Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Сирийский цугцванг: администрация Барака Обамы может серьезно пострадать в связи с событиями на Ближнем Востоке

18 сентября 2013, 18:05 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
После сирийского провала у американского президента могут начаться проблемы во внутренней политике
Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Фото EPA/ИТАР-ТАСС

Американские новости текущей недели, одна немного в тени другой -- стрельба в Вашингтоне на объекте военно-морского флота Соединенных Штатов и человек, бросивший спустя несколько часов после этого петарды на лужайку Белого дома, -- судя по всему, напрямую не связаны с Сирией. Но они являются тревожными звонками для администрации Обамы, которая явно споткнулась о сирийскую проблему.

Мем «что-то пошло не так», связанный изначально с катастрофой российской ракеты-носителя в прямом эфире государственного телеканала, применим по отношению к последним вашингтонским событиям.

После 11 сентября 2001 года Америку по-настоящему сложно шокировать. Но любой, кто был в Вашингтоне, понимает, как катастрофически не рифмуется со своеобразным спокойным обаянием этого города вой сирен десятков полицейских машин и раненые на тротуарах. Эту картину десятки телеканалов транслировали 16 сентября, когда вооруженный одиночка, бывший сотрудник ВМФ США, прорвавшись в здание своего бывшего ведомства, расстрелял и ранил нескольких человек.

Когда идет подсчет жертв, становится не до городского обаяния, так что дело не в нем. И даже не в том, как на работу с секретными материалами военно-морского ведомства мог в 2013 году попасть человек, который в 2004 году участвовал в разборке в связи с ДТП, мягко говоря, не свидетельствующей о его адекватности.

Дело в том, что стрельба в офисе ВМФ, как и петарды, которые некий мужчина бросил черех ограду на лужайку президентской резиденции через несколько часов после драмы с расстрелом в офисе ВМФ – при всей разнице преступления, унесшего человеческие жизни, и безобидной вроде бы хлопушки, -- это нарушение определенных табу.

Американская политическая система устроена так, что табуированные зоны там, в целом, невелики, понятны и прозрачны, и сакральность власти, при всей приверженности американцев к патриотическим ритуалам, в США выражена, пожалуй, меньше, чем в какой бы то ни было другой стране. Сакральность власти – это нечто противоположное политической системе, в которой власть исходит от народа, а принятая более 200 лет назад Конституция описывает, как именно технически это устроено.

Тем не менее сакральность власти существует и в Америке. То, что такие посягательства на нее оказались возможны, еще не говорит о том, что в фундаменте американского общественного и ценностного договора появились трещины: этот договор слишком давно и слишком хорошо себя зарекомендовал.

Чего, похоже, не скажешь о действующей американской администрации.

Администрация Обамы явно споткнулась о Сирию. Президент уже несколько недель не может принять решения о боевой операции и, похоже, пытается отложить его, отдавая себе отчет в том, что оба варианта являются плохими.

Между тем, отсутствие боевой операции в Сирии – это необходимость отказаться от собственных публичных обещаний наказать Асада, если он впредь перейдет «красную линию» применения химического оружия. Это отказ признать годными доказательства применения химического оружия правительством Сирии, на сбор которых уже американское правительство потратило немало ресурсов. Но самое главное – это крупное внешнеполитическое поражение.

Приказ о начале боевой операции – это не менее болезненный шаг. Несмотря на консенсус 11 держав, неделю назад поддержавших декларацию по Сирии в Петербурге. Несмотря на то, что в Нобелевской речи лауреат премии мира Обама в целом обосновал право Соединенных Штатов на применение силы там, где этого требуют интересы мира. Несмотря даже на то, что очень многие в мире согласны: режим, борющийся за свое существование в Сирии, вполне бесчеловечен.

Несмотря на все это, удар Штатов по Сирии, даже если им удастся собрать коалицию, будет решением, принятым в Вашингтоне без какой бы то ни было внятной международной легитимации. И, похоже, вопреки общественному мнению даже собственной страны. Где, среди прочего, хорошо помнят, кто направил самолеты в башни Всемирного Торгового центра в Нью-Йорке и кто сейчас образует организационный костяк сирийской оппозиции.

Мир состоит не из одних Соединенных Штатов. Даже их традиционные союзники наверняка выступят за создание новых общих правил игры, которые не должна диктовать одна страна – не говоря уж о странах, претендующих на роль самостоятельных центров силы.

В этом смысле нельзя не признать, что позиция России – особенно после статьи Владимира Путина в «The New York Times» -- парадоксальным образом больше рифмуется с признанными в Америке ценностями, чем позиция собственной администрации, то заносящей руку над кнопкой «пуск», то отдергивающей ее.

Российские предложения по Сирии, связанные с ликвидацией химоружия под международным контролем, теоретически дают возможность всем заинтересованным сторонам выйти из явно патовой ситуации относительно без потерь. Но в Вашингтоне, судя по продолжающимся размышлениям об ударе, такой возможности не видят.

И ситуация с раздумьями относительно правильного места для запятой во фразе «ударить нельзя отказаться» не может длиться бесконечно. Все более бросающаяся в глаза нерешительность президента и главнокомандующего может нанести администрации еще больший ущерб, чем любое из двух зол.

А выбор – именно из двух зол. Любой из вариантов ослабит позиции действующей американской администрации и персонально 44-го президента Соединенных Штатов Барака Обамы, дважды избранного на важнейший политический пост в мире при довольно большом энтузиазме -- как в самих США, так и за их пределами. Несмотря на то, что пока Обаме удается соблюсти видимость политического консенсуса, шторм, способный в наихудшем для него варианте закончиться даже попыткой импичмента, похоже, не за горами.

Не то чтобы в этом был какой то особенный повод для радости. Перед тем, как Барак Обама был избран на второй срок, многие наблюдатели – демократы и республиканцы в Америке и менее вовлеченные в американскую политику люди за пределами этой страны, - отмечали, что одно из потенциальных и могучих его преимуществ – это способность по-новому посмотреть на глобальную политику. Сильная страна имеет не только права, но также обязанности и ответственность, и Обама казался тем лидером, который способен конвертировать американскую силу в некие глобальные перемены к лучшему. Он выглядел политиком, способным до известной степени воскресить и развить горбачевское «новое мышление». Но увы, похоже, что эти надежды будут похоронены в Сирии – как бы ни разрешилась складывающаяся там ситуация.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Реклама