Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Грузинский тандем: Иванишвили определил двух преемников

2 ноября 2013, 20:46 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)
Иванишвили уходит из большой грузинской политики, но имена новых президента и премьера говорят о том, что править Грузией будет по-прежнему он
Материал из 1 страницы
ИТАР-ТАСС/Александр Казаков

ИТАР-ТАСС/Александр Казаков

Процедура смены власти в Грузии приблизилась к финалу: меньше чем через неделю после президентских выборов 27 октября стала известна кандидатура будущего главы кабинета министров. Им станет Ираклий Гарибашвили. Нынешний премьер страны, Бидзина Иванишвили, уходит из большой грузинской политики, но имена новых президента и премьера говорят о том, что править Грузией будет по-прежнему именно он.

Длившееся год двоевластие в Грузии закончилось. Если до сих пор правительство и большинство в парламенте контролировала коалиция «Грузинская мечта», а офис президента занимал ушедший в оппозицию Михаил Саакашвили, то теперь «Мечта» заняла все господствующие высоты в грузинской политике.

Затевая конституционную реформу, Михаил Саакашвили рассчитывал, что  при удаче «Единого национального движения» в парламентской кампании он сможет пересесть в кресло премьера и сохранить в своих руках основные рычаги управления страной. Избиратели решили иначе – ЕНД проиграло выборы, и Саакашвили остался в странном положении президента, который ограничил свои собственные полномочия и ушел в оппозицию кабинету и парламентскому большинству.

Бидзина Иванишвили, ставший премьером Грузии в результате все тех же парламентских выборов, не стал бороться за формально высший государственный пост президента. Более того, он решил покинуть и второй пост, который из-за задуманной Саакашвили конституционной реформы теперь значит даже больше, чем первый.

До конца сложно понять, что мотивировало это решение Иванишвили об уходе, но с чисто эмоциональной точки зрения можно предположить, что определенную роль сыграли две картины, увиденные им самим – со сравнительно небольшой разницей во времени. Сначала это были улицы, полные грузин, скандирующих имя «Миша!» А совсем скоро те же люди на тех же улицах кричали уже «Миша, уходи!»

Иванишвили уходит, не дожидаясь, когда его, как Саакашвили, будут об этом просить – тем более, что помимо криков вслед уходящий президент может столкнуться со вполне реальными перспективами судебного преследования. Но чтобы понять, что Иванишвили на самом деле уходит совсем недалеко, достаточно повнимательней взглянуть на будущего президента и будущего премьера. Они все еще именно будущие, поскольку инаугурация победителя октябрьских выборов намечена на 17 ноября, и смена кабинета будет календарно привязана именно к этому событию.

Георгий Маргвелашвили, теперь уже бывший министр образования в правительстве Иванишвили, не относится к ближайшему кругу премьера. До второй половины 2000-х он немало делал для команды Михаила Саакашвили, но сохранил практически безупречную репутацию. Тем не менее, одной репутации было бы мало, чтобы выиграть выборы президента в первом туре со счетом 62%, второе обогнав ближайшего соперника. Для такой победы было нужно, чтобы сам популярный премьер Иванишвили выступил за кандидата. И он сделал это, превратив победу Маргвелашвили 27 октября в свою собственную.

Будущий премьер Ираклий Гарибашвили – человек ближайшего к Иванишвили круга. Ему 31 год, после Тбилисского университета он уехал в Сорбонну, а когда вернулся в Грузию – это произошло сразу после «революции роз» - стал работать в благотворительном фонде «Карту», рука об руку с Иванишвили. 25 октября прошлого года президент фонда «Карту» стал министром внутренних дел Грузии. Полицейская система, созданная и настроенная всесильным Вано Мерабишвили, перешла в руки человека, который не работал ни в полиции, ни в политике вообще, но зато заверил, что одно с другим в Грузии отныне связано не будет.

«Грузинская мечта» все еще полна лидеров, которые смотрелись бы ярче и на посту президента, и в качестве кандидата в премьеры – взять хотя бы министра обороны Ираклия Аласания. Но Бидзина Иванишвили предпочел харизматикам технические фигуры без собственных амбиций, не скрывая, по сути дела, что уходя с поста премьера, он намерен не просто остаться в грузинской политике, а продолжать играть в ней одну из ведущих партий.

Впрочем, у такого хода есть и определенные минусы. Коалиция, приведшая Иванишвили к власти, держится вокруг его персоны. Именно он обеспечивает существование относительного консенсуса в ее разрозненных рядах. Уходя с поста премьера, он вынимает из каркаса коалиции один из несущих элементов. При этом другие лидеры коалиции, которые рассчитывали извлечь из нынешней окончательной победы «Мечты» свои собственные политические дивиденды, остаются ни с чем – и значит, раздражены. Между тем, технический премьер в тандеме с техническим президентом могут более менее функционировать в институциональном плане только при наличии крепкого парламентского большинства.

В каком состоянии парламентский актив «Мечты», станет понятно, когда начнется формирование нового кабинета министров: если коалиция посыплется, процесс уже в этой фазе станет проблематичным. Но даже если этот первый ход коалиция еще окажется в состоянии сделать сообща, распад ее, по сути, предопределен. При этом около 40% парламента контролируется националами.

Вопрос о том, как долго просуществует «Мечта» после ухода Бидзины Иванишвили с поста премьера – один из главных в новом грузинском политическом сезоне. Но важней него вопрос о том, кто войдет в будущий кабинет и какими будут принципы его формирования: профессионализм или традиционные для «дореволюционной» Грузии связи с «нужными людьми».

Показать еще
В других СМИ
Реклама
Реклама