Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Нобелевская премия по химии: с уклоном в информатику

11 октября 2013, 11:25 UTC+3 Александр Цыганов, обозреватель ИТАР-ТАСС
Премия была дана учёным из США Мартину Карплусу, Майклу Левитту и израильтянину Арье Варшелу за разработку "многошкальных моделей комплексных химических систем"
Материал из 1 страницы
AP Photo/Claudio Bresciani

AP Photo/Claudio Bresciani

Нобелевский комитет и на сей раз не подвёл: присуждение премий в этом году вновь не обошлось без саркастических ухмылок и пожимания плечами.

Теперь научная общественность качала головою по поводу премии за достижения в области химии. Она была дана учёным из США Мартину Карплусу, Майклу Левитту и израильтянину Арье Варшелу. За разработку "многошкальных моделей комплексных химических систем".

Забавно, но несколько первых часов после этого известия было невозможно получить комментарий - во всяком случае, у российских ведущих специалистов-химиков. Они просто не понимали наградной формулировки. И не в силу, естественно, недостатка образования или квалификации – на уровне академиков и директоров институтов РАН некомпетентных людей не бывает. "Я понимаю по отдельности все слова, - признался один из них в частном разговоре. – Я даже понимаю фразу. Я не понимаю только одного: о чём это?"

Как выяснилось позднее из объяснений самого Нобелевского комитета при Шведской королевской академии наук, достижение Нобелевских лауреатов состоит в перенесении химических экспериментов в киберпространство. Оказывается, ещё в 1970-е годы лауреаты "заложили основу для мощных программ, использующихся сегодня для понимания и прогнозирования химических процессов". "Химические реакции происходят сверхстремительно. В течение доли миллисекунды электроны перемещаются из одного ядра атома в другое", - добавили в комитете. И вот ныне с помощью методов, разработанных Карплусом, Левиттом и Варшедом, учёные при помощи компьютера могут наблюдать за химическими и в особенности за биохимическими процессами во всех подробностях. В реальном масштабе времени и модельно. Ну, в общем, как… Как в компьютере.

И тут – новое пожатие плечами. Компьютеры? Программы? Заложили основы?

Ну, про 70-е годы и какие тогда были компьютеры, говорить не будем. "Нобелевка" нередко вручается за достижения прошлых лет, тем более когда они воспрошены какими-то актуальными работами. И основы методики программирования, тоже, наверное, можно было заложить тогда, хотя то программирование и нынешнее, те программные языки и сегодняшние – если не палка против автомата Калашникова, то уж точно мушкет, из которого агенты кардинала бравого Портоса подстрелили.

Но при чём тут химия? Точнее – премия по химии? Это математика, кибернетика, информатика – что угодно, но не химия. Компьютерное наблюдение за реакциями – дело, несомненно, полезное, очень важное. Но в химии, упрощённо говоря, открытием являются сами реакции. Более широко – новые вещества, материалы, свойства, качества. Квазикристаллы – это да. Или свойства и функции рибосомы. Открытие проводимости в полимерах. Исследование механизма ионных каналов в клетке. Пусть даже неведомые широкой публике палладий-катализируемые реакции кросс-сочетания в органическом синтезе. Вот это – химия. А, простите, исполняемые модули, последовательность кодов и всяческие полиморфные типизации – это нечто другое.

"Это могла быть премия по математике, по программированию, по информатике какой-нибудь, - отметил также в частном ("ну, понимаете, есть же этика, не хочу обидеть коллег") отзыве один из ведущих российских физико-химиков. – Но поскольку "нобелевок" за это нет, вот, видимо, комитет решил хоть таким образом заполнить "вакансии" в области химии".

Примечательно, что это мнение едва ли не дословно совпало с реакцией одного из награждённых. "Жаль, что не существует Нобелевской премии в области информатики", - буквально заявил Майкл Левитт. И добавил, что удивлён был очень, а потому ощущал себя так, будто "выпил за раз пять чашек двойного эспрессо".

Правда, справедливости ради необходимо отметить, что завотделом кинетики и катализа Института проблем химической физики РАН Александр Шестаков всё же определил работы лауреатов как вклад в "развитие молекулярной химической динамики". "Стало возможным исследовать методом компьютерного моделирования онкогенные мутации ключевых белков, - рассказал он. – У них большое будущее. Данные методы также с успехом используются для понимания структуры сложных полимерных систем - крайне важной задачи при получении новых полимерных материалов, в том числе наноматериалов".

Нет, профессор Левитт, конечно, прав, отметив, что "компьютеры в биологии не были оценены по достоинству, сейчас ситуация изменилась", и что "биология очень сложная наука, и компьютеры служат величайшим инструментом в её познании". Однако компьютером как инструментом пользуются во всех областях науки. Даже в философии. И тот же Шестаков, в целом положительно отнёсшийся к известию из Стокгольма, отметил: "Вообще, эти программы всеядны: их можно применять к любым атомно-молекулярным системам, следует только задать имеющиеся в них химические связи".

Вот именно. Компьютер и программа для него - всего  лишь инструмент для открытия. Но не само открытие. Но после премии этого года возникает законный вопрос: а почему "нобелевку" по литературе отдали новеллистке Элис Мунро – а не, скажем, создателям программы "Майкрософт ворд"? А нобелевскую премию мира – программистам систем стратегических ядерных сил?

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама