Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Сертификация Сил быстрого реагирования никак не связана с успехом или победой на учениях - Мишель Яковлефф

9 ноября 2013, 14:37 UTC+3 Денис Дубровин (ИТАР-ТАСС, Брюссель)
Учения "Steadfast Jazz" проходили на 11 полигонах в Польше и странах Балтии
Поделиться
Материал из 1 страницы
Мишель Яковлефф. Фото из архива НАТО

Мишель Яковлефф. Фото из архива НАТО

Крупнейшие с начала века военные учения НАТО "Стэдфаст джаз" /Steadfast Jazz/ завершились в субботу в Восточной Европе. Учения проходили на 11 полигонах в Польше и странах Балтии с участием свыше 6 тысяч военных 350 бронемашин, 13 кораблей и более 50 самолетов и вертолетов. В командно-штабной части учений участвовали развернутые в полевых условиях 8 штабов. Верховный главнокомандующий объединенными вооруженными силами /ОВС/ НАТО в Европе Филипп Бридлав заявил, что все задачи учений успешно выполнены, и руководивший маневрами Штаб объединенной группировки ОВС НАТО Брюнсюм /Нидерланды/ будет сертифицирован для командования Силами реагирования альянса ротации 2014 года. 

Сценарий и ход учений прокомментировал в эксклюзивном интервью ИТАР-ТАСС замначальника штаба Брюнсюм генерал-майор французских вооруженных сил Мишель Яковлефф, дед которого был выходцем из России.

- Господин Яковлефф, кто был ваш противник на этих учениях?

 - Добрый вечер. Противник исключительно искусственный, это вымышленная страна под названием Ботния, которая напала на Эстонию.

- Но в процессе учений, кто играл против вас? Как вы синтезировали действия противника?

 - В реальности эту работу выполняет специальная команда, находящаяся в Объединенном боевом центре в Ставенгере в Норвегии, который занимается менеджментом или управлением сценария. Они имеют политические цели, оперативные цели, и они оперируют имеющимися в их распоряжении войсками и силами, надеясь достичь своих целей.

- А они могут выиграть?

 - Вопрос выиграть или нет, в сущности, не в центре внимания учений. Например, в ходе маневров мы не ставили перед собой задачу добиться окончательной победы в этом военном конфликте. Наша задача провести тренировку, проверить наши процедуры и возможности в рамках общевойсковой операции, с участием морских, наземных, воздушных сил, а также сил специального назначения. Мы также обеспечиваем симуляцию политической, информационной и медийной среды. Эти учения посвящены выработке решений, причем выработке хороших решений. Мы справедливы и в принципе мы должны выиграть, но истина учений не в том, выиграли мы, или проиграли. Вопрос, повысили ли мы свою боевую подготовку. Возьмем, к примеру, атлета, который бежит по дорожке. Он стремится повысить свои показатели, и это не тоже самое, что выиграть. В принципе, мы завершили активную фазу этих учений военным успехом, но не концом войны. Мы должны были добиться первого военного преимущества, но не окончательной победы. Мы не доводим учения до стадии декларации о победе, что мы возвращаемся домой, надавав всем по физиономии.

- Параллельно военным учениям вы смоделировали военно-пропагандистскую кампанию альянса по сопровождению своих военных  действий и их представлению всему миру. Например был создан целый блок телевизионных псевдоновостных передач о вторжении сил Ботнии в Эстонию. Кто занимается этой работой и насколько она входит в общий план учений?

 - Сначала давайте разберемся. Вы употребляете термин «пропаганда» в негативном смысле, или исключительно как технический термин?

- Конечно же, как чисто технический термин. И?

 - ОКей. В НАТО мы не говорим о пропаганде. Любые учения, это всегда  медийная акция, которая предназначена для стран-членов НАТО. Ее задача продемонстрировать, что мы достойны доверия как военно-политический альянс. Чтобы быть достойными доверия как военный альянс, необходима хорошая доза уверенности, что с технической, военной точки зрения наши штабы работают профессионально и хорошо. Первая цель этих учений – подготовить штабной персонал. Вторая - способствовать повышению доверия к альянсу, мы проводим четкую демонстрацию наших возможностей, что альянс умеет заниматься урегулированием кризиса такого масштаба. Мы должны показать это тем, кто хочет нас услышать или увидеть.    

 

Работой по укреплению доверия к альянсу вместе с военными занималась служба публичной дипломатии НАТО. Еще до начала учений она приступила к созданию серии телесюжетов псевдоновстей, рассказывающих о начавшихся за два месяца до войны  политическом, экономическом и социальном кризисе в Ботнии - стране, расположенной, на территории Скандинавии. Согласно этим сюжетам, речь шла о крупной региональной державе, "обладающей значительными запасами нефти и газа". В коротких, энергичных и высокопрофессиональных "телесюжеты", емко и убедительно подана история, как внутренние проблемы толкнули руководство Ботнии на вторжение на территорию Эстонии. Оно началось с высадки ботнийских сил на небольшом острове близ побережья, который должен был стать плацдармом для вторжения на континентальную часть страны. На этой стадии НАТО вводит в действие 5-ю статью Вашингтонского договора о  коллективной обороне и приступает к переброске своих сил в Эстонию, с чего и началась собственно командно-щтабная часть учений "Стэдфаст джаз".

