Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

В День знаний не мешает вспомнить о Глейвице и о Беслане

1 сентября 2013, 17:22 UTC+3 Иван Сухов, (ИТАР-ТАСС, Москва)

События двадцатого и двадцать первого столетия навсегда наполнили 1 сентября трагическим смыслом

Поделиться
Материал из 1 страницы
Здание бесланской школы №1, фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Узаков

Здание бесланской школы №1, фото ИТАР-ТАСС/ Сергей Узаков

День начала нового учебного года в России не зря называют Днем знаний: события двадцатого и двадцать первого столетия навсегда наполнили 1 сентября трагическим смыслом, о котором ни в коем случае не стоит забывать.

***

Урок мира

В советских школах после торжественной линейки по случаю 1 сентября начинался урок мира. На этом уроке в обязательном порядке напоминали, что 1 сентября 1939 года началась Вторая мировая война. Смысл его сводился к напоминанию о беспрецедентной трагедии, которая перемолола десятки стран и десятки миллионов человеческих жизней и ни в коем случае не должна повториться.

Эти советские уроки мира проходили в годы, когда, как это ни странно, казалось, что 1 сентября 1939-го, и 22 июня 1941-го, и тем более 9 мая 1945 года – это, конечно, не вчера, но когда-то совсем недавно. Люди, пришедшие с войны двадцатилетними, в 1985-м только разменивали седьмой десяток, не у каждого из них даже внуки успели появиться.

Сейчас, хотя война по-прежнему играет важную роль в принятой в России системе поколенческой трансляции ценностей, она оказалась где-то в бескрайнем тумане древности. Она просто постепенно выскользнула из пространства семейной устной истории. Деды, которые успели стать прадедами, и раньше-то не особенно любили распространяться о пережитом, а к началу второго десятилетия двадцать первого века и вовсе замолчали, по вполне понятным причинам. Плакатная память о войне, за поддержание которой отвечает власть, хоть и стоит больших денег, работает уже совсем иначе.

"Крот истории"

И вот мы пытаемся восполнить появляющиеся пробелы с помощью интернета – и сталкиваемся с совсем неожиданными сюрпризами. Хроника Второй мировой войны в большинстве русскоязычных сетевых энциклопедий начинается, как ей и положено, 1 сентября 1939 года. Но рассказ сфокусирован в основном на сопоставлении военно-технического потенциала Германии и Польши. Сразу же после этого приводится текст обращения Гитлера к солдатам, где говорится об отказе Польши от мирного урегулирования пограничного спора. После обращения - хрестоматийный рассказ о начале бомбежек и артиллерийском обстреле Вестерплатте с борта «Шлезвиг-Гольштейна».

Инцидент с германской провокацией на радиостанции в Глейвице, ключевой для понимания случившегося 1 сентября 1939 года, просто не упоминается. А без него, пожалуй, трудно представить себе картину этого дня, которая в большей степени удовлетворила бы национал-социалистских вождей. «Крот истории» «зарыл» Глейвиц, зато оставил на поверхности гитлеровский приказ по армии. Это, пожалуй, один из случаев, когда не мешает вспомнить призыв Юлиуса Фучика: «Люди, будьте бдительны». Разумеется, тем, кто еще помнит, кто такой Юлиус Фучик.

Третья мировая

В Союзе, помимо живой памяти о сравнительно недавней войне, был сформирован и укоренен глубокий страх перед другой возможной войной, которая в результате технических успехов в деле создания оружия массового уничтожения могла стать последней.

Кто помнит «уроки мира», наверняка помнит и кошмарные ощущения от финальных кадров «Писем мертвого человека» Константина Лопушанского, и детские сны про ядерную войну, которые не развеивались бесчисленными карикатурами про дядю Сэма с атомной бомбой в руке.

К счастью, мы живем в мире, которому, вроде бы, больше не грозит многократное уничтожение в результате ядерного конфликта двух сверхдержав. Мир изменился. После Первой мировой легко было представить себе Вторую – и она, действительно, последовала после сравнительно короткого перемирия. После Второй представить себе Третью стало невозможно: сначала слишком жива была память о Первой и Второй, потом издержки использования ядерного оружия оказались надежной гарантией его неприменения, а потом эйфория от окончания холодной войны породила оптимистические размышления о «конце истории».

С тех пор начало Третьей мировой анонсировалось уже не раз – примерно, как и конец света. Прямо сейчас пророческие усилия сосредоточены на Сирии: расследование фактов применения химического оружия в пригороде Дамаска очень напоминает в эти первые осенние дни о Глейвице – непонятно только, кто в этой партии немец, а кто поляк.

Кошмар Клаузевица

Только при любом результате – то есть независимо ни от того, какая из версий применения газов подтвердится, ни от того, поддержит ли Конгресс странную идею лауреата Нобелевской премии мира Барака Обамы относительно ограниченной военной миссии в Сирии, - никакая Третья мировая с Сирии не начнется.

Потому что она уже идет.

А мы просто не можем точно сказать, когда именно и в какой точке земного шара она началась. Потому что мы привыкли думать, что большие войны обязательно начинаются с сообщения: «С 4.45 ведется ответный огонь», развертываются в многокилометровые линии фронтов и в сопоставимые с ними по длине вереницы гробов.

Оказалось, что вторжение необязательно означает войну, и наоборот, война необязательно связана с вторжением. Оказалось, война может возникнуть буквально в любой момент посреди вроде бы мирной жизни: в метро, на рынке, в подземном переходе, в торговом центре. Оказалось, при всем совершенстве технологий, от нее нет защиты.

Наши приборы распознавания не фиксируют как событие мировой войны взрыв самопальной бомбы на марафоне в Бостоне. Или чудовищную трехдневную драму с захватом заложников, с которой ровно 9 лет назад начался учебный год в Первой школе города Беслана и которая унесла на сегодняшний день 336 жизней, не считая погибших в бою офицеров спецназа.

Будьте бдительны!

Через 9 лет мы уже и не помним почти о той школе. Бесланская трагедия, которая в сентябре 2004 года заставила рыдать пол-России, была удивительно быстро вытеснена на периферию обывательского сознания как еще одна страшная история о невнятных и, в общем-то, чужих кавказских разборках.

Один маленький Беслан в эти дни вспоминает – и съеживается от одиночества и ужаса. За погибших от пуль, осколков, горящих стропил, и за выживших, у кого среди этих пуль, осколков и горящих стропил остались дети, братья, родители, учителя.

Эти дни Беслана были страшными, но, увы, отнюдь не последними днями Третьей мировой. Тот, кому кажется, что это была чужая беда, пусть представит себе, что было бы, если бы миллионы людей в 1941-м восприняли как чужую беду, к примеру, первую бомбежку Киева. Или битву под Москвой. Которые, кстати, в свою очередь оказались уроком для тех, кто совсем незадолго до этого счел события 1 сентября 1939-го даже не просто чужой бедой, а еще и отличным случаем поживиться.

Мы по-прежнему плохо ориентируемся на этой войне, плохо видим врага, сомневаемся в союзниках и не знаем, какой будет завтра новая конфигурация ее невидимых линий фронта. Единственное, что нам остается – хорошенько помнить слова Фучика. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама