Закрыть фоторежим
Закрыть фоторежим
Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Перемена мест слагаемых: президентские выборы в Грузии снизят ожидания сближения с Россией

28 сентября 2013, 23:01 UTC+3 Иван Сухов (ИТАР-ТАСС, Москва)

ЦИК Грузии зарегистрировал 23 кандидата в президенты

Поделиться
Материал из 1 страницы
Фото ЕРА/ZURAB KURTSIKIDZE

Фото ЕРА/ZURAB KURTSIKIDZE

Грузия вступает на финишную прямую президентской гонки. Принять участие в битве за офис в новой, построенной при Михаиле Саакашвили, резиденции над Курой, намерены 23 кандидата – это рекордное число для постсоветской истории страны. Реальных претендентов, разумеется, существенно меньше – но кто бы из них ни победил, Грузию, судя по всему, ожидают сложные времена, а грузино-российское политическое сближение будет в очередной раз отложено.

Прошлой осенью, когда на выборах в грузинский парламент неожиданно победила оппозиционная коалиция "Грузинская мечта", и в Тбилиси, и в Москве возникла настоящая эйфория, связанная с ожиданием улучшения отношений между двумя странами.

Ожидания были естественными. Отношения, ухудшавшиеся несколько лет, замерли в точке замерзания после войны в августе 2008 года и признания с российской стороны суверенитета Абхазии и Южной Осетии. Поскольку по обе стороны границы существовало широко распространенное мнение, что во всем виноват президент Грузии Михаил Саакашвили, первое серьезное политическое поражение, которое он понес от "Мечты", конечно же, дало основания для оптимизма.

Но и тогда, и особенно сейчас, по прошествии года, очевидно, что вопрос Абхазии и Южной Осетии останется камнем преткновения для двусторонних отношений России и Грузии еще в течение неопределенно долгого срока. Президентская гонка, собственно, кладет конец этим объективно завышенным ожиданиям годичной давности. Никто из кандидатов в президенты не изъявил готовности обсуждать новую грузинскую индентичность в территориальных рамках образца второй половины 2008 года. Более того, каждый из серьезных претендентов на выигрыш счел своим долгом продемонстрировать – борьба за суверенитет над Абхазией и Южной Осетией, за территориальную целостность Грузии в границах 1991 года, будет продолжена во что бы то ни стало.

Пока Россия признает две маленькие республики – а сейчас нет оснований считать, что она отзовет признание, - это означает, что качественного прогресса в российско-грузинских делах ждать не приходится. Кто сомневается, может познакомиться подробней с официальной реакцией правительства Бидзины Иванишвили и внешнеполитического ведомства, руководимого Майей Панджикидзе, на скандал в окрестностях села Дици в Ленингорском районе Южной Осетии, где российские пограничники при оборудовании линии границы перенесли ее, по грузинской версии, вглубь собственно грузинской территории.

Это более или менее консолидированная позиция "Грузинской мечты" - блока, победе которого на выборах в парламент год назад было принято так шумно радоваться в Москве.

Кандидат от этого блока, Георгий Маргвелашвили, набирает, согласно опросам, порядка 39% голосов избирателей – если бы выборы прошли в ближайшее воскресенье. Маргвелашвили, которого все без исключения воспринимают как кандидата "Мечты" и  выдвиженца лично Бидзины Иванишвили, значительно обгоняет всех своих конкурентов. Давид Бакрадзе, ведущий на выборы "Единое национальное движение" - партию Саакашвили, отстает от Маргвелашвили вдвое, а Нино Бурджанадзе, "железная леди" "революции роз" 2003 года – более чем втрое.

Строго говоря, примерно так и выглядит тройка фаворитов, и пока не сказать, чтобы были какие то основания ждать существенного изменения электорального рейтинга.

Что для России означает такое распределение избирательских симпатий? Во-первых, с большой вероятностью, крах очередной ставки в грузинской внутренней политике: представления о потенциале Бурджанадзе в Москве пока расходятся с мнением грузинских избирателей.

Во-вторых – опять-таки, с большой вероятностью, потому что предвыборный месяц многое может изменить, - уход со сцены националов, "Единого национального движения" Саакашвили. У Бакрадзе, который ведет ЕНД на президентские выборы, есть плюсы – он меньше других ассоциируется с теневой стороной итогов деятельности команды Саакашвили, - но есть и минусы – ЕНД выдвинуло его от безысходности, после того, как генсек партии, автор прославленной грузинской полицейской реформы Вано Мерабеишвили оказался за решеткой. Бакрадзе едва ли под силу торпедировать кандидата "Мечты", который явно пользуется потенциалом все еще не угасшей эйфории годичной давности. А это значит, что блок Михаила Саакашвили уходит вместе с ним.

Это не значит, что ЕНД не вернется после перегруппировки. Это не значит, что сам Саакашвили не захочет в той или иной форме принять участие в политической борьбе. Но сегодня ЕНД отступает, и Саакашвили уходит.

И это, похоже, единственный результат нового цикла грузинской политики, способный обрадовать тех, кто внимательно следит за ней из Москвы.

Более того, в контексте подтвержденного на днях намерения Бидзины Иванишвили уйти из большой грузинской политики и покинуть пост премьера, возникает ощущение, что это и была единственная реальная цель победителей прошлогодних парламентских выборов.

С учетом того, что Маргвелашвили получает то, что он получает, только потому, что считается кандидатом Иванишвили, Грузию ждут непростые времена. Маргвелашвили был бы удобным техническим президентом для сильного премьера. Но если Иванишвили всерьез намерен его покинуть, значит, за позицию сильного премьера начнется борьба – ну, если Бидзина Иванишвили не решит, конечно, сыграть эпизод русской истории, связанный с отъездом царя Ивана Грозного в Александров, откуда его с плачем вновь позвали в Москву перепуганные бояре.

Но Иванишвили – далеко не Иван Грозный, а грузинский истеблишмент – не бояре. Если Иванишвили уйдет, - а это более чем вероятно, - на позицию сильного премьера при слабом президенте будет претендовать целый ряд заметных политиков, как из рядов "Мечты", так и из ЕНД, и из других сегментов грузинского политического спектра.

Кандидаты очевидны, и уже ясно, что в случае широко анонсированного ухода Иванишвили президентские выборы станут началом нового периода политической турбулентности в Грузии – и концом недлинного периода надежд на потепление отношений с Россией.

Ни один грузинский политик, борющийся за власть или старающийся ее удержать, не сможет себе позволить поменять официальный курс по отношению к Абхазии и Южной Осетии. Каждый из них будет не меньшим, а возможно, и большим унитаристом, чем Саакашвили – а если не будет, то неизбежно проиграет. Если учесть, что максимум патриотизма демонстрируется на выборах, то сейчас, за месяц до президентских выборов в Грузии, пора признать: время российско-грузинской политической оттепели заканчивается, так толком и не начавшись, и впереди, с большой вероятностью, новый период заморозков.

Показать еще
Поделиться
Новости smi2.ru
В других СМИ
Реклама
Загрузка...
Реклама