Не лишне отметить, что специалисты по коммуникациям НАТО не ограничились теленовостями, но и смоделировали очень правдоподобную реакцию социальных сетей на "обострение обстановки" и "надвигающуюся войну".

 

- А как получилось, что ваши штабы тренируются в Латвии, а ваши солдаты в Польше?

- Это естественно в масштабе театра военных действий. Штаб такого уровня не может быть размещен в 200 метрах от линии фронта. В любой военной операции, например в Сталинградской битве штаб всей операции не находился в Сталинграде, а был расположен очень далеко. Так что даже с исторической точки зрения тот факт, что штаб не находится в соседнем окопе от пехотинца, это не удивительно. Здесь у нас вполне разумное расстояние.

- Сколько времени велась подготовка к этим учениям?

- Подготовка это такая штука, которая осуществляется поэтапно. Что касается штаба, к которому я принадлежу, он провел более половины всей подготовительной работы. Которая ведется с апреля месяца.

- Кому принадлежит решение, насколько успешными были маневры и будут ли сертифицированы Силы быстрого реагирования НАТО на 2014 год?

- Сертификация Сил быстрого реагирования никак не связана с успехом или победой на учениях. Для этого от нас не требуют победы. Сертификация основана на глубоко технических критериях, в частности связанных со скоростью и эффективностью процесса принятия решений, быстротой выполнения приказов, уровнем взаимодействия и координации действий, а также интеграции военных действий с политическим, медийным и дипломатическим аспектом кризиса. Конечно мы стремимся выиграть войну, но как тот атлет, мы в первую очередь стремимся научиться бежать еще быстрее.

 

Силы быстрого реагирования НАТО стали первым боевым соединением, находящимся в оперативном подчинении командования альянса на постоянной основе. До их создания в 2004 году у НАТО не было сил постоянной готовности, а только командные структуры. Для каждой миссии альянса его страны-члены создавали специальный контингент, на формирование которого уходило от нескольких недель до месяцев.

Сегодня в состав Сил быстрого реагирования НАТО входят пять основных компонентов - наземная бригада, состоящая из трех боевых групп, воздушная и морская группировки, спецназ и группа защиты от оружия массового поражения. Их общая численность составляет 13 тыс человек. В состав Сил быстрого реагирования НАТО входят на ротационной основе части и подразделения сил 28 стран альянса, продолжительность ротации - 12 месяцев.

Их задача - самостоятельное выполнение как гуманитарных, так и боевых миссий в любой точке мира по решению Совета НАТО. В случае участия в крупной боевой операции, Силы быстрого реагирования "должны обеспечить изначальный ответ альянса до формирования специального контингента союзников для этой операции".

 

Мишель Яковлефф предпочел не рассуждать на тему близости учений "Стэдфаст джаз" к российским границам, подчеркнув, что на политические темы должны говорить политики,

На этот вопрос ИТАР-ТАСС ответил генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен, который подчеркнул, что маневры не направлены против России.

"Мы делали то, что должны делать военные - тренировались и тестировали наши возможности, - пояснил Расмуссен. - Мы работаем над повышением способности сил альянса эффективно действовать совместно друг с другом".

Он также не исключил, что в будущем Россия и НАТО могли бы совместно проводить военные маневры. "Почему бы и нет?" - заявил он. Расмуссен "высоко оценил",  тот факт, что российские наблюдатели присутствовали на демонстрационной фазе учений, также как наблюдатели НАТО посещали российско-белорусские маневры  "Запад-2013" в сентябре этого года.

"Они все увидели своими глазами. Я ожидаю, что после этих учений у нас состоится дискуссия в Совете Россия-НАТО о том, как мы можем развить этот уровень транспарентности. Поскольку прозрачность и предсказуемость - это наилучший путь, чтобы преодолеть возможное недопонимание и ошибочные интерпретации действий друг друга", - заключил Расмуссен.

В свою очередь, глава делегации российского Генштаба, посетившей демонстрационную часть учений, выразил в беседе с корр.ИТАР-ТАСС признательность руководству НАТО за приглашение на эти маневры. "Это полезный опыт. Возможность увидеть элементы боевой подготовки сил альянса, обеспечения взаимодействия между контингентами различных государств, безусловно, представляет интерес", - заявил он.
"Приглашение наблюдателей на учения друг друга способствует повышению военной транспарентности и доверия между нами", - отметил он, напомнив, что Россия "дала возможность представителям НАТО увидеть наши учения "Запад-2013" в сентябре".
"Конечно, мы, военные, рассматриваем эти учения альянса исключительно с военной точки зрения, не затрагивая никакие политические аспекты", - заключил он, практически слово в слово повторив слова своего французского коллеги.

 


 

Учения "Стэдфаст джаз" открыли новую страницу в истории НАТО - возврат к практике крупных военных маневров в Европе. По имеющейся информации альянс уже приступил к планированию учений 2015 года на территории Испании, Италии и Португалии, в которых может принять участие 30-40 тысяч военных. Это обусловлено тем, что в 2014 году НАТО должна полностью завершить вывод своих войск из Афганистана, война в котором служила, в частности, важнейшим фактором боевой подготовки военных альянса. В мирное время НАТО нужны крупные учения, чтобы поддерживать способность военных стран альянса эффективно взаимодействовать друг с другом. Кроме того, программа этих учений должна стать идеологическим стержнем будущего развития НАТО, без которого военный альянс в мирное время и при отсутствии потенциального противника может утратить смысл своего существования. 

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Реклама