Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Непосредственная демократия: Янукович сложил с себя ответственность за стратегический выбор Украины

31 августа 2013, 12:34 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
Стране не обойтись без референдума, который позволит определить меру гражданского и политического единства самой Украины
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Президент Украины Виктор Янукович заявил под занавес уходящего лета, что стране не обойтись без референдума о выборе стратегического пути – в Таможенный Союз или в Евросоюз. Если такой референдум состоится, он позволит, кроме ответа на основной вопрос, определить меру гражданского и политического единства самой Украины, а также трезво оценить качество и состояние российской политики на пространстве бывшего СССР.

Для оптимиста стакан всегда наполовину полон, а для пессимиста – наполовину пуст. Оптимист может считать, что премьер-министр Украины Николай Азаров во время недавней встречи с российским коллегой Дмитрием Медведевым в Москве договорился о возможности присоединения Украины к отдельным соглашениям России, Белоруссии и Казахстана, заключенным в рамках Таможенного Союза. А пессимист – что Азаров, в сущности, исключил присоединение своей страны к ТС, и Украина полным ходом идет навстречу подписанию в ноябре этого года в Вильнюсе соглашений о свободной торговле и ассоциации с Евросоюзом.

Очевидно, что для Украины это вопрос цивилизационного выбора. Многие оценивают его, как емко написал один из украинских блогеров, как выбор выпускника школы – пойти служить в армию или поступить в университет. Где в данном случае армия, а где университет – похоже, всем ясно.

Сам президент Янукович, победа которого на выборах воспринималась как неслыханное достижение российской политики по отношению к соседям, достаточно красноречиво обозначил, какой из полюсов этой дилеммы предпочтительней именно для него: он назвал неприемлемыми и унизительными условия пересмотра газовых контрактов, которые предлагаются российской стороной. Президент подчеркнул, что свои отношения с обеими организациями Украина будет строить исключительно исходя из своих национальных интересов. Вопрос же выбора между двумя союзами должен решить народ.

Украина уже провела несколько лет в ситуации тревожного ожидания референдума относительно вступления в НАТО, который в итоге так и не состоялся. На этот раз с формальной точки зрения препятствий гораздо меньше: в конце прошлого года Янукович подписал закон о референдуме, который, правда, вызвал достаточно много критических откликов. Их суть в основном сводилась к тому, что референдум по любому из по-настоящему острых общественно-политических вопросов рискует физически разделить не только украинское общество, но и саму Украину, как государство.

Теоретически, в ситуации, когда мало кто уже сомневается, что в ноябре в Вильнюсе европейская программа восточного соседства завершится серией договоров об ассоциации между ЕС и странами-участницами программы (это Белоруссия, Украина, Молдавия, Грузия, Армения и Азербайджан), этот страх перед референдумом может сыграть на руку России. Для Москвы, разумеется, гораздо привлекательней сценарий, в котором украинский корабль надежно швартуется в гавани ТС, и Киев постепенно забывает о своих европейских амбициях.

Но похоже, что риск референдума на этот раз может оказаться приемлемым для Украины. Раскол был бы теоретически возможен и поэтому опасен, если бы в этом условном соревновании участники были действительно равноценными. А так в одном углу ринга украинцы видят ЕС, который, вопреки всем слухам о глубоком экономическом и институциональном кризисе, готов раскрыть им в Вильнюсе свои объятия, а заодно и многомиллиардные грантовые программы, а в другом – Таможенный Союз, который не предлагает грантов, но предлагает условия сотрудничества, не выгодные Киеву. И к тому же не демонстрирует внутреннего единства: на глазах у украинцев, которым вроде бы полагается сейчас размышлять о преимуществах экономического и таможенного взаимодействия с бывшими братскими республиками, Россия и Белоруссия, объявившие о создании Союзного государства задолго до появления ТС, введут друг с другом нешуточную схватку по поводу сделки с «Уралкалием». И применяют в ней откровенно запрещенные приемы.

Все это, естественно, сталкивает Украину в сторону ЕС. Вопрос об ассоциации с ЕС – это не вопрос о НАТО, который, вероятно, мог бы действительно расколоть Украину, часть граждан которой еще по советской инерции видят в Североатлантическом альянсе агрессивный блок. ЕС отчетливо воспринимается как источник материальных благ и, что важнее, как структура, которая может экспортировать на Украину свои институциональные технологии, которые, с точки зрения самих украинцев, могут быть более эффективны, чем те, что сложились в стране за годы после распада СССР.

Как и все постсоветские общества, Украина хотела бы в союз: быть периферией союза гораздо выгодней и удобней, чем быть просто периферийной страной. Но далеко не факт, что союз, в который хотела бы Украина – советский. Или ТС, который подспудно позиционирует себя как модернизированное переиздание СССР.

В этой ситуации выбор участников анонсированного президентом Януковичем референдума достаточно очевиден, и как раз у этого плебисцита, кажется, есть шанс доказать всему миру, что Украина – вполне состоявшееся общество, а не хрупкий конгломерат пророссийского Востока и антироссийского Запада. Считать  Украину таким конгломератом – уже большая ошибка, которая может поставить Москву перед многими новыми украинскими сюрпризами в будущем.

Хорошие новости в том, что дата референдума пока не определена, а значит, у создателей ТС есть немного времени для того, чтобы сформулировать по-настоящему позитивную повестку дня. Такую, чтобы на нее могли бы действительно обратить заинтересованное внимание страны, уже погрузившиеся в изучение прекрасно изданных звездно-синих брошюр Евросоюза. Хорошая новость еще и в том, что ассоциация Украины с ЕС, контуры которой будут намечены в Вильнюсе, вовсе не исключает экономического сотрудничества этой страны с Россией и Таможенным Союзом. Не стоит воспринимать Вильнюс как реквием российским проектам на постсоветском пространстве. Постсоветское пространство постепенно перестает быть постсоветским. Но ни географическое соседство, ни экономические связи, ни взаимные зависимости, ни культурные предпочтения никуда не денутся. В конце концов, пассажирский поезд с номером 001 все еще курсирует по маршруту Киев – Москва, и едва ли он так уж скоро пойдет вместо Москвы в Брюссель.

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама