Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Пять сезонов мыса Желания Тамары Молодцовой

8 марта, 14:00 UTC+3

Полярница Тамара Молодцова не планировала отправляться на мыс Желания, но за пять лет сумела стать незаменимым работником "Русской Арктики" — инспектором, поваром и медсестрой в одном лице

Поделиться
Материал из 1 страницы
Тамара Молодцова

Тамара Молодцова

© Ирина Скалина/ТАСС

Тамара Молодцова из Архангельска — полярница. Она провела пять полевых сезонов на севере Новой Земли как инспектор национального парка "Русская Арктика" и зимовку на Земле Франца-Иосифа. О ней — очерк ТАСС.

Тамара Алексеевна сразу начинает говорить про "своих" на мысе Желания. Свои — это песцы, чайки, гагары, конечно же, медведи, а также прочие пернатые и мохнатые обитатели мыса Желания. "Я утречком на квадрик (квадроцикл. — Прим.) сяду, тихонечко поехала, территорию осмотрела — что как, кто где, кто с кем. Вот киты, например, появились. В этом году китов много было, и наблюдать их было можно прямо под берегом".

Инспектор "три в одном"

Тамара Алексеевна совсем не собиралась ехать в Арктику. Медсестра, диетолог, уже вышла на пенсию. В Арктику собрался муж — инспектором национального парка "Русская Арктика". На самый север Новой Земли — мыс Желания. По нему проходит граница между Баренцевым и Карским морями. В 2012 году там начинали обустраивать опорный пункт. Работа в Арктике сезонная, возможна только в летний период. Группе нужен был такой инспектор, чтобы мог и первую помощь оказать, и еду готовить, "три в одном", получается.

"Я вот и подумал: а почему бы Тамаре Алексеевне не поехать. Она у меня на подъем легкая. Предложил — она сразу: "Не-не-не!" — говорит Игорь Молодцов. "А потом думаю, — подхватывает Тамара Молодцова, — такой уникальной возможности больше не будет, люди большие деньги платят, чтобы Арктику посмотреть, а тут самой прочувствовать это". Так и отправилась на мыс Желания.

Первые дни на Новой Земле, говорит Тамара, не помнит совсем: как, что. Нужно было обустраиваться, все вместе ютились в маленькой комнатке, сама-то маленькая, а парни здоровенные. Еще и с крыши постоянно капало: "У нас там стол стоял, на нем тазики, дверь открываешь — тазики, везде тазики, иначе сразу лужа". Зато теперь быт обустроенный: и кают-компания, и новая баня прошлым летом сделана. По прежней, тоже неплохой, попрыгал медведь: в итоге на крыше вмятина, а трубу он, видимо, пытался унести с собой, но не смог выворотить.

Женщина с ружьем

Первый год ездили без оружия. Но это означает быть постоянно привязанным к базе. Пошли на курсы, купили ружья. "В детстве была мелкашка, держать, да, держала. Нет, стрелять, чтобы прицельно, не приходилось", — говорит Тамара.

На Новой Земле стреляла для привлечения или, наоборот, отвлечения внимания. Однажды двое из группы пошли чистить от мусора один из домиков старой полярной станции, Тамара была на базе и по привычке поглядывала в окна, где что происходит. Из моря вышла медведица с медвежатами, обогнула базу. Тамара схватилась за рацию, сообщить, что опасность, а в ответ тишина. Опять к окну, а медвежье семейство как раз к тому самому домику и нацелилось. Тамара выскочила, стала стрелять в воздух — не слышат. Ветер от них дует. Тазом погремела, уже медведи шумом заинтересовались, а коллеги не слышат. Пришлось к ним бежать. "Надеваю тапочки, и к ним. Пешком — квадроцикл уехал, но я знаю, где опасность, и могу обойти. Прибежала — что, не слышите, спрашиваю, нет, не слышим — отвечают".

Медведи: акробаты и приемыши

От медведей, как говорит Тамара, никогда не знаешь, чего ожидать: "Медвежатники (ученые, которые изучают медведей. — Прим.) повесили приманки на столбы деревянные, которые от воинской части остались, ждали-ждали, но нет, не было медведей. (Приманки) остались, ребята уехали. Стою как-то у окна, смотрю: по столбу ползет медведь (белый. — Прим.) Никогда я не думала, что белые медведи могут ползать!"

В 2014 году у базы парка было очень много медведей. Среди них медвежонок, судя по всему, сирота. Махонькой (с ударением на "о") его прозвали. Любопытный был, говорит Тамара, все нюхал, особенно соляркой почему-то интересовался. А однажды пришла медведица с совсем маленьким медвежонком, еще розовым даже. Махонька около них кружился, а через пару недель они все вместе пропали. "На следующий год я все окрестности объехала, все косточки посмотрела — нет, никто не погиб. А этим летом пришла медведица, которая вела себя интересно: солярку начала активно нюхать, в окна залазила, на маяке сидела. Мы ее Маняшей прозвали. Остальные-то медведи у моря держались. Я посмотрела: по возрасту на Махоньку похожа. И на берегу стала смотреть — она общается с медведицей, у которой взрослый медвежонок. Та на Маняшу рыкнет, она ее слушается, но не сказать, что семья… И ушли они так же, как Махонька тогда. Может, да, приемыш?"

Пернатые гости

Тамара рассказывает, что интересно заснять какую-нибудь редкую птицу. На пернатых у нее уже чутье. Год назад на базе месяц жил фотограф. "Я ему говорю: "Коля, смотри, там сова, надо сфотографировать". Он мне: "Нет, это пенек, я его уже снимал". А далеко! Я ему: "Нет, ты сними". Он послушался. Смотрим: точно, белая сова. Он скорее к ней бежать!"

В этом году на озере рядом с базой поселилось семейство краснозобых гагар. "Я каждый день за ними наблюдала, — рассказывает Тамара. — Самка с птенцом, самец приносит рыбешку. Самка протяжно кричит, зовет его. Он прилетит, скандально прокаркает, будто мужик, что, мол, отвлекаешь, на рыбалке я, рыбу сунет — и полетел". 

Выбраться с острова

Регулярного сообщения с севером Новой Земли нет. Полярников вывозят на экспедиционных или грузовых судах. На борт обычно надо взбираться по штормтрапу. Это чаще даже не веревочная лестница, а просто толстенная веревка с перекладинами. А сапоги — болотники — у Тамары на три размера больше ее собственного. В таких ноге соскользнуть очень просто. Плюс теплая экипировка, плюс спасательный жилет — все это ловкости не прибавляет. "У нас, когда мы с Новой Земли уходим осенью, погода обычно отвратительная. Надо забираться, ползти. Как-то я поднималась, ступенька оказалась плохо закреплена, и меня закрутило, спиной к борту, но успели сориентироваться, подняли".

Температура воды в Баренцевом море в это время около нуля. "В 13-м году у меня с собой собака была. Мы когда от берега уходили, так лодку мотыляло, что я глаза закрыла, собаку накрыла чем-то, чтоб не выскочила. Поднимали нас вместе с лодкой", — как рассказывает Молодцова, лучше всего выезжать с острова было в 2016 году, когда полярников с мыса Желания перевозили на судно вертолетом.

Зимовка и затмение на Земле Александры

На Земле Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа — самая северная суша России) в 2015 году Тамара Молодцова работала четыре месяца. Эту свою командировку с февраля по июнь она называет зимовкой, в отличие от привычных к тому времени летних сезонов на мысе Желания. "Было 1 апреля. Хочется же как-то разыграть. Ну и сообщили смене по рации, что входная дверь замерзла и в дом можно попасть только через крышу и балкончик на втором этаже. Никто даже и не подумал в дверь дернуться, все отправились через крышу. А я там с камерой стою, их снимаю", — смеется Тамара.

На Земле Александры в 2015 году Тамара Молодцова наблюдала полное солнечное затмение. Очень было в марте тогда холодно, дул сильный ветер. "Такой был треш! Ведь надо было момент поймать: там рассветы только начинались, а тут тебе еще и затмение. Но ощущение было не от того, что затмение, а от того, что ты где-то далеко…"

Пока, как уверяет Тамара, больше она в Арктику не собирается. Хватило. Но потом делает паузу. "Сезон начнется — начну страдать, фотографии смотреть, Махоньку вспоминать. Реветь начну. Не знаю, не знаю", — лукаво улыбается Тамара.

Добрости — совместная рубрика с "Жить", общероссийским социальным проектом, призванным поддержать людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации.

Ирина Скалина

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
Новости smi2.ru
Загрузка...
Реклама
Новости партнеров
Реклама