Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Перспективы Грузии после президентских выборов

28 октября 2013, 13:03 UTC+3 Иван Сухов, ИТАР-ТАСС, Москва
Общественный заказ на развитие борьбы с коррупцией, на продолжение совершенствования правоохранительной системы и на открытую экономику требует коррекции со стороны новой власти
Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото  ЕРА/ZURAB KURTSIKIDZE

Фото ЕРА/ZURAB KURTSIKIDZE

Состоявшиеся в воскресенье выборы президента Грузии не принесли сюрпризов: по предварительным данным Центризбиркома страны, убедительную победу в первом же туре одерживает кандидат коалиции «Грузинская мечта» Георгий Маргвелашвили. Этот результат - отражение определенного консенсуса, сложившегося в грузинском обществе.

Результат выборов означает, что уровень доверия премьеру Бидзине Иванишвили в грузинском обществе по-прежнему высок, даже спустя год после сенсационной победы «Грузинской мечты» на парламентских выборах. Грузия проголосовала так, как ее и просил премьер: за Маргвелашвили, и в первом же туре.

В какой-то мере это было голосование за Иванишвили: о победителе, в сущности, не известно ничего особенного, кроме того, что у него есть общепризнанная репутация порядочного человека и того, что на него пал выбор премьера, когда зашел разговор о выдвижении кандидатов в президенты. При этом по конституции кабинет министров должен сложить полномочия перед вновь избранным президентом, а Иванишвили анонсировал свой уход из большой политики и, как предполагается, вот-вот назовет кандидатуру своего преемника на премьерском посту. Впрочем, крепкий результат Георгия Маргвелашвили, который означает высокий рейтинг самого Бидзины Иванишвили, позволит Иванишвили сохранить существенное влияние на работу кабинета даже после ухода с должности.

Национальная повестка дня

Второе место прочно удерживает кандидат партии уходящего президента Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» Давид Бакрадзе (более 20%), и это свидетельствует о том, что ставший привычным для наблюдателей в течение последнего года грузинский политический ландшафт не будет сильно меняться. Националы показали существенное снижение рейтинга по сравнению с парламентскими выборами год назад: в парламенте их около 40%, Бакрадзе поддержали примерно вдвое меньше. Но для националов это скорее удача: большинство грузинских экспертов полагали, что их рейтинг за год снизился существенно заметнее.

40-процентный «пакет акций» националов в парламенте теперь выглядит несправедливо большим, и это теоретически дает основание для появления в политической повестке дня идеи досрочных парламентских выборов. Но вероятность того, что кто-то будет их последовательно добиваться, не так велика, как если бы националы не получили второго места. Третьему фавориту кампании - Нино Бурджанадзе (более 10%) - труднее будет ставить вопрос об изменении состава парламента с третьего места. Двух главных фигурантов - «Мечту» и ЕНД - ситуация более или менее устраивает, к тому же выборы - дело дорогое, а страна переживает в экономическом плане не лучший период.

Вероятность досрочных парламентских выборов увеличится, если коалиция «Грузинская мечта» даст трещину и распадется после ухода Иванишвили с поста премьера. Но пока результат выборов президента свидетельствует о существовании в Грузии определенного политического консенсуса, который едва ли поменяется даже в том случае, если парламент будет сформирован заново.

Суть этого консенсуса легче всего понять, если вспомнить, что вся тройка лидеров кампании - не только Бакрадзе, но и Маргвелашвили и Бурджанадзе - в разное время, но подолгу входили в число единомышленников уходящего президента Саакашвили. Даже открытые и активные противники националов признают, что значительная часть реформ, проведенных в Грузии за последние десять лет, была необходима и полезна. Разочарование в ЕНД и лично в Саакашвили, которое было показано на прошлогодних парламентских выборах, не в последнюю очередь было связано с тем, что президентская команда сама отступила от целей, заданных «революцией роз» 2003 года.

Борьба с коррупцией вылилась в уход коррупции с улиц на верхние этажи политического истеблишмента. Реформа правоохранительной системы - в избирательное применение государственной машины против политических противников, либерализация экономической сферы - в экономический спад и целый ряд историй о неправомерном отъеме бизнеса. Усилия, направленные на территориальную интеграцию, - в военную авантюру, которая надолго, если не навсегда отрезала от Грузии Абхазию и Южную Осетию.

Поэтому националы проиграли выборы в парламент и вчерашние выборы президента. Но общественный заказ на развитие борьбы с коррупцией, на продолжение совершенствования правоохранительной системы и на открытую экономику сохраняется. Речь на самом деле идет не об изменении курса, а о его коррекции.

Люди хотели бы видеть у власти тех, кто оказался там после «революции роз», но не дискредитировал себя близостью к власти в последний, неудачный для националов президентский срок Саакашвили.

За этих людей и голосуют. Это и есть общественный консенсус, более или менее гарантирующий сохранение в Грузии относительной политической стабильности.

Грузия – Россия: новые возможности

В отношении внешней политики этот общественный консенсус, похоже, также сформировался, и он отсылает к повестке дня, сложившейся после «революции роз»: речь идет о сближении с Европой.

Нормализация отношений с Россией, на которую и в Москве, и в Тбилиси очень надеялись после победы «Мечты» на выборах в парламент, не то чтобы не воспринимается в обществе как главный приоритет, просто у нее есть свои очевидные ограничители. Главный из них - вопрос о статусе Абхазии и Южной Осетии, по которому у России и Грузии взаимоисключающие позиции. К слову, нынешние выборы, наверное, первая президентская кампания в новейшей грузинской истории, в ходе которой вопрос о территориях не входил в число наиболее активно обсуждаемых. Это можно считать признаком спада внутриполитического интереса к Абхазии и Южной Осетии, которые де-факто не относятся к Грузии уже 20 лет.

Тем не менее прогресс в российско-грузинских отношениях, пусть и не такой стремительный, как думалось год назад, есть. А если учесть, что конфликт не спадал во многом, как принято считать, из-за категорически негативного восприятия в Москве персонально президента Михаила Саакашвили, то можно предположить, что его уход откроет новые возможности для развития отношений между двумя главными кавказскими странами.

Показать еще
Поделиться
В других СМИ
Реклама
Реклама