуров продолжит свою работу на посту главы Ингушетии – если, конечно, ничего не случится. А убийство Котиева – это как раз напоминание о том, что случиться может все, что угодно. Об этом помнят все без исключения оппоненты действующего ингушского главы. Не только те боевики, которые в лесу ведет войну с любой российской светской властью, но и недоброжелатели из числа чиновников, удаленных из команды за последние пять лет, и те, кто недоволен жесткой евкуровской позицией по поводу претензий соседних регионов к существующему рисунку ингушской административной границы.

Хотя предпочтения Кремля вполне определены, круг лиц, недовольных Евкуровым, по-прежнему широк. Эти лица, несомненно, по-прежнему хотели бы как минимум дискредитировать, а по возможности и устранить врио главы, который, отстаивая единство государства и верховенство российского закона, с их точки зрения является помехой для реализации их собственных планов и амбиций. А сам факт существования на Северном Кавказе разветвленного диверсионного подполья позволяет в любом случае списать все на боевиков.

Есть ли в убийстве Котиева нити, которые связывали бы войну, ведомую боевиками, со вполне легальными политиками и группами интересов, покажет следствие. Но уже сейчас очевидно, что главное объяснение, которое ингушские и дагестанские власти дают своему отказу от прямых выборов главы, не срабатывает: период подготовки к голосованию в парламенте оказывается окрашен в не менее драматические тона, чем это могло бы быть в случае полномасштабной предвыборной кампании. Главный герой ясен, у его оппонентов – те же возможности для дискредитации, у всех вместе – те же риски. Разве что голосование депутатов дешевле и проще в плане подсчета результатов

В Дагестане картина примерно та же: список кандидатов уже в парламенте, «фора» Рамазана Абдулатипова подтверждается двумя «техническими» соперниками. И здесь отказ от прямых выборов должен был обеспечить большую политическую стабильность - но едва ли можно считать, что цель достигнута. Недавние столкновения между лакцами и кумыками на окраине Махачкалы свидетельствуют об этом не хуже убийства Ахмеда Котиева.

Опасения, связанные с возможной дополнительной дестабилизацией на Северном Кавказе в связи с открытыми прямыми выборами глав Ингушетии и Дагестана, вполне объяснимы и даже оправданы. Особенно в непосредственном преддверии Олимпиады в Сочи, когда любой намек на дополнительную нестабильность в радиусе 1000 километров – это угроза срыва всего грандиозного проекта. Но в то же время бесконечное откладывание выборов по соображениям безопасности в конце концов само превращается в угрозу безопасности – особенно если местные избиратели чувствуют себя обделенными по сравнению со своими соседями, проголосовавшими или только собирающимися голосовать за или против губернатора. Печальные новости последних дней красноречиво доказывают, что отказ от выборов сам по себе не укрепляет стабильности.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама